По материалам публикаций на сайте портала «Свободная пресса».

12 сентября стало известно, что неделей ранее Апелляционный суд Киева арестовал акции дочерних предприятий российских ВТБ, «Проминвестбанка» и «Сбербанка» на Украине. Арест связан с обеспечением по иску экс-главы правления «Приватбанка»Александра Дубилета и еще 17 компаний, имевших активы в Крыму.

«Заявление истцов обосновано решением Арбитражного суда в Гааге от 2 мая 2018 года в деле о взимании суммы с должника — Российской Федерации в лице Минюста России — в качестве компенсации за соответствующее недвижимое имущество. Признано, что ответчик незаконно экспроприировал имущество истцов», — говорится в определении суда.

Напомним, что в мае текущего года суд в Гааге действительно принял постановление о выплате компенсаций украинским компаниям, потерявшим свои активы в Крыму после присоединения полуострова к России. Совместный иск подавали юрлица во главе с Everest Estate и одно физлицо — вышеупомянутый Александр Дубилет. Все эти компании — бывшие владельцы недвижимости или гостиниц в Крыму, причем большинство из них связано с олигархом, экс-владельцем «Приватбанка» Игорем Коломойским.

Общая сума компенсации составляет 159 миллионов долларов. В них входят 130 млн долл. оценочных убытков, проценты в размере примерно 20 млн., а также расходы истцов на юристов.

Российская сторона вердикт суда не признала, мотивируя это отсутствием у арбитража юрисдикции на рассмотрение иска. По мнению Минюста РФ, Киев не может требовать одновременно и защиты украинских инвестиций (исходя из того, что Крым российская территория), и возврата Крыма как «оккупированной территории». Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков даже говорил, что Россия «не считает себя стороной процесса» и не направляла на него своего представителя.

Но считает или нет, а активы на Украине уже заблокированы, несмотря на возмущение российских компаний. В Международной финансовой группе ВТБ заявили о том, что не согласны с решением Апелляционного суда Киева, и назвали его «попыткой неправового захвата активов».

«Мы потрясены уровнем правового нигилизма, который был продемонстрирован при вынесении этого решения», — заявили в пресс-службе финансовой группы, отметив, что исковые требования, ставшие основой для ареста активов, не связаны с операционной деятельностью как «ВТБ Украина», так и других участников группы. В компании пообещали противостоять решению украинского суда и заверили, что на работу «ВТБ Украина» оно не повлияет.

В «Сбербанке» также планируют обжаловать решение украинского суда. «Банк работает на территории Украины в полном соответствии с действующим в стране законодательством и регуляторными нормами», — указали в пресс-службе.

Конечно, возникает вопрос, почему российские компании не вывели свои активы из Украины в предыдущие годы, несмотря на постоянные угрозы киевских властей и «активистов». Но момент бы упущен, а в марте 2017 Киев ввел санкции против пяти «дочек» российских банков — VS Bank, Сбербанка Украины, ВТБ, БМ Банка и Проминвестбанка, запрещающие осуществлять любые финансовые операции по переводу средств или выводу капиталов за пределы Украины в пользу лиц, связанных с банками.

В итоге VS Bank в конце 2017 года купила группа ТАС украинского олигарха Сергея Тигипко. Остальные «дочки» продать не удалось, так как Нацбанк «незалежной» не согласовывал сделки по их реализации. В марте 2018 была прекращена деятельность дочернего ВТБ БМ Банка.

Нынешний арест акций, как говорят юристы, не повлияет на текущую деятельность предприятий, но ограничит вопрос владения и пользования имуществом. То есть их будет невозможность продать, обменять, заложить или распорядиться иным способом.

Активы под угрозой

Теоретически снять эти обеспечительные меры можно. Ведь претензии украинская сторона предъявляет суверенному государству, а обеспечительные меры накладываются на активы коммерческих структур, которые, несмотря на участие государства в капитале, являются самостоятельными акционерными обществами.

Кроме того, у предприятий есть акционеры-миноритарии, интересы которых тоже нужно учитывать. Такого принципа в подобных делах придерживаются развитые страны. И именно поэтому не удались попытки акционеров «Юкоса» арестовать имущество некоторых российских компаний за рубежом — суды отказывали в исках, признавая юрлица самостоятельными.

Однако практически в то, что российские компании добьются пересмотра вердикта на Украине, трудно поверить. Украинские суды принимают в таких делах решения, основываясь отнюдь не на принципе верховенства права. Достаточно вспомнить решение суда по требованию Антимонопольного комитета Украины, который наложил на российский «Газпром» штраф в размере 6 миллиардов долларов за «злоупотребление доминирующим положением на рынке газа». В рамках этого решения были арестованы акции ОА «Газтранзит». До сих пор ни один судебный орган Украины это решение не оспорил, несмотря на апелляции «Газпрома».

Партнер Международной юридической компании Herbert Smith Freehills Алексей Панич поясняет, что в отдаленной перспективе эта ситуация может привести к потере активов «дочек» российских банков, и тогда уже им придется добиваться компенсации в международных судах.

— Решение украинского апелляционного суда неправомерно, так как речь идет о возможном исполнении решения арбитража в отношении Российской Федерации, а имущество, на которое был наложен арест, Российской Федерации не принадлежит. Оно принадлежит юридическим лицам, среди акционеров которых не только РФ, как государство, но и частные лица. Поэтому согласно международной практике, эти банки не могут быть признаны субъектами, принадлежащими государству, а их имущество не может подлежать аресту по решению арбитража.

«СП»: — Тем не менее, акции были арестованы. Как это скажется на будущем этих банков?

— На операционной деятельности украинских дочерних банков этот арест никак не скажется. Они могут вести свою хозяйственную деятельность без ограничений. Но распорядиться акциями этих банков их акционеры — российские банки — не смогут, в этом смысл ареста.

С учетом позиции украинского суда получается, что в конечном итоге на эти акции может быть обращено взыскание. После того, как завершится разбирательство, арестованное имущество может быть продано, а средства, вырученные от продажи, — направлены не собственникам, а взыскателям — лицам, которые инициировали наложение ареста. Поэтому можно говорить о перспективе потери этого имущества в будущем.

«СП»: — Можно ли как-то предотвратить этот сценарий?

— Можно обжаловать это решение в вышестоящем украинском суде. Но понятно, что вопрос компенсаций за переход Крыма является сугубо политическим и крайне важным для Украины. С учетом этого вероятность, что суд встанет на сторону российских компаний, очень невысока.

Более перспективным, хотя и более долгим, сложным и дорогим будет обращение в инвестиционный арбитраж. Если арест не будет снят и дело дойдет до изъятия акций, российские владельцы акций (банки) смогут обратиться в арбитраж, в том числе тот, под исполнение решения которого сейчас произведен арест акций на Украине, и требовать от Киева компенсации за свои потери.

«СП»: — То есть, возможно, что сначала эти активы перейдут в собственность Украины, а потом российские компании в том же Гаагском суде будут добиваться компенсаций?

— Не совсем так. Решение Гаагского суда касается не государства Украина, а украинских компаний, и средства от продажи акций при положительном для них исходе разбирательства должны будут поступить им. Но российская сторона свои претензии должна будет выдвинуть именно Украине, которая не обеспечила надлежащий подход своих судов и нарушила права инвесторов — российских банков.

Еще один путь для российских банков — судиться уже с теми компаниями, которые потребовали этого ареста, и пытаться получить с них компенсацию нанесенного ущерба от необоснованного ареста имущества российских банков.

Худшее еще впереди

Самое неприятно, что текущий спор — это лишь первый из шести «крымских» исков в Гаагский арбитраж, поданных украинскими компаниями. Тот же Игорь Коломойский требует компенсаций за утрату АЗС, Приватбанк и Ощадбанк на полуострове. Самый большой иск подал «Нафтогаз Украины» в отношении утраты «Черноморнефтегаза» и лицензий на шельфе Крыма. Киев оценивает его сумму с учетом процентов в 8 млрд долл.

Как пояснил «СП» юрист-международник, почетный адвокат России Валерий Ванин, если аналогичные решения голландский суд примет и по этим делам, Украина сможет блокировать российское имущество практически по всему миру, что чревато его потерей. Поэтому лучший выход — добиваться отмены первоначального решения Гаагского суда.

— Арест этих активов произошел на основании решения Гаагского арбитражного суда, путем применения процедуры, предусмотренной Нью-Йоркской конвенцией 1958 года по признанию и приведению в исполнение иностранных арбитражных решений. Активы пока не изъяты, но арестованы до принятия окончательного решения по делу.

Для того чтобы оспорить решение украинского суда, наложившего арест на имущество Российской Федерации, тактически нужно подать жалобу в вышестоящую судебную инстанцию этой страны. Стратегически же необходимо обжаловать решение Гаагского международного арбитража. Он по своей природе является третейским судом. Его решение нужно оспорить в государственном суде Нидерландов — Гаагском окружном суде.

Есть высокая вероятность, что это третейское решение будет отменено, потому что оно вынесено в отношении суверенного Российского государства, а согласия на компетенцию данного суда в отношении Российской Федерации наша страна не давала. В этом случае суд не обладает компетенцией по вынесению решений в отношении независимого государства.

«СП»: — А если государственный суд это решение не отменит, что ждет российские активы?

— Если решение Гаагского арбитража не будет оспорено, без всяких сомнений киевские суды вынесут вердикты о его исполнении. А это значит, что активы российских банков будут не только арестованы, но и отчуждены в пользу выигравшей стороны.

Более того, украинские предприниматели, получив это решение Гаагского арбитража, могут обращаться не только в суды своей страны. Нью-Йоркская конвенция позволяет обратиться в любую из 140 с лишним стран мира, признавших ее. И любая из этих стран должна будет выдать исполнительный лист на арест любых российских активов на основании решения международного арбитража.

Кроме того, если стоимость уже арестованных активов не хватит для того, чтобы покрыть всю сумму компенсации, могут быть арестованы любые другие российские активы на территории Украины. Они также будут проданы на аукционе, а полученная сумма направленна истцу. Именно поэтому принципиально отменить решение Гаагского арбитражного суда в государственном суде Нидерландов.

Комментарий редакции: Доигрались? Теперь на карту поставлен вопрос о возможном переходе российских активов иностранцам. В результате провокационных действий марионеточного украинского режима. Вот вам и «эффект» всяких «хитрых планов», направленных в реальности на то, чтобы закамуфлировать продолжение провашингтонской внешней политики. Всё это было вполне ожидаемо. Попытки найти «общий язык» с бандитами до добра не доводят. Напротив, последний начинает воспринимать подобные действия как проявление слабости, со всеми вытекающими последствиями. Только одно это является прямым и серьёзным поводом для прекращения «заигрывания» с режимом Порошенко, прекращения его финансово-экономической подпитки. 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.