Никарагуа. Что название этой небольшой страны может значить для русского уха?

Для большинства оно поведает историю страдания и преодоления. В XX веке страна пережила 21 год прямой американской оккупации в 1910-1933, а после 46 лет страшной диктатуры клана Сомоза: Анастасио, или Сомозы I, предавшего боровшегося с интервенцией США генерала Аугусто Сандино и убитого революционером поэтом Ригоберто Лопесом Пересом, затем старшего сына покойного тирана – Луиса Сомозы, а после – младшего сына Анастасио II. И эта своеобразная монархия вполне могла бы существовать и дальше – пост командующего Национальной гвардией занимал следующий в очереди за высшей властью представитель клана — Анастасио Хесус Сомоса Портокарреро. Но свершилась сандинистская революция.

Левое национальное движение борцов с диктатурой, взявшее себе имя почившего национального героя, вело партизанскую герилью много лет – с 1962 по 1978, когда началось всеобщее восстание. Ориентируясь на славный опыт Кубы, ставшей факелом для всех угнетённых Западного полушария, невзирая на лишения и жертвы, сандинисты вели бескомпромиссно свою борьбу, чтобы достигнуть желаемой цели — 17 июля 1979 года семейство Сомозы покидает страну. Победа была завоевана достаточно дорогой ценой: в период с 1962 по 1979 годы в стране погибло до 50 тысяч человек; ранения получили 80-110 тысяч никарагуанцев, ещё 150 тысяч покинули страну и стали эмигрантами и беженцами. И, всё же, это была победа. Страна в кратчайшие сроки начинает процесс полного обновления. Сандинистский Фронт Национального Освобождения начинает перестройку экономики и общества Кубы и СССР, осуществляется национализация промышленности и аграрная коллективизация. Достижения в сфере расширения грамотности населения удостоились специальной премии ЮНЕСКО. Никарагуа решительно шла вперёд, превращаясь и банановой республики, зависимой и нищей, в полноценное государство, заботящееся о своём народе.

И тут по стране был нанесён удар. Удар, определяющую роль США в котором сейчас уже никто не отрицает. Контрас, поведшие боевые действия против правительства сандинистов, всецело опирались на внешнюю помощь, а Америка Рейгана активно её оказывала. Масса грязных сделок и историй о финансировании самых отвратительных преступлений была так велика, что что-то просто неизбежно прорывалось наружу, вроде знаменитого скандала Иран-Контрас 1986 года. Тем не менее, много лет усилия патриотов Никарагуа и помощь и влияние Советского Союза позволяли уравновесить давление. Но вот наступила предательская пора Горбачёва. И 23 марта 1988 года правительство СФНО заключило с коалицией контрас Никарагуанское сопротивление Соглашение Сапоа о прекращении гражданской войны и политическом урегулировании. В 90-е сандинисты вынуждены отойти от рычагов управления страной, хотя и ни на минуту не прекращают борьбы, частично сохраняют своё влияние.

Рубежом стало правление ярого рыночника и убеждённого антимарксиста Арнольдо Алемана. Коррупционные скандалы и разрушительные реформы этого периода послужили трамплином, отталкиваясь от которого сандинисты и их лидер Даниэль Ортега начали возвращение на вершину политического Олимпа.

В 2006 полностью законно на очередных выборах Даниэль Ортега был избран президентом. Разумеется, с этого самого момента и не прекращаясь следовали попытки правых сил возвратить себе власть. Долгое время внутренняя разобщённость не оставляла им на это шансов.  Наконец в 2015 консолидируется оппозиционный блок —  Национальная коалиция за демократию: к Независимой либеральной партии Эдуардо Монтеалегре примыкает группа бывших командиров контрас. Ими было хвастливо заявлено намерение на ближайших выборах отстранить от власти Сандинистский Фронт Национального Освобождения и лично Даниэля Ортегу.

Не вышло – у народа на этот счёт оказалось другое мнение. Ортега строго демократическим путём утёр правым нос. Если на выборах 2011 года он переизбрался президентом, получив 62,46 % голосов, то на следующих выборах в 2016 году лидер сандинистов получил 71,1% голосов – т.е. налицо не спад, а рост популярности президента.

Что ж, если нет возможности действовать легально и в рамках закона – к чёрту закон, решили силы, которым Ортега и его политика – как кость в горле. Протесты начались ещё в 2014 году и именно тогда явлена была миру истинная их подоплёка. Они подавались как борьба против проекта, финансировавшегося китайскими инвесторами — строительства Никарагуанского канала через страну: предполагаемый канал, по мнению протестующих, вроде бы как навредил бы окружающей среде, страшно ущемлял права коренных народов и граждан страны в целом. В феврале 2018 года, хотя законодательных оснований тому нет, проект был де-факто заморожен. Президент Ортега пошёл на это, сознавая, до какой степени Соединённые Штаты враждебны к любым попыткам подорвать монополию контролирующегося ими Панамского канала, и до чего они способны дойти, чтобы воспрепятствовать его реализации – вплоть до новой интервенции в страну под любым удобным предлогом, которым вполне может стать возобновление в стране вооружённого противостояния. Уже в том же 2014 году угроза эта стала более чем реальной: 19 июля 2014 широко празднуется 35-я годовщина победы Сандинистской революции, а 20 июля совершается резонансный и подлый теракт: подпольная организация FASN—EP обстреливает автобусы с участниками торжеств, 5 человек погибли, 19 были ранены.

Именно независимость Никарагуа при Ортеге, готовность выстраивать отношения с Россией и Китаем, ну и, конечно, левый курс страны не давали и не дают покоя Штатам. Тем более, что эти отношения переросли в полноценную дружбу — Никарагуа первой из зарубежных стран вслед за Москвой признала независимость Абхазии и Южной Осетии, а также «безоговорочно признала волеизъявление населения Крыма» по вопросу вхождения в состав России. Больше того, в апреле 2017 года в этой стране открылась первая в регионе наземная станция сбора измерений ГЛОНАСС, а в октябре того же года в столичном Манагуа был открыт Учебный центр МВД России, который готовит сотрудников правоохранительных органов с особым акцентом на пресечение преступлений в области незаконного оборота наркотиков.

Значит, нужны возмущения. Нужен «майдан». Тема может быть абсолютно любой. Какой угодно повод, если только совершенно очевидно не будет прочитываться прямая выгода США, Верховного совета частного предпринимательства, объединяющего наиболее крупные капиталистические элементы страны, а также продолжателей и преемников дела контрас. На сей раз в начале апреля 2018 года демонстранты направились в Манагуа, столицу страны, под предлогом недостаточного внимания властей к проблеме лесных пожаров: к тому моменту лесными пожарами было уничтожено около 5 500 гектаров леса в биорезервате Индио-Маиз, на территории которого проживают коренные народы рама и криол. Сейчас об этом уже никто и не вспоминает – нашлись темы поактуальнее и поинтереснее.

Позитивной повестки у мятежников не было и нет: основным мотивом продолжения борьбы формально объявлено отмщение жертв ранней стадии протестов – а частности именно в память о дне, когда погибло наибольшее количество людей, названо самое активное из объединений противников власти – «Движение 19 апреля». Требования – уход в отставку Даниэля Ортеги и его жены – вице-президента Никарагуа Росарио Мурильо, некие сугубо абстрактные во всех отношениях, кроме этого, призывы к демократизации. Всё. Напомню, что после недолго использовавшихся пожаров мишенью сделалась предполагаемая налоговая и пенсионная реформа. Суть её такова – реальные доходы Никарагуа достаточно скромны и государство с большим трудом выдерживает финансирование достаточно развитой системы социального обеспечения. Вездесущий Международный Валютный Фонд дал свои рекомендации по оздоровлению экономики страны – и в частности в их числе повысить пенсионный возраст. Сандинистсткое правительство и президент Ортега решительно отказались. Вместо этого было предложено следующее: увеличение суммы пенсионных отчислений работника на 0,75 % (с 6,25 % до 7 %), в то время как сумма отчислений работодателя увеличивалась на 2 % (с 19 % до 21 %) в фонд социального страхования, начиная с июля 2018 года. К 2020 году сумма отчислений для работодателей должна была достигнуть 22,5 %. Согласитесь, это мягко говоря не выглядит тираническим и тяжёлым указом диктатора, ставшим последней каплей для народа. Если кому и невыгодно принятое решение, то это капиталистам, но никак не массам простых людей. В общем, 0,75% причём забираемых не в никуда, а на будущее обеспечение в старости, непохожи на причину для массовых демонстраций, акций неповиновения и кровавой борьбы с полицией и армией. Тем не менее, верный своей давней и непреклонной воле к сохранению гражданского мира в Никарагуа, президент Ортега пошёл на отмену уже принятого решения. Оппозиция этого даже не заметила… Нам пытаются изобразить бешеного параноика, бросающего армию с огнестрельные оружием на несчастных студентов, между тем «параноик» проявляет раз за разом способность к компромиссу, желание говорить с кем угодно, лишь бы сберечь жизни людей. А вот противники его регулярно устраивают настоящие налёты с самодельным огнестрелом не только на полицию, но и на магазины – грабёж и мародёрство приняли впечатляющий размах.

Перед нами уже не частное дело 6-миллионной страны, а часть масштабной попытки правого реванша в Центральной и Южной Америке. Одни и те же заказчики. А порой – и исполнители тоже. Примеры? Пожалуйста! К обвинениям в адрес правительства активно присоединилась и Организация преследуемых политических диссидентов-венесуэльцев в изгнании (Veppex). Мерзавцы, пытавшиеся подорвать дело социализма в Венесуэле, уничтожить там всё, что построил Чавес, и провалившиеся на своей земле, подло воспользовавшись гостеприимством Никарагуа, теперь пособничают тем, кто сеет хаос и там! Представляется, что наиболее разумной мерой будет немедленная их высылка. В Венесуэле уже позади две раскрытых попытки военного переворота, «народные» протесты, и, конечно, экономические санкции. Разумеется, со своими вариациями, повторяются всё те же сценарии и на никарагуанской почве. 7 июня Соединенные Штаты ввели санкции в форме запрета на въезд в США в отношении официальных лиц Никарагуа, которых Вашингтон считает ответственными за подрыв демократии. Список не конкретизируется. Зато уже неоднократно давались прозрачные намёки на то, что за этими мерами могут последовать и другие, наносящие мощный удар по национальной экономике, если в самом скором времени не будет достигнут решительный прогресс. США устами госдепа, настоятельно советуют «выполнить требование народа о проведении демократических реформ» – иными словами, требуют от Ортеги и его товарищей капитуляции.

Американцы пытаются провести уборку на своём «заднем дворе». Не только Никарагуа, не только упоминавшаяся выше Венесуэла — дипломатические игры с Кубой, которую чередуя кнут и пряник, пытаются склонить к сотрудничеству с США, поддержка крайних правых в Колумбии, готовых сорвать процесс национального примирения и возобновить гражданскую войну. Всё это – звенья одной цепи. Штаты не желают допускать появления в своём стратегическом «подбрюшье» государств, способных проводить с опорой на внутренние силы и на свой народ свободную политику, образовывать между собою блоки и союзы, а в конечном счёте создавать конкуренцию политическому и экономическому влиянию Вашингтона. В Никарагуа им снова нужен «свой сукин сын». И ради этого они готовы пойти на всё. Уже 139 человек с обеих сторон заплатили своими жизнями за то, что внешние и внутренние враги независимого курса Никарагуа пытаются насильственными методами уничтожить наследие Сандинистсткой революции. Но Ортега и сандинисты не сдаются – и, убеждены, не сдадутся и дальше.

Нет возобновлению гражданской войны! Нет вооружённым провокациям! Нет американскому империализму и его агентам! Да мирной, свободной и независимой стране! Да сандинистской Республике Никарагуа!

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.