В предыдущей статье мы, используя материалы выступлений таких деятелей как Лавр Корнилов и Александр Керенский на Государственном совещании в Москве, показали, как к середине 1917 года Россия действительно оказалась на грани катастрофы. Речь идёт и о крупномасштабных военных поражениях, и о нарастании дезинтеграционных процессов, и об экономическом крахе. Нами было отмечено, что только проведение революционных преобразований, воплощение в жизнь идей большевиков могло спасти ситуацию. Правда, некоторые полагают, будто программные предложения большевистской партии носили экстремистский/утопичный/разрушительный характер. И моментально задаются вопросом: «да какой вменяемый человек в здравом уме начнёт играть в такие опасные игры»?

На слуху рассуждения о том, что большевики, дескать, стремились «взять всё да поделить» и т.д. По мнению антисоветчиков, соответствующие предложения, мол, изначально попахивали «гражданской войной». И на протяжении более тридцати лет информационные рупоры буржуазии вбивают в сознание людей данную ложь.

Но как было на самом деле? В чём заключалась подлинная программа большевиков в экономической сфере? Насколько реализуемыми были соответствующие предложения? Вот перечень вопросов, на которые нам предстоит найти ответы. Именно этому будет посвящена данная статья.

На наш взгляд, сперва следует ознакомиться с текстом Резолюции VI съезда РСДРП (б) «Об экономическом положении», утверждённой 3 (15) августа 1917 года. Сперва отмечено о катастрофическом положении России в социально-экономической сфере. Справедливо подчёркнуто, что первопричина данного явления – в несоответствии «между состоянием производительных сил и теми требованиями, которые предъявляет империалистическая война«. Вполне понятно, что речь идёт об отсталом характере российской экономике. В документе отмечено, что на протяжении трёхлетнего участия России во всемирной бойне (в 1914 – 1917 гг.) произошёл масштабный обвал экономики и падение жизненного уровня населения. В результате «страна уже падает в бездну окончательного экономического распада и гибели«.

В резолюции сказано о роли правящего класса в усугублении катастрофического положения России. Речь идёт о саботаже попыток установления государственного контроля над экономикой как со стороны буржуазии, так и со стороны управленческого аппарата. Вследствие фактического срыва государственного регулирования производства и распределения банковскими, торгово-промышленными кругами и чиновниками «ни одной серьёзной реформы ни в области общественного, ни в области государственного хозяйства сделано не было«.

О том, как осуществлялся саботаж со стороны экономических и бюрократических кругов, мы показали в ряде предыдущих статей.

Как видели большевики выход из сложившейся ситуации? В рассматриваемом нами документе подчёркнуто, что нужно ставить задачу выхода России из всемирной бойни, а также принятия мер, направленных на восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Причём речь шла о воссоздании экономического потенциала «не в интересах кучки финансовых олигархов, а в интересах рабочих и беднейших крестьян«.

Для того, чтобы поставить экономику на службу народу, а не олигархических группировок, требуется усиление государственного вмешательства в экономику (в частности, контроль над деятельностью финансово-промышленных групп). Но как это осуществить, когда государственный аппарат с головы до пят пронизан коррупцией, казнокрадством, когда управленцы саботируют попытки установления государственного контроля над производительными силами? Только с помощью кардинального изменения системы управления страной, лишения капитала не только экономической, но и политической власти. В.И. Ленин в своей работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» справедливо подчёркивал, что государство представляет собой организацию господствующего класса. Он отметил, что ключевой вопрос заключается в следующем – какой класс выступает в роли контролёра, а какой является контролируемым. В случае сохранения буржуазно-помещичьего государства неизбежен саботаж со стороны правящего класса, срыв попыток усиления государственного регулирования экономики, следовательно – усугубление экономической разрухи, обнищания народных масс. Поэтому и стоял вопрос о передаче всей полноты власти органам диктатуры пролетариата в лице Советов. Установление контроля со стороны народа над деятельностью экономических и управленческих кругов действительно могло бы существенным образом пресечь масштабы разворовывания государственных и общественных ресурсов.

Ровно та же мысль прослеживается в резолюции VI съезда РСДРП (б). Подчёркнуто, что «урегулирование производства в России может быть проведено лишь организацией, находящейся в руках пролетариев и полупролетариев, что предполагает переход в их руки и государственной власти«.

В области первоочередных задач в экономике поставлена цель проведения «национализации и централизации банковского дела«, а также «национализации ряда синдицированных предприятий (например, нефтяных, каменноугольных, сахарных, металлургических, а также транспорта)». Учитывая крайне тяжёлое состояние перечисленных отраслей, а также наличие такой задачи как их восстановления, требовавшей колоссальных финансовых затрат, можно утверждать, что предложение национализации было вполне обоснованным. Более того, ещё при царском режиме наблюдались тенденции усиления прямого вмешательства государства в экономическую сферу. Напомним, что ещё в довоенный период возникло множество государственно-монополистических объединений в целом ряде отраслей производства, обращения и распределения. А в годы Первой мировой войны данная тенденция активизировалась. Речь идёт не только о Военно-промышленных комитетах и особых совещаниях, в функции которых входило регулирование режима работы предприятий ключевых отраслей, требование от экономических кругов отчёта по реализации военных заказов, а также право реквизировать торговые и промышленные предприятия для оборонных нужд. Речь идёт об установлении государственных монополий в ключевых отраслях народного хозяйства. Как всё это разворачивалось при царском и при Временном правительствах, мы писали в отдельной статье.

Однако, как мы уже писали, соответствующие попытки потерпели крах ввиду фактического саботажа со стороны экономических кругов, а также в виду коррупции чиновничества. Поэтому и стоял вопрос о том, чтобы новоявленные государственно-монополистические объединения поставить под контроль общества. Собственно говоря, это и имел в виду Владимир Ленин, когда охарактеризовал социализм как «государственно-капиталистическую монополию, обращенную на пользу всего народа«.

Что конкретно было предложено для установления контроля над деятельностью государственных монополий со стороны Советов рабочих и солдатских депутатов? Читаем текст резолюции VI съезда РСДРП (б). Прежде всего, был поставлен вопрос об «установлении действительного рабочего контроля«. Подчёркнуто, что в контролирующие органы должны войти «представители Советов рабочих депутатов, профессиональных союзов и фабрично-заводских комитетов«, а также «представители технически научно образованного персонала«. Но как его следует осуществлять? Речь шла о развитии рабочего контроля «путем постепенно осуществляемых мер в полное регулирование производства«.

Как видим, речь шла о постепенном, продуманном характере осуществления революционных преобразований в экономике.

Каким виделся механизм осуществления рабочего контроля над производством? Сперва в качестве предварительной меры предусматривалась «отмена коммерческой тайны«. Это означало, что «книги торговцев, промышленников, банков должны быть открыты для контроля«. Подчёркивалось, что «периодически должен производиться учёт запасов и публикация во всеобщее сведение об имеющихся запасах с указанием предприятий, имеющих их«. В свою очередь, «сокрытие документов должно быть объявлено уголовно наказуемым«.

Говоря современным языком, вопрос стоял о принятии мер, направленных на повышение прозрачности финансовой деятельности государственно-монополистических структур, о проведении их аудита, ну и, разумеется, о пресечении финансовых нарушений со стороны последних.

В целях вывода России из финансового кризиса большевики выступали за «немедленное прекращение дальнейшего выпуска бумажных денег» (т.е., за прекращение использования «печатного станка», если говорить на современном языке), за «отказ от уплаты государственных долгов, как внешних, так и внутренних» при соблюдении «интересов мелких подписчиков«. В области налоговой политики были предложены такие меры как «введение поимущественного налога, налога на прирост имуществ и высоких косвенных налогов на предметы роскоши«, «постановка оценки доходов имуществ под действенный контроль как в центре, так и на местах«.

Кто-нибудь может объяснить, что в данной программе «экстремистское» и «утопичное»? Где здесь содержалось предложение «тотального истребления всех, кто ходит в галстуках», тех, кто «имеет определённое состояние»? Где здесь сказано про то, что надо «взять всё, да поделить»? Ничего этого здесь в рассматриваемой нами резолюции и в помине не было. Напротив, вышеизложенные предложения большевиков во многом носили компромиссный характер. Суть данного компромисса заключалась в следующем:

  1. Бывшие частные олигархические империи теперь превратились в государственно-капиталистические монополии и таковыми будут впредь.
  2. Деятельность государственных монополий будет поставлена под контроль органов народного контроля.
  3. Банкиры и промышленники могут продолжать работу, но теперь они обязаны обнародовать информацию о проводимых ими финансовых операциях и согласовывать их с народной властью, а также платить налоги за использование дорогого имущества и предметов роскоши.
  4. Любые финансовые аферы со стороны банковских и промышленных структур будут пресекаться.

Также следует отметить, что дальнейший ход мировой истории подтвердил правоту проанализированных нами предложений большевиков в области экономической политики. Дело в том, что в XX столетии целый ряд лидеров буржуазных государств так или иначе реализовали вышеперечисленные предложения. Разумеется, в США, в странах Европы и т.д. политическая власть осталась в руках класса капиталистов. Тем не менее, в экономической сфере зачастую использовались меры левого характера. Возьмём, к примеру, политику американского президента Ф.Д. Рузвельта, который, вытаскивая Соединённые штаты из «великой депрессии», де-факто взял на вооружение вышеизложенные предложения большевиков. В первую очередь сюда следует отнести  установление государственного контроля над банковской системой, выразившееся в проведении тотальной ревизии финансовых структур и в «отчистке» банковского рынка от «проблемных» игроков, в принятии «Закона Гласса-Стигалла«, запретившего, помимо всего прочего, коммерческим банкам работать с ценными бумагами, введшего регулирование процентных выплат по депозитным счетам, в регламентации размеров биржевого кредитов, а также в принятии «Закона Флетчера-Стигалла«, поставившего частные банки под жёсткий контроль со стороны федерально-резервной системы, а также саму ФРС (вкупе с банками) под контроль федерального правительства.

Также следует вспомнить и про принятие в 1935 году Акта о жёстком государственном регулировании держательских компаний в сфере отраслей общественного пользования. Добывающие отрасли действительно фактически оказались под управлением со стороны властей (компании, сосредоточенные в данных сферах, согласовывали свои действия с органами исполнительной и законодательной власти). Ровно то же самое относится и к ужесточению ответственности за экономические преступления. Разве об этом не свидетельствует такая мера как выписывание штрафов в многомиллиардных размерах (либо возбуждение уголовных дел) в отношении нефтяных компаний, замешанных в ценовом сговоре? А привлечение к ответственности при Рузвельте таких махинаторов как Лучано, Сол Зингер, Гарриман? И разве это привело к «гражданской войне»? Конечно нет!

Аналогичным образом дело обстояло в странах Европы и в послевоенный период. Все знают про национализацию банков и ключевых отраслей экономики, проведённых правительствами Великобритании, Франции и т.д. в указанное время (она проходила с помощью выкупа, а в отношении владельцев компаний, сотрудничавших с немецко-фашистскими оккупантами – путём конфискации, как поступили, к примеру, с владельцами «Рено»). Мы уж не будем пересказывать такие общеизвестные факты как усиление регулирования в банковской системе, в остальных экономических областях, утверждение прогрессивной шкалы подоходного налога. Тем не менее, отметим, что предпринятые правительствами меры, направленные на привлечение работников предприятий к контролю над производством (в частности, с помощью предоставления трудовым коллективам контролирующих функций, права иметь собственных представителей в совете директоров компании и т.д.) во многом были созвучны с тем, что предлагалось в 1917 году. Тем не менее, никакого «масштабного обвала экономики», равно как и никакой «гражданской бойни» не было.

А успешная политика правительства Примакова – Маслюкова в нашей стране в 1998 – 1999 гг.? В экономической сфере оно приняло меры, во многом аналогичные тем, которые предлагались большевистской партией в августе 1917 года. Это и косвенная попытка проведения национализации добывающих отраслей посредством создания единой государственной нефтяной компании, которой надлежало установить контроль над большей частью топливной сферы, и реальное наведение порядка в управлении государственными компаниями (например, «Росвооружением»), и установление контроля над деятельностью финансистов и сырьевых монополий посредством восстановления экспортных пошлин на нефть и газ, регулирования тарифов, усиления валютного контроля, и попыток привлечения к уголовной ответственности олигархов, замешанных в махинациях. И не было ни «гражданской войны», ни «окончательного разрушения экономики». Напротив, соответствующие меры благотворно сказались на социально-экономическом положении России.

Всё это в очередной раз доказывает, что предложения большевистской партии в области социально-экономической политики, выдвинутые в августе 1917 года, отнюдь не имели «утопичного» характера. А то, что произошло в 1918 – 1920 гг., — ответственность за это ложиться не на плечи Советской власти, а на прежний правящий класс, который, забыв о национальных интересах страны в порыве эгоистических устремлений, с помощью развёртывания кампании саботажа лишь ухудшил ситуацию и соединился с иностранными интервентами, а также на западный империализм, который стремился осуществить окончательный раздел России. Но об этом речь пойдёт в дальнейшем.

Михаил Чистый

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.