Завод им. Хруничева

Космонавтика. Это слово и сейчас ещё звучит по-особому в России. А когда-то, в те времена, когда над страною реял красный флаг… Гордость, бескрайние горизонты, острие научной мысли, самая совершенная техника и необыкновенные люди – вот чем был космос. Соединением крылатой мечты и точнейшего расчёта. Советский человек с мужеством и дерзостью рвался во вселенную, он строил, запускал, выводил на орбиту больше, чем любой другой народ в мире – и больше, чем кто-либо, радовался этому. И каждая хозяюшка, казалось бы, очень далёкая от запредельных перегрузок и ледяной космической пустоты знала — “зато мы делаем ракеты”.

Ныне от прежних успехов и возможностей, от прежней большой космонавтики остались лишь осколки. Но и они – громадная ценность, до сих пор составляющая основу наиболее высокотехнологичных производств нашей страны. Один из таких – ГКНПЦ имени М.В. Хруничева. Заслуженный завод, начинавший свою работу по космосу ещё в составе ОКБ-52 великого Челомея, создатель могучего Протона, а в наши дни – головной разработчик Ангары. Это семейство ракет-носителей  должно в скором будущем взять на себя львиную долю пусков — и коммерческих, и пилотируемых.

И вот этот завод, без преувеличения имеющий мировое значение (что подтверждается целым рядом совместных проектов с иностранцами) буквально загоняли в гроб “эффективные менеджеры”. Цель проста – земля, навар на возможной застройке жильём и офисами заводской территории. Средства были хороши любые. На завод навешивали предприятия-банкроты, так что, в конечном счёте, общий долг ГКНПЦ составил 100 млрд. рублей. В 2015 году из-за “сложного финансового положения” предприятие было вынуждено переуступить права на пользование большей частью своих производственных площадей (около 100 гектар из 144) в обмен на кредит в сумме 35 миллиардов рублей. Несмотря на это, дело ускоренно шло к частичному переводу мощностей в регионы, на совершенно неподготовленные площадки – Омск и… село Усть-Катав Челябинской области и закрытию. Формально Усть-Катав — город, но с населением всего 22 000 человек. Не лишним будет добавить, что распоряжением Правительства РФ от 29 июля 2014 года № 1398-р «Об утверждении перечня моногородов» Усть-Катавский городской округ включён в категорию «Монопрофильные муниципальные образования Российской Федерации (моногорода) с наиболее сложным социально-экономическим положением».

Мало того, перед этим руководство ещё и попыталось перевесить задолженность предприятия на плечи рабочих: 17 ноября 2017 года ФГУП «ГКНПЦ им. М. В. Хруничева» преобразовано в Акционерное общество «ГКНПЦ им. М. В. Хруничева» на основании распоряжения правительства РФ от 8 февраля 2017 года «Об утверждении прогнозного плана (программы) приватизации федерального имущества и основных направлений приватизации федерального имущества на 2017—2019 годы», а также распоряжений территориального управления Росимущества по Москве от 2 августа 2017 года и от 27 сентября 2017 года. При этом акционерами в основном, зачастую под принуждением, сделались сами заводчане – и, как коллективному собственнику, именно им пришлось бы рассчитываться с заимодавцами. Не только сгинул бы завод – под угрозой оказалось бы множество человеческих судеб…

С самых первых дней кризиса члены партийной организации КПРФ на заводе имени Хруничева, часть из которых была уволена руководством, как только начала проявлять признаки нелояльности, стали, тем не менее, активно мобилизовать заводчан на борьбу. Также они немедленно обратились за поддержкой к Московской Городской организации партии – и не случайно: к этому времени у МГК КПРФ уже был успешный опыт обороны от ликвидаторов предприятия НПО Молния.

Не менее активно коммунисты действовали и на этот раз. Напряжённая борьба шла более трёх лет. Непрерывно представителями депутатского корпуса Коммунистической Партии писались обращения и письма с требованием спасти предприятие. Личное участие к судьбе завода им. Хруничева проявил лидер КПРФ Геннадий Андреевич Зюганов. Последнее письмо с призывом спасти уникальный элемент наукоёмкой промышленности России от варварского разрушения было направлено депутатом Государственной Думы Н.В. Коломейцевым всего около месяца назад.

И вот – свершилось. На официальном уровне заговорили о том, что приватизация, банкротство и снос под застройку предприятия будет остановлен. Заявил об этом и лично президент. Впервые за долгое время, заводчане и все неравнодушные к судьбе отечественной космической отрасли смогли вздохнуть полной грудью.

Однако, совершенно очевидно, что расслабляться нельзя – слова даже высших государственных деятелей РФ могут на поверку оказаться блефом. Коммунистическая Партия, делом доказавшая, что готова во всех случаях подставить товарищеское плечо, поспешила организовать – специально для более тесной координации своих усилий с заводчанами, встречу с депутатом Государственной думы и первым секретарём МГК КПРФ В.Ф. Рашкиным, которая была назначена на 16:00 16 августа 2018 в непосредственной близости от проходной ГКНПЦ. Также участие в акции приняли кандидат в мэры Москвы от Компартии и блока народно-патриотических сил В.В. Кумин и много сделавший для спасения завода депутат ГД РФ VI созыва В.Р. Родин. Отдельным тиражом были отпечатаны пригласительные листовки.

Эти приготовления, судя по всему, нешуточно растревожили администрацию и лично назначенного в ноябре 2017 генеральным директором А.Г. Варочко. И ими были приняты меры – циничные, незаконные, но, к сожалению, продемонстрировавшие свою действенность. В срочном порядке в тот же день, что и встреча, была организована… конференция заводского профсоюза. Разумеется, фальшивого, предательского, типичного “официального” профсоюза, из числа тех, о штрейкбрехерской роли которых партийная пресса говорила и писала не раз. И непосредственно там гендиректор во всеуслышание заявил: поскольку, дескать, завод  — вне политики, все работники должны проигнорировать акцию коммунистов. Кто рискнёт остановиться, проявить интерес, тем более принять участие – у того будут проблемы, вплоть до увольнения. Легальны ли подобные “обращения” к коллективу? Безусловно, нет. Фактически, речь идёт о преступлении. Особенно же цинично, что для подобного запугивания было использовано не что-то иное, а собрание организации, призванной защищать права рабочих. Здесь остаётся только в очередной раз подчеркнуть критическую важность для всякого рода рабочей борьбы наличия реальной, независимой профсоюзной организации.

Встреча началась, как и было запланировано, в 16:00. Вернее сказать, к этому моменту для неё всё было подготовлено: установлена и настроена звуковая аппаратура, развёрнуто несколько флагов. Активисты КПРФ и левых сил стояли во всеоружии с газетами и агитматериалами. Загодя прибыл Валерий Фёдорович, с минуты на минуту ожидался Кумин. Работали телекамеры партийных и городских СМИ. Все ждали, когда с проходной начнут выходить сотрудники ГКНПЦ. Однако первым вышло на позицию руководство. Тучный мужчина в тёмных очках встал рядом со входом – и оттуда он не уйдёт вплоть до самого конца встречи. Только под его прямым контролем людям было позволено выходить. Вот первый пошёл. Вот второй, третий. Быстрые шаги, опущенные плечи. Пузатому господину и без того чрезвычайно похожему на всех карикатурных буржуев из Кукрыниксов разом, так и просилась в руки многохвостая плётка. Надзиратель. Надсмотрщик над рабами. Сопровождаемые внимательным взглядом из под тёмных очков, работники завода имени Хруничева уходили. Стремительно. Чересчур – даже и для спешащих домой после тяжёлого трудового дня людей. Простое любопытство заставило бы притормозить перед импровизированной трибуной, но нет – нарочито широкий шаг, сосредоточенные, будто пример решают в уме, лица. Тем не менее, кое-кто всё же решается буквально на бегу подхватывать из протянутых рук газеты. Немедленно щелкает невидимый бич Карабаса-Барабаса – и вот новые потоки выходящих начинают огибать центральную аллею, растекаться влево и вправо, давая ощутимый крюк – только бы не оказаться рядом с местом проведения встречи.

Автор этих строк вполне сознаёт всю бедственность социально-экономического положения Российской Федерации, давящую – даже в столице – нищету, безработицу, забитость и зависимость от воли нанимателей современных пролетариев, которым может оказаться буквально некуда податься. Но, всё равно, невольно приходила, глядя на это зрелище, на ум непрошенная мысль: и вот эти вот, зашуганные, жмущиеся к стеночке, как мыши, это – рабочий класс? Это – коллектив  одного из ведущих предприятий космической отрасли? Там, где должен клокотать и кипеть прогресс, бьют в нос кислым духом страх и неверие. Стыдно и гадко, товарищи. Вот основные чувства.

Типичный жест тех, кого пытались пригласить на акцию, посвящённую их самым жизненным интересам – досадливый взмах рукой. На что досадуешь, рабочий? На приехавших поддержать завод депутатов и активистов? Или всё же на самого себя, на свою роль в этом срежиссированном спектакле показного равнодушия?

Нет, разумеется, всегда найдётся некоторое количество смелых – и они были и на этот раз. Можно только сказать “Спасибо!” и по-товарищески пожать руку тем, кто остановился, послушал, услышал – и осознал свою солидарность со сказанным. Уже после окончания по необходимости короткой этой встречи группа женщин-работниц продолжала беседу с секретарём МГК Родиным и, поддерживая все его доводы, только вздыхала:  да, забит, запуган народ. Да, запуган, в самом деле так. Но почему? И до каких пор, до каких пределов будем мы позволять страху побеждать? Доколе люди без сомнения, умные, честные, высококлассные профессионалы в своём деле будут дозволять унижать себя? Как долго можно терпеть самое разнузданное господство над собой тем, кто изобретает и вычерчивает огнехвостые ракеты – покорители пространства? Они преодолевают гнёт земного притяжения – их творцы же всё ниже склоняются к земле…

Партия есть авангард класса, его борьбы, но никакая борьба невозможна без организации, без ясного понимания своих интересов, а уж здесь то они, казалось бы,  очевидны. Уничтожение завода, политика, которую до самого последнего времени проводило его руководство, смерти подобна для подавляющего большинства сотрудников. Глупо бояться увольнения тогда, когда пассивность и так неизбежно поведёт к сокращениям – ведь, хотя площадка ГКНПЦ в Москве и сохранится, частичную переброску мощностей в другие регионы пока никто не отменял.

Можно не верить политикам, но верьте хотя бы себе. Без сплочённости – хотя бы друг с другом, коллег и товарищей, без взаимовыручки и готовности подставить плечо, страх всегда будет одерживать верх, потому что всегда легко заставить покориться изолированного, всегда просто победить или, в крайнем случае, изгнать из коллектива одиночку.

Партия продолжит со всей решимостью отстаивать завод имени Хруничева. Продолжит не только потому, что предприятие важно само по себе. Но и потому, что это наш коренной, основополагающий рабочий вопрос. От способности нашей дать ответ на него зависит всё. Справимся – станем непобедимой силой. Провалимся – и будем болтаться, не способные проложить свой курс, в море текущей политики на ветрах случайных, не нами принятых решений и событий.

Сделать явно предстоит многое. Но разве когда-нибудь это останавливало коммунистов?

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.