Иуда

Ещё 20 сентября 2017 года на заседании Мосгордумы было принято – голосами Единороссов в первую очередь, решение, цитируем: Установить памятник русскому писателю, драматургу, лауреату Нобелевской премии по литературе А.И. Солженицыну в сквере на одноименной улице, между домами 11 и 13. Завтра, 11 декабря 2018, стартовавшая в соответствии с этим решением работа должна быть окончена, а монумент – открыт.

Но прежде, чем это произойдёт, до того, как будет с помпой откинут покров, на место этого со всей возможной основательностью запланированного и подготовленного позора пришли коммунисты и комсомольцы столицы. Не могли не явиться и не отстоять час в промозглый и сырой, слякотный вечер декабря, потому, что не протестовать в этой ситуации – значит соглашаться, бездействовать – значит потворствовать.

К назначенному времени – 19:00, активисты на месте, однако непосредственно к подножию монумента не подойти – защищать мертвого подлеца, вместо того, чтобы хранить покой и безопасность живых людей пригнана полиция. Людей заставляют вовсе уйти с улицы куда-то в боковой проход, ведущий во двор дома, где то и дело приходится сжиматься и вытягиваться в узкую полоску, пропуская въезжающие и выезжающие автомобили жителей. Разумеется, погасить пыл собравшихся таким образом не выходит – акция, оформленная как встреча с депутатами Московской городской Думы Н.Г. Зубрилиным и Е.А. Шуваловой стартует и развивается, берут слово ораторы: депутаты, секретари местных отделений партии, горячей речью отметился секретарь МГК КПРФ по оргработе П.М. Тарасов.

Нам мешали – как умели, насколько хватало изобретательности и совести. В какой-то момент прямо посреди встречи с депутатами, прерывая выступающего, явились полицаи, дали команду – плакаты свернуть! Почему? Что незаконного в тексте “Солженицын раскалывает общество”? Очевидно, нам того знать не положено. Вот она – глубина и ширь победы светлой демократии над кровавым коммунистическим тоталитаризмом! Одновременно с красным протестом, позади статуи в экстренном порядке монтировали не то просто высокую, в два человеческих роста загородку, не то и вовсе бронестекло. Видимо очень уж опасаются за безопасность высочайших особ, которые изволят завтра явиться. Интересно, понимают ли сами, насколько символично выходит: Солженицын, окружённый со всех сторон решётками, за которыми – возмущённый народ, а позади – прозрачная, но вполне материальная стена. Стена отчуждения…

Встреча продлилась чуть больше часа. Да, она не остановила, не отменила происходящего. Но наше слово негодования будет услышано – уже услышано. Не теми, кто и инициировал установку статуи, а большинством москвичей и вообще россиян. Волна пойдёт неостановимо: памятник Солженицыну в центре Москвы! Вдумаемся только в это. Оценим, как звучит. Возведённое на постамент клеветничество! Иуда на пьедестале! Именно так обстоит дело – и именно так его понимают массы.

Почему? Потому что страну пока ещё не сумели лишить совершенно исторической памяти! Вообще память – это тема важная и требующая особого разбора. Давайте дадим ответ на принципиальный вопрос: зачем вообще нужны памятники? Не столь давно министр культуры Мединский в связи с попыткой установки памятной доски фельдмаршалу Маннергейму в Ленинграде утверждал, что памятники – это от слова память – и именно сохранение памяти является их основной задачей. Но в этом видится известное лукавство. Не всё, что произошло, не каждое событие и не каждая личность заслуживает не просто памяти, но пьедестала, почётного места сверху над толпой прохожих. У памятника есть разные функции – чисто эстетические, историко-культурные, но, вне всякого сомнения, есть и политическая функция. Памятник – это то во многом образец. Кому же откроют его сейчас? С кого предложено брать пример – обществу, отдельно взятому гражданину, молодому поколению? Кем гордиться? Предателем!

Солженицын – возможно величайший Иуда в истории нашего Отечества, разве только Власову уступит. Никто – ни до, ни после него не возводил с такой спесью, наглыми передёргиванием и беспринципностью напраслину на свою Родину. Он лгал о репрессиях, лгал о Войне, лгал о стране – и существует масса исторических исследований, доказывающих это с цифрами и документами. Но, кроме этого, давайте вспомним и о делах, о моральном облике.

Сейчас, когда так много говорят о “цветных революциях”, об иностранных агентах, пятой колонне, Госдепартаменте США, эти же люди, постоянно твердящие из телевизора о патриотизме, о суверенитете, ставят памятник человеку, который без всякого стеснения вещал, находясь в США: “Я говорю вам, пожалуйста, вмешивайтесь в наши внутренние дела! Мы просим вас: вмешивайтесь”. Человеку, который в 1978 году, принял участие в антисоветском фильме “Цена мира и свободы”, созданном американским “Комитетом по существующей опасности”. Именно в США, он выходит на сцену и, обращаясь к американским властям, говорит о своей родине: “СССР – это мировое зло, ненавистное к человечеству, полно решимости уничтожить ваш строй. Надо ли ждать, когда американская молодежь будет гибнуть, защищая границы вашего континента”?! Человеку, который призывал нанести превентивный удар – вплоть до атомного – по нашей стране!?

Нам говорят – он нобелевский лауреат. Однако, Нобелевская премия сама по себе не является показателем – и это отлично известно. Премию мира получил бомбивший Ливию и Сирию Барак Хусейн Обама, лауреатами премии по литературе были активно сотрудничавший с нацистами в годы оккупации норвежский писатель Кнут Гамсун и едва не стал сам Гитлер – за “успешное решение проблемы Судет”. Предпоследняя лауреатка Нобелевской премии по литературе Алексиевич регулярно демонстрирует потрясающие невежество и бестактность, выступая с заявлениями типа: “К вопросу о т.н. «русских классиках». Сколько Нобелевских премий было у Чехова? У Достоевского? У Толстого? Правильно, ноль. Ибо бездари”.

Солженицын – фигура не то чтобы неоднозначная, или конфликтная – а под таким предлогом регулярно ставятся препятствия на установку монументов деятелям и советской, и царской эпохи, прикрываясь этим, власть отказывается возвратить на законное место на Лубянку железного Феликса, но откровенно презираемая в народе. С глубоким презрением отзывались о Солженицыне даже другие писатели, сопричастные диссидентскому движению и отбывавшие заключение, например Варлам Шаламов: “Деятельность Солженицына — это деятельность дельца, направленная узко на личные успехи со всеми провокационными аксессуарами подобной деятельности… Ни одна сука из «прогрессивного человечества» к моему архиву не должна подходить. Запрещаю писателю Солженицыну и всем, имеющим с ним одни мысли, знакомиться с моим архивом… После бесед многочисленных с С/олженицыным/ чувствую себя обокраденным, а не обогащенным”.

Московские власти намерены поставить памятник человеку, который оклеветал не только советский строй и систему, но всю нашу страну, оклеветал Победу. Не даром на акции первым делом депутат Московской городской Думы (к слову, избранная именно от Таганки, где и ставят монумент) Е.А. Шувалова, если так можно выразиться  предоставила слово самим победителям, а именно процитировала подробно маршала Советского Союза Чуйкова, командовавшего в годы войны 62-й армией в Сталинграде, его письмо, адресованное Солженицыну, где были такие строки: “ Передо мной на столе книга под названием «Архипелаг Гулаг», автор А. Солженицын. Не знаком с Солженицыным, который, оперируя выдуманными «фактами» (попробуй, проверь их!), снабжает врагов мира и прогресса потоком лжи и клеветы на нашу Родину и на наш народ.

Не могу перенести такой клеветы. Клеветы на армию, которая спасла человечество от коричневой чумы и которая заслужила благодарность всех прогрессивных людей мира. Наша армия – детище своего народа. Оскорбление армии – это величайшее преступление перед народом, который породил и воспитал ее для защиты от врагов и недругов…

На страницах 91 и 92 вижу: «В том же году, после неудач под Керчью (120 тысяч пленных), под Харьковом (еще больше), в ходе крупного южного отступления на Кавказ и к Волге – прокачан был еще очень важный поток офицеров и солдат, не желавших стоять насмерть, и отступавших без разрешения, тех самых, кому, по словам бессмертного сталинского приказа №227, Родина не может простить своего позора. Этот поток не достиг, однако, Гулага: ускоренно обработанный трибуналами дивизий, он весь гнался в штрафные роты и бесследно рассосался в красном песке передовой. Это был цемент фундамента Сталинградской победы. Но в общероссийскую историю не попал, а остался в частной истории канализации».

Сознаюсь, что болезненно переживаю оскорбление, нанесенное вами нам, сталинградцам. Говорю вам, потому что пережил двести огненных дней и ночей, все время находился на правом берегу Волги и в Сталинграде. Может быть, по-вашему, я, как штрафник, был назначен командовать 62-й армией, о заслугах которой наша газета «Правда» 25 ноября 1942 г. писала:

«В ходатайстве, где упомянуты армии, защищающие Сталинград, подчеркивается особая роль 62-й армии, отразившей главные удары немцев на Сталинград, ее командующего генерал-лейтенанта товарища Чуйкова В.И. и его главных помощников тт. полковника Горохова, генерал-майора Родимцева, генерал-майора Гурьева, полковника Балвинова, полковника Гуртьева, полковника Сараева, подполковника Скворцова и др., а также артиллеристов и летчиков».

По-вашему, Солженицын, выходит, что гвардейские дивизии Родимцева, Гурьева, Жолудева и других, состоявшие более чем на 50 процентов из коммунистов и комсомольцев, были «сцементированы» штрафными ротами?!

Неужели боец-снайпер Василий Зайцев, уничтоживший около 300 фашистов и первым произнесший слова, которые воодушевили всех сталинградцев: «За Волгой для нас земли нет», – был штрафником или «сцементирован» штрафниками?

Неужели сержант Яков Павлов и возглавляемая им группа бойцов разных национальностей, 58 дней и ночей защищавшие дом, который так и не взяли гитлеровцы, а положили вокруг этого дома своих трупов больше, чем при взятии французской столицы Парижа, неужели эти добрые защитники Сталинграда были «сцементированы» штрафными ротами?

Неужели Люба Нестеренко, умирая, истекая кровью от раны в грудь, – в ее руках бинт, она и перед смертью хотела помочь товарищу, перевязать рану, но не успела, – неужели она тоже «цементировалась» штрафниками или была штрафником?

Неужели славный сын испанского народа Рубен Ибаррури был штрафником или «цементирован» штрафниками?

Мог бы привести сотни, тысячи примеров героизма и преданности всех сталинградцев своему народу и ленинской партии. Над этими героями вы, Солженицын, посмели издеваться, изливая на них потоки лжи и грязи.

Среди бойцов-сталинградцев не было ни одного бойца штрафника. От имени живых и погибших в бою сталинградцев, от имени их отцов и матерей, жен и детей я обвиняю вас, А. Солженицын, как бесчестного лжеца и клеветника на героев-сталинградцев, на нашу армию и наш народ. Я уверен, что это обвинение будет поддержано всеми сталинградцами. Они все как один назовут вас лжецом и предателем.

Если хотите в этом убедиться, то поезжайте в Сталинград, поднимитесь на Мамаев курган и посмотрите на непрерывный поток людей, паломников из многих стран, людей многих национальностей, идущих по лестницам, чтобы почтить память героев.

И упаси вас Бог объявить, что вы – А. Солженицын!”

И этому человеку ставят установить памятник!? В сердце страны, в Москве. И открывать его будет первое лицо государства – президент. Что ж, очевидно, истукан будет стоять – но не ждите цветов у его подножия, не ждите почёта! Краска, молоток, плевок – вот что будет – и непременно, неизбежно, потому что с чем никогда не мирился русский человек – так это с предательством. Пример Маннергейма в Петербурге доказал, что народ скор и решителен, когда возвеличивается измена, когда ему плюют в душу. Москва не окажется исключением!

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.