Пресс-конференция Сергея Удальцова

В Скатертном переулке возле пресс-центра «Росбалт» стояла очередь. Это журналисты пришли на пресс-конференцию с Сергеем Удальцовым, который провёл в местах лишения свободы четыре с половиной года за якобы организованные беспорядки на Болотной площади в 2012 году.

Сергей Удальцов поприветствовал собравшихся, и сразу сказал, что его жизненная позиция и отношение к власти не изменились за прошедшие годы. В стране за время его заключения не произошло позитивных изменений: проводится неолиберальный курс, который был ещё при Ельцине и который ведёт в тупик. В России огромное количество паразитов, господствует идеология потребителей, люди поклоняются деньгам.

Сегодня задача оппозиции в России осуществить левый поворот, на который есть запрос во всём мире. В противном случае страну ждёт или полнейшая деградация, куда нас ведёт нынешняя власть, или приход правых популистов. Удальцов подчеркнул, что стоит в жёсткой оппозиции к действующей власти. Президент не хочет или не может поставить на место зажравшиеся элиты. Борьба с коррупцией, не более, чем показуха.

Сергей Удальцов рассказал, что взаимодействие оппозиционеров в 2011-2012 годах имело успех. Либералы и умеренные адекватные националисты и левые силы были вместе, встречались, договаривались, действовали. Было удачное взаимодействие людей разных взглядов. Власть испугалась. К сожалению сегодня, эта консолидация во многом разрушена. Ситуацию надо исправлять. В первую очередь активизировать непарламентское левое движение, чем занимался Левый Фронт. Задача Левого Фронта – скоординировать все небольшие левые организации, собрать разрозненные группы воедино.

Сергей Станиславович коснулся темы выборов. Он считает, что левым силам в восемнадцатом году следует объединиться и выставить единого кандидата, это должно быть новое лицо. В обществе устали от старых. Сергей Удальцов будет призывать и Зюганова и Миронова и все другие левые организации поработать над этим. Иначе ослабнет левое движение, придут националисты и правые популисты, либеральные популисты, и для народа это ни к чему хорошему не приведёт.

Сергей Удальцов сказал, что сейчас в стране существует запрос не третью, левопатриотическую силу: «Я считаю, что позиция Левого фронта в 2011-2012 году была правильная. Сейчас коалиция развалена, консолидации нет. Это большая беда. Власть разобщает и стравливает людей. Моя задача восстановить взаимодействие по базовым вопросам защиты прав, свобод, экономических интересов. Надеюсь найти среди либералов такие силы и среди адекватных националистов-патриотов силы, которые будут готовы к взаимодействию. Сегодня, на мой взгляд, в России есть запрос на третью силу.

У нас есть власть. Владимир Владимирович Путин – ученик Собчака, ставленник Ельцина, придерживается неолиберальных экономических взглядов, в правительстве у него постоянно неолибералы. У нас есть прозападная оппозиция, которая уж очень сильно заигрывает перед западом, апеллируют с просьбой о помощи. Чуть ли не призывают к введению оккупационной администрации на территории Российской Федерации. Призывает вернуть Крым, подчиниться западу. Я считаю это недопустимо. В стране есть запрос на третью силу – левопатриотическую».

Говоря о Болотном деле, Сергей Удальцов сказал, что его итоги ещё не подведены. Он сообщил о намерении добиваться полного оправдания, ибо его и других товарищей обвинили в организации беспорядков, которые организовала сама власть 6 мая 2012 года на Болотной площади.

О своих отношениях с оппозиционерами Сергей Станиславович сказал следующее:

«У меня есть вопросы и к людям из стана оппозиции. Илья Пономарёв бегал в тот день и говорил, что надо прорывать оцепление полиции, мне было странно, для чего это делать? Естественно, когда следственный комитет обращался ко мне, дать на кого-то показания, я отвергал категорически такую возможность, но для понимания мы должны быть честны перед собой. На мой взгляд, поведение ряда оппозиционеров, когда Алексей Навальный за день до акции предлагал не идти на Болотную, а садиться возле кинотеатра Ударник. Я все силы потратил и Леонид мне помогал, чтобы убедить отказаться от этой затеи, и до конца это не удалось. Ведь нельзя людей подставлять под репрессии, чтобы их там избили. Что это? Недальновидность или сознательное стремление к провокационной деятельности? Я не знаю, я никого не хочу обвинять, но вы должны это знать, что не все такие белые и пушистые даже в оппозиции, потому что у нас сегодня тоже закрывают на многое глаза и надевают розовые очки. Если ты против Путина, то у тебя уже индульгенция от всего.

И сегодня я наблюдаю ситуации с массовыми акциями, ситуации с людьми: на мой взгляд их подставляют под молотилово, под эти дубинки, когда людей арестовывают и сажают. Что это? Может это такая стратегия, но я считаю, что с людьми так не стоит обращаться. Нельзя исключать, что это был какой-то разогрев, которым потом власти и воспользовались.

Ксения Собчак, которую называют «троянская лошадь в оппозиции», я боролся, чтобы её убрали, хотя бы с публичных выступлений, но не удалось. Она делает заявление в социальных сетях, что не ходите, там будут провокации. Вот и выстраивается некая картина, а уж не в связки ли были эти ребята и наши власти, которые перегородили нам проход на Болотную, создали этот узкий коридор?  Я в суде неоднократно говорил, если я такой коварный и организатор массовых беспорядков как вы здесь пытаетесь представить, почему же я сам полез в самую гущу и меня чуть не затоптали, ведь я мог погибнуть. Если мы оппозиция и обвиняем власть в нечестности, то мы не должны сами становиться на этот путь.

Изучая материалы своего уголовного дела, я просмотрел десятки часов видеозаписи, я всматривался, может там кто-то избивал полицейских? Там были явно провокаторы, кто-то кинул бутылку с зажигательной смесью. При том осмотре, который полиция производила при входе на площадь, ясно, что эти люди были специально туда запущены и сделали своё чёрное дело. И от этой одной бутылки следствие отталкиваясь, квалифицировало события, как массовые беспорядки. Но массовых беспорядков не было. Я не видел, чтобы ребята, которых потом осудили, делали что-то серьёзное. Конечно, это фарс.

Кое-кто говорил, что Удальцов сейчас выйдет, раскается. Мне не в чем каяться. Мы боролись за наши права. Мы хотели, чтобы в России стало чуть свободней, чуть легче. Что в этом плохого? Я думаю, все этого хотят, кто-то предпринимает усилия, а кто-то нет. Моя совесть чиста. Я сидел до звонка, мне заблокировали все возможности освободиться досрочно, но я и не пытался, я понимал, что это унижение. Что мне просить? Помилование мне предлагали писать, я не писал, мне перед ними оправдываться не в чем, мне не в чем каяться. Мы продолжаем борьбу за консолидацию оппозиции, за консолидацию левого движения. Все свои силы буду на это отдавать. Я не сломлен, я не пересмотрел свои взгляды. Я честен перед собой. Все эти вбросы про деньги, про грузин. Чем больше времени проходит, тем большим фарсом всё это выглядит. Мы продолжим борьбу за консолидацию оппозиции и левого движения. Рядовые активисты – честные люди. Помогали семье, жене материально и морально. С ними будем идти вперёд. Огромная благодарность. От вождей поддержки особо не было.

Левый фронт будет реализован. Сейчас надо осмотреться, а не лезть митинговать.

Уличный протест – нормальная составляющая общества. Социальные вопросы, социальный протест будет разрастаться. Скоро 7 ноября — 100-летие Великой Октябрьской Социалистической революции. Было бы правильно хоть в этот день отказаться от дрязг и провести мощную единую по всей стране акцию. Показать: то, что было тогда не забыто, переосмыслено, и идеалы, за которые тогда люди боролись актуальны сегодня не только в России, но и во всём мире. Мы за мирный конструктивный протест. И не сторонники провокаций и конфронтаций.

У нас большой потенциал и власть это понимает. Сегодня мой подъезд облили краской, написали: «Предатель России вернулся из зоны». Значит, меня не забыли и это мобилизует».

Сергей Удальцов рассказал о современной исправительной системе. Это не та зона, что описана у Солженицына и Шаламова. Явного бесправия нет. Сотрудники стараются держаться в рамках закона. В девяностые годы и до середины двухтысячных в тюрьмах избивали и запугивали. Правозащитники добились, что в тюрьмах не бьют и три раза кормят. Но в тюрьме тяжело. Люди в тюрьме деградируют, не находят чем заняться. Нужна социализация зеков. Нужна воспитательная работа и профпереобучение. В настоящее время уголовно-исправительная система неэффективна.

Люди в тюрьмах ждут амнистию. Многие сидят за ерунду, украли консервы, майонез. Надо чтобы люди сидели меньше, а исправительный эффект был больше.

В тюрьмах 40% наркоманы. Разговоры, «как выйду – уколюсь». В тюрьмах много невиновных по сфабрикованным делам. Молодёжь слабо образована.

Условия досрочного освобождения плохо прописаны, размыто. Досрочное освобождение можно купить и за деньги.

Коснулся Сергей Удальцов условий нахождения в изоляторе. По его словам там сидеть тяжелее. С 2013 года в Государственной Думе лежит проект закона о том, чтобы день нахождения в следственном изоляторе засчитывался за полтора или за два дня.

 

Далее Сергей Удальцов ответил на вопросы.

 

Его спросили: «Власть в 2014 году консолидировала общество, присоединив Крым. Вы поддерживаете власть, здесь налицо противоречие».

Сергей Удальцов: «Диалектика жизни сложна. Я поддержал решение жителей Крыма. Воля крымчан быть с Россией. Если мы настоящие демократы, то для нас воля народа священна. Решение крымчан поддержал президент. Это не значит, что после этого мы полюбили Путина. Власти России вели недальновидную политику и упустили Украину. Русские и украинцы – два братских народа. Надо жить в мире, во взаимопомощи, вместе, в Союзе, а не разжигать рознь».

 

Вопрос: «Насколько вы были оторваны от жизни? Был ли доступ в интернет, книги? О чём говорили? Как к вам относились?»

Сергей Удальцов: «Отношение к политическим заключённым уважительное. На интуитивном уровне я чувствовал поддержку своим идеям. Ограничения были: интернет и телефон в колонии запрещены, точнее, доступ к ним сильно ограничен. Я занимался самообразованием, читал классику. В тюрьме хорошая библиотека».

 

Поступил вопрос, касающийся ситуации в Новороссии.

Сергей Удальцов ответил: «Эти люди герои – они защищают свою землю. Там нет прямого вторжения российских вооружённых сил. Туда уезжает много добровольцев из России помогать по зову сердца, они не могут смотреть, как убивают наших братьев».

 

Следующий вопрос касался ответственности оппозиции за события 6 мая. Удальцов ответил: «Я встречусь с Навальным, проговорю ситуацию, оценю для себя возможность дальнейшего взаимодействия. Если я не получу ответа и у меня будут сомнения в искренности этих людей, как они действуют, самостоятельны они в своих решениях или это очередные марионетки. Непонятно зачем они подставляют людей под репрессии. Какова конечная цель? Если получу понимание, значит это взаимодействие возможно, если нет, значит невозможно, вот и всё. У меня много вопросов, буду разбираться. Мне непонятна их позиция. Мы уже сталкивались с тем, что Ельцин боролся с привилегиями, все закрывали глаза на то, что он изрядно выпивает, была такая волна популизма.

Что касается системной оппозиции, я будем общаться и стараться, чтобы она стала более активной. Важно чтобы к монополии на власть не возникла монополия на оппозицию».

 

На вопрос о выборах в муниципальные советы Сергей Удальцов ответил: «Я наблюдаю огромную активность, и это прекрасно. Чем больше независимых неравнодушных людей пройдёт, тем больше шансов влиять на улучшение ситуации».

 

Следующий вопрос был о том, намерен ли Сергей Станиславович создавать партию, и есть ли у него отделения в регионах.

Удальцов: «Организация необходима, вопрос в каком формате. Партии по канонам двадцатого века не всегда эффективны. На мой взгляд, сегодня гораздо эффективнее сетевые организации, где сильно развита низовая инициатива, горизонтальные связи.  Левый Фронт по такому пути и развивался. Есть очень много левых региональных организаций, независимые профсоюзы, социальные движения, они разрознены и действуют сами по себе. Будем двигаться в этом направлении. Партии у нас есть, давайте их совершенствовать. Я готов взаимодействовать с КПРФ и со Справедливой Россией.

 

На вопрос о грядущих выборах президента, Сергей Удальцов ответил следующее: «Власть меняет избирательное законодательство и трансформирует его как шулер. На избирательных участках допускаются вбросы, отсекаются неугодные кандидаты. Это нечестные выборы. Самой правильной позицией был бы консолидированный бойкот таких выборов. Но, как показывает практика, соблазн велик. Партии не готовы на такой шаг. Тогда можно активно использовать выборы, чтобы показать новое лицо оппозиции. Выдвинуть единого нового кандидата. Есть достойные люди. Буду призывать к этому КПРФ и Справедливую Россию».

 

«У вас есть вопросы к Навальному, Пономарёву, Собчак, которые касаются событий весны 2012 года. Почему вы не задали эти вопросы ранее?» — прозвучал вопрос.

Удальцов: «В 2012 году мы спорили долго и энергично. Я считал неправильным выносить такие вопросы на публичное обсуждение. Но эти вопросы так и остались без ответа».

В отношении Лебедева Сергей Удальцов сказал: «Своё мнение я высказал уже тогда. Он сломался, по отношению к нам это было подло. Пусть живёт как жил. Бог ему судья. Для меня этого человека нет».

 

На вопрос о своей информированности, и не витает ли он в иллюзиях, которые сформировались в местах лишения свободы, Удальцов ответил, что он получал основной массив информации из официальных СМИ.

 

Сергей Удальцов назвал развал Советского Союза трагедией. Сказал, что надо восстанавливать дружбу народов, взаимопомощь. Выразил надежду, что сегодняшний чёрный этап в отношениях России и Украины будет преодолён.

 

В конце пресс-конференции, Удальцов поблагодарил слушателей, сказал, что получил много позитива. Говорил от души. «Здоровые честные прогрессивные силы в России возобладают. Россия великая страна и потенциал её огромен. Надо делать всё, чтобы потенциал реализовался», — закончил Сергей Удальцов.

 

Пресс-служба МГК КПРФ

ПОДЕЛИТЬСЯ:  
  • Очень интересная фигура! Я признаться совсем о нем не знала…
    В годы, когда он активно действовал, сама была в отрыве от социальной жизни… В последнее время многие стали жаловаться на уныние и серость в политике нашей страны. А тут такое!

  • Dmitry Naumenko

    Сергей, я как член КПРФ, поздравляю Вас с выходом на свободу, на пресс конференции Вы говорили правильные левые мысли. Правильно, мы разрознены. 6 мая 2012 года, я с товарищами был у кинотеатра «Ударник», нас не пускали на болотную, создав горлышко. Провокаторы сделали своё чёрное дело. Один из примеров: провокатор, седой мужчина, находился возле «космонавтов» и призывал бить народ! У меня до сих пор слышится его голос со словами: Бей народ, бей народ, бей народ. Мы его, с моим товарищем, «у смерили» и он ретировался. А с Навальным и Путиным с его командой, нам не по пути. На выборах 2018 года нам нужен единый кандидат от левопатриотических сил, НОВАЯ личность! Мы с Вами!

  • Вячеслав Маньшин

    Я увел своих людей из КПРФ именно из за того что там нет таких людей как Удальцов, а есть только погоня за ставками и мандатами.