Потрясти толстосумов!

Публикуем материал, размещённый на Центральном сайте КПРФ.

12 октября на пленарном заседании был рассмотрен законопроект КПРФ о введении в нашей стране прогрессивного налогообложения. Во время обсуждения разгорелась бурная дискуссия, в которой активное участие приняли коммунисты. Приводим стенограмму выступлений.

Н.В. Арефьев, КПРФ:

— Спасибо, Вячеслав Викторович.

Уважаемые коллеги, мы рассматриваем закон, который коротко называется о прогрессивном подоходном налоге.

Прогрессивный подоходный налог — это не выдумка оппозиционных партий, он был введён ещё в 1894 году в Великобритании, затем в Германии, потом в России в 1916 году. Но после того как свершилась Октябрьская революция и не стало буржуазии, стало общенародное государство, он потерял свою актуальность, потому что сверхбогатых в Советском Союзе не было.

Затем этот закон появился в середине 90-х годов и просуществовал до 2002 года. Когда окрепла буржуазия и стала получать сверхдоходы, этот налог им стал мешать, и решили сделать так вот в этом зале: на 1 процент подняли общий подоходный налог и ликвидировали прогрессивный. В результате потом похвалились и сказали, что собираемость налогов даже улучшилась. Ну, да, вот этот 1 процент со всех, он покрыл ту недоимку, которую упразднили в виде прогрессивного подоходного налога.

Сегодня вносится фракцией Компартии налог прогрессивный по такой шкале: до 400 тысяч рублей в месяц налог остаётся 13 процентов, с 400 тысяч до миллиона в месяц — 30 процентов и после миллиона — 50 процентов. В принципе налог щадящий, потому что миллион рублей в месяц получать, в общем-то, стыдно, в то время, когда наше население, 90 процентов по Международной организации труда, находится за чертой бедности.

В принципе концепция этого закона заключается только в введении прогрессивной шкалы подоходного налога. А каким налог будет, это мы с вами решим здесь ко второму чтению. Можно сделать 40 процентов, можно сделать 20, можно 30, как угодно. Но я убежден в том, что сегодня этот прогрессивный налог должен быть.

В стране кризис, и 2008 года, и 2014 года, денег в бюджете не хватает. Мы вот сейчас посмотрели бюджет, который нам внесли. Видно, что там не хватает средств. Президент Российской Федерации уже дважды обратился к нам и сказал, что надо затягивать пояса. Да, надо. И их затянули. Но кому? Прежде всего, пенсионерам. В прошлом году, в 2016 году, не проиндексировали пенсии нашим пенсионерам и отобрали у них 7,5 тысячи рублей и так и не вернули. Сегодня их база от индексации уже на 7,5 тысячи меньше. В результате они продолжают получать не ту пенсию, которую надо было, а ту, которую им поставили.

Обидели инвалидов, чисто административным методом начали понижать им категорию инвалидности. В результате инвалиды третьей группы стали совершенно здоровыми, вот так их выздоровели.

В регионах начали принимать социальные кодексы для того, чтобы сэкономить на льготах. В результате у нас многие льготы были упразднены, и сегодня завалили письмами депутатов, почему эти льготы не оплачивают, если они в прошлом году были, а теперь их не стало.

Я вот только что приехал с Астраханской области, там придумали ещё очень хорошую идею. Значит, чтобы не платить льготы населению, решили каждого пенсионера обязать представить справки о том, что у него нет задолженности по коммунальным платежам, по кредитам, по всем, каким только возможно. И вот бегают старики теперь по разным ведомствам, собирают эти справки, чтобы доказать, что у него нет задолженности по обязательным платежам, чтобы получить копеечные льготы. Ну это просто издевательство над людьми, такого вообще-то предпринимать ну никак нельзя. Это что касается простого народа и пенсионеров.

Мы прекрасно знаем, в этом зале упразднили индексацию и для государственных служащих работающих, и для работающих пенсионеров, это всё не плюс, это всё минус.

Вы сами знаете, что в этом году за восемь месяцев уровень, жизненный уровень понизился на 1,2 процента, в прошлом году — на 6, а всего за три года — на 15. И здесь, с этой трибуны, когда выступал председатель правительства, он сказал, что для борьбы с инфляцией надо понижать жизненный уровень населения. Ну тогда уж надо понижать всем. Только почему-то населению понижают, а всем остальным пока ничего не понижают.

Вот смотрите, 200 олигархов в прошлом году заработали 100 миллиардов долларов. Это прибавили к своему состоянию. Их состояние общее составляет примерно такую же сумму, как все золотовалютные резервы нашей страны, и никто не морщится. У нас только за первое полугодие совет директоров, 11 человек в Газпроме, поделили между собой 1,7 миллиарда рублей и не поморщились.

Вы знаете, мы здесь говорили о том, что начальник почтовой службы себе выписал 200 миллионов премию в то время, когда почтальоны получают 4,5 тысячи рублей всего-навсего. Вот эта алчность, она должна как-то пресекаться.

Нельзя, чтобы ректор университета получал 10 миллионов, а профессор получал 24 тысячи. Нельзя этого допускать.

Во-первых, нам надо изменить систему оплаты труда, чтобы даже государственными средствами нельзя было играть вот так произвольно, ну а, во-вторых, прогрессивный подоходный налог, он как раз и будет забирать вот эту алчность неутолимую, и забирать в бюджет для того, чтобы не лишать нормальных льгот наше население.

Я считаю, что вот этот закон необходимо принимать. Мы уже созрели для этого. Бюджет трещит по швам. Я думаю, что если мы сегодня пообсуждаем, мы в каком-то виде, в каком-то объёме этот закон обязаны принять. Народ этого ждёт.

В.С. Шурчанов, КПРФ:

— Спасибо. Вот у меня вопрос ко всем докладчикам и содокладчику, уважаемому Андрею Михайловичу.

Вот почему мы сегодня считаем, что эти проекты законов предполагают только фискальную сторону, вот забрать как можно больше, по сути дела, налогов. Почему мы не рассматриваем совершенно другую очень интересную сторону этого вопроса, что введением прогрессивного налогообложения как раз позволяется перераспределять капитал в пользу экономического роста через прогрессивное налогообложение. То есть мы должны заставить тех людей, которые имеют высокие доходы раз они, вы правильно сказали, не хотят платить высокий, так сказать, подоходный налог, то пусть они вкладывают, вот в этом, мне кажется, самая главная экономическая суть, в общем-то, вот этого законопроекта и таких подходов.

Спасибо.

А.М. Макаров, «ЕР»:

— Валентин Сергеевич, понимаете, в чем всё дело. Мы в Государственной Думе обсуждаем все-таки не идею, мы обсуждаем законопроекты. И, если нам говорят, что давайте обсудим идею, идеи обсуждаются на научно-практических конференциях, а здесь предлагается принять закон, который должен не просто регулировать, а он должен реализовываться.

И вот реализовать этот закон не важно при каком эффекте положительном или отрицательном, я сейчас это не имею в виду, можно только в том случае, если мы делаем всех граждан, получающих доходы налогоплательщиками, мы убираем институт налогового агента. И весь смысл в том, что это абсолютно не зависит от того, какая будет ставка, прибавит она 1 процент или убавит 1 процент, потому что каждому придется объяснять, какого порога он не достиг и другого варианта нет. Это практика всего мира, это практика, которую, я надеюсь, мы никогда сломать не сможем, даже, если очень захочется.

Поэтому я повторяю, идеи, как заставить платить, можно обсуждать. Я думаю, что это идея главная — это обсуждение неотвратимости наказания, что кто-то не платит законно установленные налоги. Но для того чтобы наказать, безусловно, именно для этого и нужно иметь механизм, который позволяет это выявить. Вот то, что предлагается в законопроект, он убивает механизм, который позволяет выявлять нарушения по уплате подоходного налога.

Ещё раз говорю, вы знаете, на самом деле это Норберт Винер, а не я, всё-таки отец современной кибернетики в своё время сказал, что, даже человека можно передать по телеграфным проводам, просто трудности, которые мы встретим на этом пути, пока ещё превосходят наши возможности.

А.В. Горелкин, «ЕР»:

— У меня вопрос к докладчику от КПРФ.

Я правильно вас понимаю, что ставка 13 процентов для дохода до 400 тысяч рублей в месяц, это чтобы под высокую 30-процентную ставку не попала депутатская зарплата? Спасибо.

Н.В. Арефьев, КПРФ:

Ну, депутатская-то зарплата здесь, вообще-то, ни при чём, у нас такие зарплаты есть и у министров, и у субъектов хозяйственной деятельности, поэтому мы не брали именно эту сумму. Мы брали 400 тысяч, как наиболее среднюю у среднего класса. Вот эта сумма сложилась, как средний доход среднего класса, причём, месячная. (Аплодисменты.) Вот мы её и обложили налогом в 13 процентов.

Всё, что свыше до миллиона, это уже 30 процентов, а свыше миллиона — 50 процентов.

На эту тему можно поспорить, пожалуйста, давайте обсудим, давайте снизим, давайте прибавим, нет вопросов, я уже об этом говорил.

Д.И. Савельев, ЛДПР:

— Вопрос депутату Арефьеву. Николай Васильевич, вот в одном из первых вопросов, который задавал ваш коллега по фракции депутат Шурчанов, прозвучало то, что мы не обсуждаем здесь механизмов перераспределения вот этих налогов, которые предусматриваются при повышении налоговой ставки для богатых в пользу малообеспеченных граждан. Так вот, одним из механизмов такого перераспределения является как раз понижение налоговой ставки для малообеспеченных граждан при повышении ставки для богатых.

В своём же законопроекте вы предусматриваете изъятие сверхдоходов и богатых, и сверхбогатых людей, к чему, безусловно, я присоединяюсь, но вы при этом совершенно не предусматриваете облегчение налогового бремени для малообеспеченных граждан. При этом в той же Франции, на которую вы ссылаетесь в своей пояснительной записке, в которой доход от 6 тысяч евро в год вообще не облагается налогом, собственно говоря, вот вы как пример ставите, хотя там есть прогрессивная ставка.

Н.В. Арефьев, КПРФ:

— Ну, целью нашего законопроекта было, прежде всего, ограничить сверхдоходы. 13 процентов малоимущих — это второй этап мог быть, ко второму чтению.

Прежде всего, мы хотели, поскольку нам приказали затягивать пояса, ну вот я в своём докладе и доложил, кому надо затягивать пояса — не самым бедным и нищим, а вот тем, у кого миллиарды и миллионы.

Поэтому мы и выстроили нашу прогрессивную сетку от 400 до миллиона рублей. Причём эти деньги должны пойти в бюджет. Как раз бюджет должен был бы получить от введения нашего закона 4 триллиона 700 миллиардов рублей. Это как раз перекрыли бы весь дефицит бюджета регионов, все их долговые обязательства, и, в общем-то, эти деньги сыграли бы определённую роль. Может быть, и не надо было бы после этого изменять ставку налога на людей с доходом ниже прожиточного минимума или вообще с низкими доходами.

Поэтому цель была, прежде всего, наполнить бюджет за счёт сверхдоходов. А если эти сверхдоходы могли уйти в тень, то тогда эти средства всё равно пошли бы на развитие экономики в том предприятии, где этот олигарх работает. Так что убиваются сразу два зайца.

Н.В. Коломейцев, КПРФ:

— Уважаемый Андрей Михайлович, скажите, пожалуйста, вот вы так пламенно и ярко пытаетесь отстоять справедливость и объективность существования в единственной стране «двадцатки» России плоской шкалы, а почему-то вот все наши олигархи, на 90 процентов, имеют недвижимость в стране, которая в 1793 году ввела прогрессивную шкалу и от неё не отказывается, называется она Великобритания.

Поясните, пожалуйста, почему вот так красиво преподнесённые вами налоговые льготы не позволяют вот богатым людям взять, бросить этот туманный Альбион и вернуться в Россию, или Лазурный берег, или Кипр, почему у нас большая часть офшоров, несмотря на предпринятые нами с вами меры, пока являются привлекательными, не вина ли это бюджетного комитета в этом?

А.М. Макаров, «ЕР»:

— Спасибо огромное.

Безусловно, в этом вина бюджетного комитета, особенно в налоговом законодательстве Великобритании, там уж мы просто, безусловно, виноваты.

Просто единственно, что я начну с того, с чего вы начали, безусловно.

Первое — это почему у них там дома, в Великобритании и так далее. Потому что на самом деле в Великобритании точно знают, наверное, в отличие от России, у нас, наверное, судя по всему, это знают не все, что есть подоходный налог, а есть налог на имущество, и наличие имущества в Великобритании вовсе не подразумевает уплату подоходного налога.

Более того, принцип резидентства в Великобритании делится на две части, это просто в порядке как бы того, мы не смогли, к сожалению, внести туда поправки на бюджетном комитете, поэтому там осталось это так, что там есть резидентство по принципу … жизненных интересов, и это даёт возможность тем, кто даже там имеет дома, платить налоги у нас в стране, потому что здесь производятся их доходы, здесь находятся их предприятия. И когда возникает принцип резидентства, когда возникает спор, эти вопросы решаются в соответствии с соглашениями в переговорах между минфинами двух стран. То есть наша система даёт нам возможность оспаривать то, что люди не уплатили здесь налоги, имея там собственность, и на это ссылаясь.

И есть так называемое резидентство по пребыванию. Это 183 дня, как и у нас в стране, оно тоже как бы существует.

В этой ситуации в любом случае в любой стране мира, не только у нас или в Великобритании, платят всех доходов, я подчеркиваю, с тех доходов, которые ты получил в конкретной стране, в той стране, где ты их получил, это тоже нам дает возможность получать налоги здесь.

Поэтому в данном случае к Великобритании можно, конечно, предъявлять претензии. Мне тоже не очень нравится, скажем, например, основное, когда там идет о резиденстве, мне очень нравится это предложение, мне очень нравится этот пункт, разъяснение налоговой службы Великобритании, что резидентство определяется по дому вашего отца, где вы родились. Вопрос о том, чтобы было, если вы родились в доме матери, там не обсуждается, это судебный прецедент. Так вот это, что касается Великобритании.

Но я бы все-таки от Великобритании перешел бы к нашим соседям, к тому же Казахстану, у которых…

Секундочку. Нет, секундочку, я рассказываю. Я рассказываю вам, Казахстан, потому что это конкуренция и нам надо думать не о том, что в Великобритании как кто-то платит, мы обезопасили себя от того, что мы можем получить здесь эти налоги, но нам нужно думать, как выдерживать конкуренцию с нашими соседями.

Кстати, здесь приводился пример, в том числе в пояснительной записке того закона, который представляла ваша фракция, пример Франции, какие там налоги и так далее.

Я хочу напомнить, что когда Олланд ввел 75-процентный налог на имущество, уехало более 300 тысяч богатых французов, перестали быть резидентами Франции. Они отменили это, но больше никто не вернулся. Это пример того, как осторожно надо относиться к налогам.

А.В. Куринный, КПРФ:

— Очень сложно, конечно, представить, как сегодня побегут наши олигархи из страны, где им созданы очень тепличные условия, на мой взгляд, и все-таки, Андрей Михайлович, в продолжение вопроса.

Все страны «Двадцатки» цивилизованные, много лет отработали механизмы и применяют эту шкалу, прогрессивную шкалу налогообложения, а мы вот по техническим причинам вами многочисленным озвученным там, разного рода там нестыковкам этого сделать якобы не можем.

Так у нас неэффективный государственный механизм сегодня, он не способен собрать налоги, не допустить бегство капиталов, поставить под контроль все доходы? Вы на это намекаете в своей речи?

А.М. Макаров, «ЕР»:

— Алексей Владимирович, я вообще-то, ни на что не намекал до сих пор, и поэтому даже на ваш вопрос, за который я вам, поверьте, искренне благодарен, я отвечу абсолютно предельно просто. Почему в отличие от «Большой двадцатки» мы не в состоянии на сегодняшний день перейти к прогрессивной шкале подоходного налога, просто потому, что на сегодняшний день мы не можем сделать всех наших граждан налогоплательщиками.

Следующий вопрос, который они говорят: а почему вы называете это техническими причинами? Я считаю, что это не техническая причина, это Великая Октябрьская социалистическая революция, поскольку Николай Васильевич Арефьев в своем выступлении ясно сказал, что подоходный налог мы отменили, потому что у нас не было буржуев. Но мы, отменив подоходный налог, простите, убили налоговую систему.

Кстати, до Октябрьской революции налоговая система Российской империи была одна из самых современных в мире. Простите, мы убили налоговую систему, и у нас век, век практически не было ни налогоплательщиков, ни Налоговой службы, были финорганы, которые этим занимались, не было налогового законодательства, и не было традиции платить налоги. Для того чтобы это изменить, требуются годы.

Кстати, чтобы было понятно, Налоговому кодексу Соединённых Штатов Америки, вот все знают, что Конституции больше 200 лет, а кто знает, сколько лет Налоговому кодексу Соединённых Штатов Америки, точнее, аналогу нашего Налогового кодекса? Он был принят в 1985 году, то есть почти через 200 лет после существования Конституции. Они считали, что налоговое законодательство создавать значительно сложнее, чем писать принципы, оно основывается на том, что можно собрать и что люди готовы заплатить, потому что при самой современной налоговой системе вы никогда не заставите людей платить больше, чем будут они готовы заплатить.

И если вы посмотрите нашу налоговую систему 90-х годов, когда методом проб и ошибок до того, как был принят Налоговый кодекс, у нас должны были платить больше чем рубль с рубля дохода, вот тогда это и было, вот то, что мы устанавливали, нереальность налоговой системы.

Сейчас вы нам предлагаете вернуться в то время и, не обращая внимания на то, что можно сделать, а что нельзя, просто взять это сделать за счет региональных и местных бюджетов. Да, можно говорить об эффективности, можно говорить о неэффективности, да я думаю, что с этой трибуны комитет по бюджету да и не только комитет по бюджету столько говорили о неэффективности управления, что нам надо улучшать и так далее, и, по-моему, ни одна фракция такого не говорила, сколько говорила «Единая Россия». Но это не имеет отношения к конкретным вопросам, которые поставлены в законодательстве… в законопроектах. Законопроекты приведут не к тому, что доходы увеличатся, а к тому, что доходы упадут, и при этом мы поставим людей в очередь и нанесем по ним удар.

Н.М. Харитонов, КПРФ:

— Уважаемые коллеги, поверьте мне и моему чутью, хоть по полчаса мы возьмём выступать, вновь избранный президент в 2018 году сам внесёт прогрессивную шкалу налога. Вот увидите. Тогда бы я хотел посмотреть на Макарова, как он будет оправдывать тот вариант. Вот запишите сегодняшнее моё выступление: внесёт сам.

А.В. Куринный, КПРФ:

— Уважаемые коллеги, мы сегодня рассматриваем один из важнейших вопросов, я думаю, нашей законодательной деятельности. Речь идёт, наверное, о самой большой угрозе сегодня для российского государства. Я отдаю себе отчёт, что я об этом говорю. Это вопрос на сегодня, наверное, самый острый, вопрос справедливости, несправедливого распределения доходов в этом государстве. И никакие внешние санкции, никакие иные угрозы сегодня не стоят и не могут сравниться с угрозой несправедливости в государстве.

Вчера мы обсудили часть уже этой несправедливости в разрезе регионов. Не может быть одна страна, в которой один регион живёт в десятки раз лучше, чем другой. Абсолютно ненормальная ситуация эта приведёт к тому, что рано или поздно эта страна распадётся.

Второй вариант — это разница доходов между людьми, живущими в одной стране, в одной абсолютно стране и решения здесь может быть два. Первый вариант, про который здесь Андрей Михайлович сегодня намекал, вот в эти дверь войдут очередные революционные матросы, скажут, что они сильно устали и всех нас отсюда выгонят и в принципе, сделают правильно, если мы вот этот вопрос на сегодня острейший не решим. Потому что несправедливость, неравенство, причем явно демонстрируемое, явно нарастающее в последние годы вызывает озлобление людей, вызывает соответствующее отношение к институтам государственной власти, мы это прекрасно понимаем.

Поэтому есть другой вариант нормальный законодательный, конституционно предусмотренный, тем более 7 статья Конституции Российской Федерации, она говорит четко: что Российская Федерация есть социальное государство и вся политика государства направлена на достижение, на обеспечение достойной жизни и свободное развитие человека.

Учитывая, что к Конституции нет никакого приложения в виде тех людей, которые должны быть обеспечены достойной жизнью, надо полагать, что Конституция распространяется на всех граждан Российской Федерации и соответственно все из них имеют сегодня право жить достойно.

Поэтому два подхода, которые длительное время обсуждались — это подход социального государства и подход рыночного государства. По опыту большинства развитых стран мира, про которые мы сегодня говорили, решен, этот вопрос решен в пользу социального государства. И прогрессивная шкала налогообложения наряду с дополнительным налогом на наследование больших состояний сегодня является базовыми элементами этого подхода нормального, принятого во всем мире и который, на наш взгляд, должен быть на сегодня реализован, в том числе, и в Российской Федерации.

По большому счету вопрос введения или не введения прогрессивной шкалы налогообложения это вопрос интересов правящего класса. Да, это, может быть, по-старому звучит, но и все-таки кому выгодно и кому не выгодно сегодня введение прогрессивной шкалы налогообложения? Понятно, что сегодня оно не выгодно богатым и сверхбогатым гражданам.

Многие из них присутствуют в этом зале, многие из них контролируют, надо говорить об этом открыто, органы государственной власти и, к большому сожалению, ряд последних наших действий в виде освобождения от налогов наших олигархов, подпавших под западные санкции, в виде иных мер, которые мы принимали, говорит об одном — сегодня парламент Российской Федерации как один из главных государственных органов, защищает интересы правящего класса, представленного богатыми и сверхбогатыми гражданами, к большему сожалению. Потому что подавляющее большинство граждан Российской Федерации поддерживают введение прогрессивной шкалы налогообложения.

Об этом говорят опросы, об этом говорят наши встречи с избирателями. Я думаю, многие здесь сидящие в этом зале, прекрасно представляют, что это делать надо.

И я поддержу Николая Михайловича, что именно с такой же точно прытью, скажем так, и с такими же доводами, Андрей Михайлович через полгода будет обосновывать необходимость введения прогрессивной шкалы и налогообложения в Российской Федерации, как спасительные меры. К сожалению, это так.

Если мы будем говорить о деталях, которыми сегодня пытаются оправдать не введение, но, на мой взгляд, они все абсолютно надуманы, по поводу того, что, якобы, у нас сегодня государственный аппарат, та налоговая инспекция, куда вложены сегодня огромные средства, те 11 процентов нашего бюджета, который мы платим сегодня на содержание всех госорганов, не справятся вот с этими нарушителями. Они не смогут выявить тех, кто не платит, они не смогут выявить тех, кто скрывается. Зачем же тогда такая громоздкая система? И, может быть, вы, руководствуясь этой логикой, сегодня правительство наше отправляет деньги, полученные от сверхдоходов от нефти в американские ценные бумаги, уже 100 миллиардов долларов там лежит, потому что здесь, оказывается, мы их использовать не можем, здесь могут украсть, а там вот, под 0,67 процентов годовых будет нормально.

Если это так неэффективно, значит, эта и государственная машина, этот государственный аппарат и конкретные люди должны со своих постов уйти, которые не способны обеспечить сегодня контроль и учёт, которые не способны учесть доходы наших граждан, не способны обеспечить поступление соответствующих доходов в бюджет Российской Федерации (про эффективно используемые мы опустим).

Что касается других технических возможностей. Вот они там встанут сейчас в очередь. Законопроекты касаются от силы двух-трёх процентов населения. Я думаю, у этих людей вполне сегодня есть возможность и все механизмы для того, чтобы, не вставая в очередь, заплатить надлежащим образом установленный закон.

Понятно, что прогрессивная шкала налогообложения — это один из элементов введения вот этого справедливого механизма. Необходимо и рассмотреть налоги на наследование сверхбогатых состояний, необходимо совершенствовать законодательство от уходов в офшоры. Мы вчера пытались получить информацию о том, как же наш закон-то работает. Да никак не работает. И, получается, сегодня по логике опять же Андрея Михайловича, что сегодня наши олигархи, сколько захотят, столько доходов и покажут, а вот с них заплатят, а всё, что остальное — спрячут, уведут, скроют любыми путями.

Где государственная машина? Где государственный аппарат, принуждение, который как раз для этого и создан, на который тратятся колоссальные деньги?

Все эти годы, чем он занимался? За 27 лет мы налогоплательщика, оказывается, не создали, а буржуев создали большое количество, людей. Я прошу прощения, может быть, для кого-то оскорбительно, но большое количество людей с огромными доходами мы создали, и которые сегодня получают. И когда господин, тот же Абрамович, вместо того, чтобы в родной стране платить надлежащим образом установленные налоги, покупает пятую, если я не ошибаюсь, яхту за 100 или за 200 миллионов долларов, это говорит как раз об этом. О том, что сегодня зарабатывают здесь, причём далеко не своими какими-то особыми особенностями, а путём близости к власти, путём того, что сели на трубу, путём того, что эксплуатируют общие природные ресурсы, а налоги предпочитают платить за границей и жить предпочитают за границей. Это абсолютно неверно. И фракция КПРФ, безусловно, поддерживает принцип, принцип прогрессивной шкалы налогообложения. Другой вопрос, как эти деньги эффективно потратить.

Но если мы сегодня не пойдём по пути справедливости, у страны не будет будущего. Это надо прекрасно понимать. Я думаю, оппозиционным фракциям следует на будущее подготовить один законопроект, обсужденный со всех сторон, чтобы не было возможности прицепиться к мелким деталям, что сегодня пытался сделать Андрей Михайлович, и внести его ото всех оппозиционных партий, как отражение воли более чем 90 процентов населения Российской Федерации, воли наших избирателей, которые нас сюда делегировали как раз защищать их интересы, а не свои. Спасибо. (Аплодисменты.)

Н.В. Арефьев, КПРФ:

— Должен отметить, что аргументов-то против закона не прозвучало. И то, что принимать закон нельзя, и он нарушит всю налоговую систему Российской Федерации, но это же полнейшая глупость. В 24-х странах этот налог имеется, в том числе в любимых «ЕДИНОЙ РОССИЕЙ» Соединённых Штатах. Он администрируется, собирается, никаких проблем нет ни в одной стране, только у нас проблемы. У нас, видите ли, не создан налогоплательщик.

Андрей Михайлович, вот в этом зале мы со многими коллегами ещё в 90-е годы писали законы, в то время когда вы «веселили» народ по телевидению.

Вы что, нас за дураков считаете? Вот говорите вещи, которые, единственное, на что могут подействовать, это на публику, на агитацию.

Вот Николай Михайлович Харитонов сказал: а что вы будете говорить, когда президент внесёт этот закон? Ведь вы же будете говорить. Вы потом будете улыбаться и говорить: а я всегда говорю то, что нужно говорить, и мы уже слыхали это.

Ведь закон-то этот надо принимать. Он действует во всём мире, он даст дополнительные доходы в бюджет, он решит вопросы дефицита бюджета, и никто от этого не пострадает. И администрировать его элементарно, как это делается во всех государствах. Так что, давайте принимать, и не искать проволочек, по которым его принимать нельзя. Нет их просто. Спасибо.

Н.В. Коломейцев, КПРФ:

— Чисто по ведению. Вот здесь Андрей Константинович допустил чистейшую некорректность. Вы рассматривали закон первый фракции КПРФ, внесенный давным-давно, он уже устарел и мы внесли новый, но проблема в другом.

Видно Ирина Михайловна не знает, что у «Единой России» есть политический договор с демократической партией США, и вы там на съезде были во главе с Грызловым, вы, может, не знаете этого? А это, что, не любовь, договор с политической партией, руководящей в США?

ПОДЕЛИТЬСЯ:  
  • Алексей

    Я за. Только средняя зарплата по стране 30 тысяч рублей, а не 400. Зажрались совсем.

  • Алексей

    А видео можно, чтобы знать кто против, чтобы потом в рожу плюнуть.