Сергей Рябов. Налог на модернизацию

Публикуем материал, размещённый на сайте газеты «Правда».

Авантюрная политика правительства в сфере экономики провоцирует снижение инвестиций в реальное производство, сокращает потребительский рынок

НЕДАВНО встретил на улице старого знакомого, члена совета директоров одного крупного машиностроительного холдинга в Екатеринбурге. Признаться, не приходилось раньше видеть этого жизнерадостного оптимиста таким хмурым и озабоченным. Оказалось, он возвращается с только что закончившегося экстренного заседания этого консультативно-совещательного органа. Чем, спрашиваю, была вызвана срочность собрания? И 60-летний бизнесмен-экономист, нервно жестикулируя и пересыпая речь отборными народными выражениями, стал рассказывать.

«У них там, в кабмине, шарики точно не в голове, а в другом месте вертятся, если, конечно, вообще мозги имеются. Перспективы рисуют, а паклями всё сильнее глотку сжимают. И ведь ничего не докажешь, у них свои законы и резоны», — заключил энергичный монолог мой собеседник и в отчаянии зло, обречённо плюнул в сторону урны.

Чем же досадила команда премьера Медведева производственникам? Причём, как вскоре выяснилось, шок вызван как в рядах частных предпринимателей, так и в госсекторе. Попробуем разобраться.

Стимул палке не товарищ

Панику среди промышленников посеяла Госдума, принявшая в середине ноября в третьем чтении законопроект о восстановлении в 2018 году налога на движимое имущество компаний. На предприятиях тут же, словно сговорившись, окрестили нововведение «налогом на модернизацию». Дело в том, что пять лет назад бизнес был избавлен от этого сбора. Причём фискальная льгота распространялась только на новое оборудование, и у предприятий появился хороший стимул для замены «бородатой» техники современными станками и агрегатами. Однако главы регионов акцию встретили в штыки: снижение налоговой базы тут же аукнулось похудением местных бюджетов.

Правительство оказалось между молотом и наковальней. Угодить одной стороне без ущерба другой явно не получалось, на всех сестёр серёг просто не хватало. И тогда кабмин, как обычно, постарался снять с себя ответственность, предложив регионам самим решать — сохранить или отменить налоговую льготу в 2018 году. Естественно, жёсткий режим предпочло абсолютное большинство губернаторов (исключение составили лишь Московская и Липецкая области).

Как реагируют предприниматели? Совершенно верно, они лихорадочно начинают искать защиты у президента-рыночника В.В. Путина. Главный аргумент пострадавших: отмена льгот — лишь сиюминутный способ пополнить территориальную казну, вскоре это благо обернётся барьером на пути не только дополнительных финансовых источников, но и отрицательно скажется на стабильности даже сегодняшних поступлений: компании будут экономить на инвестициях в высокопроизводительное оборудование, что приведёт к снижению объёмов выпуска продукции и тем самым сократит налогооблагаемую базу.

«Кому выгодна такая ситуация? — настойчиво доказывали промышленники в своих обращениях к главе государства абсурдность и вредность «эффективного законопроекта», придуманного «реформаторами» экономического блока правительства. — Прежде чем принимать столь важное решение, необходимо было тщательно взвесить все «за» и «против».

Кроме того, руководители компаний использовали и чисто психологический фактор. Они напомнили президенту о введённом им же моратории на повышение налоговой нагрузки до 2019 года, когда бизнесмены обратились к нему за помощью сразу после одобрения в первом чтении госдумовскими депутатами-«единороссами» пресловутого законопроекта. Было это в прошлом году.

Но и это ещё не всё. «Реабилитация» старого метода, откровенничали предприниматели, заставит их возмещать дополнительные издержки. А самый быстрый и лёгкий (фактически беззатратный) путь здесь один: включение в калькуляцию себестоимости товара дополнительных расходов, что приведёт к росту оптово-розничных цен для потребителей. То есть налицо элементарное рукотворное стимулирование инфляции, с которой, как уверяют Кремль с «Белым домом», страна сегодня «успешно борется».

И вот в ноябре правительство принимает соломоново решение, которое, по его мнению, примирит все стороны. В Госдуму представлены очередные поправки. Их суть: в 2018-м в регионах, где будет сохранена льгота на движимое имущество, налоговая ставка уменьшится в два раза. Но всё равно, как видим, фискальный оброк остаётся.

Игнорированию кабмином указаний президента о моратории до 2019 года немало способствовала и позиция спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, решительно вставшей на защиту регионов: «Не надо федеральному бюджету всё регулировать». И она по-своему права. Сегодня общий долг на местах, по данным Счётной палаты РФ, составляет более двух триллионов рублей, при этом расходы на его обслуживание и погашение заметно превышают размеры самой задолженности.

«Путин, помоги снять путы!»

Мой сосед по даче с первых весенних дней и до «белых мух» неотлучно живёт в своём сказочно красивом и ухоженном рубленом тереме. При этом с самого начала открытия сезона перестаёт кормить симпатичного кота Василия. «Он за зиму в городе разжирел и обленился, пусть сам себе на харч зарабатывает, мышей ловит, — развеял когда-то моё недоумение обстоятельный и расчётливый Иван Федотович. — И усадьбе польза — меньше грызунов, и коту «диета» на благо, помогает находиться в хорошей физической форме».

Вспомнить об этом эпизоде меня как раз заставила ситуация с отменой налоговых льгот на движимое имущество предприятий. Выходит, отечественная промышленность настолько «разжирела», что её необходимо срочно сажать на «голодный паёк» и тем самым фактически одним выстрелом убить двух зайцев: во-первых, пополнить региональные бюджеты; во-вторых, буквально вынудить предпринимателей всех форм собственности без каких-либо госдотаций и субсидий не только компенсировать за счёт прибыли отобранную льготу, но и регулярно обновлять станочный парк, внедрять эффективные технологии.

«Так рассуждать может лишь тот, кто совершенно не представляет реального положения вещей в нашей промышленности» — к такому категоричному и однозначному выводу приходят эксперты и аналитики, не понаслышке знакомые с нынешней ситуацией на рынке.

Действительно, по свидетельству того же Росстата, в октябре бизнес прекратил свой рост — по отношению к аналогичному месяцу прошлого года ВВП остался на том же уровне. Увеличение же объёмов в целом за январь — сентябрь во многом объясняется фактором имевшегося ранее запаса, который сейчас подошёл к концу. Драйверы для ускорения темпов производства, убеждены экономисты-практики, сегодня отсутствуют.

Да и откуда им взяться, если реальные доходы населения снижаются, спрос — как потребительский, так и инвестиционный — стагнирует, кредитная активность предприятий слабая (в том числе из-за кризиса в банковской системе), что отрицательно сказывается на расширении и обновлении основных средств производства, его инфраструктуры. Наиболее же «страшным минусом» в этом перечне «деградаций» является снижение объёмов в машиностроительной отрасли: с начала года они упали на 20 процентов.

Другими словами, даже располагая инвестициями для модернизации оборудования, компании сталкиваются с проблемой его закупки. Не будем забывать, что США с Западной Европой отнюдь не собираются с завтрашнего дня снимать санкции. Наоборот, антироссийский реестр регулярно прирастает всё новыми карающими «разделами и параграфами».

«Восстановительный рост ВВП закончился», — констатировала недавно председатель Центробанка Эльвира Набиуллина. Правда, тут же подсластила горькую пилюлю для бизнесменов, заявив, что регулятор будет постоянно снижать ключевую ставку и выйдет на 6—7 процентов в ближайшие пару лет.

Значит, никакой коллапс производству в связи с отменой льгот на техническую модернизацию не грозит? Мол, это всего лишь временное явление, через годик-другой промышленность с лихвой возместит вынужденные потери за счёт дешёвых кредитов на приобретение современных станков и машин.

Но, извините, даже не обязательно иметь много, как выразился выше мой знакомый, «шариков в башке», чтобы видеть разницу между «раз и навсегда» купленной дорогой обновкой и той, за которую на протяжении всего периода её «эксплуатации» ты будешь регулярно платить дань, то бишь налог.

И всё-таки можно ли поправить дело, хотя бы задним числом? Президенты Российского союза промышленников и предпринимателей, «Деловой России», Торгово-промышленной палаты и «Опоры России» направили письмо «коллеге» Владимиру Путину, в котором жалуются на премьера Медведева за то, что он нарушает данное главой государства ещё в 2014 году указание не обременять бизнес дополнительными нагрузками, что новые поборы стали полной неожиданностью для компаний, поскольку бизнес-планы на будущий год уже свёрстаны, согласованы и утверждены. В послании приводится убийственный расчёт: изменения в налоговой политике заставят предпринимателей только в следующем году доплатить в бюджеты разных уровней более 100 миллиардов рублей. Весь же проект — трёхлетний. Это нереально, пишут авторы, когда само государство не стимулирует рост производства, а, напротив, озабочено поиском и созданием дополнительных проблем для его развития.

Комментарий редакции: Практика показывает, что правительство не только не предпринимает системных мер, направленных на стимулирование экономического роста, но и всеми правдами и неправдами блокирует его. Как иначе можно охарактеризовать стремление ввести дополнительный налог для реального сектора экономики? И это — в условиях кризиса. Нам скажут: так позвольте, надо пополнять бюджет. Мы ответим следующее: почему бы вам тогда не ввести прогрессивную шкалу подоходного налога, не изъять природную ренту (причем не НДПИ, а экспортную пошлину) в бюджет? Зачем дополнительно гробить промышленность? Только из одного этого становиться ясно, что финансово-экономический блок правительства работает в интересах внешних геополитических противников, заинтересованных в полном и окончательном свёртывании производственной базы России. То есть, к внешним санкциям добавились внутренние. Санкции от национал-предателей. Однако не только министры виноваты. Глава государства, не просто не решаясь отправить их в отставку, но и открыто давая им высокие оценки, разделяет с ними ответственность за происходящее. Никаких надежд на улучшение от нынешней власти ждать не следует. Выбор один — поддержка кандидатуры Павла Николаевич Грудинина на президентских выборах, назначенных на 18 марта 2018 года. 

ПОДЕЛИТЬСЯ: