По материалам публикаций на сайте газеты «Правда».

В начале двухтысячных очень простым способом пытались усмирить российский народ: всего-навсего приняли новый Трудовой кодекс. После этого работник перестал быть равноправным гражданином, теперь он — маленький человечек, букашка, которым все понукают, его не боятся унизить, обобрать, выгнать с работы. Принятие кодекса наткнулось на мощное сопротивление. Сторонники КПРФ собирались по нескольку тысяч человек, перекрывали Охотный Ряд и готовы были даже брать штурмом здание Думы.

ЭТОТ ЗАКОН и стал подушкой безопасности для нашей власти. Во-первых, почти прекратились забастовки, которые сотрясали страну в начале девяностых. Этот вид протеста нельзя теперь запустить в работу, потому что очень сложной оказалась процедура разрешения на его проведение. На данный момент законные забастовки у нас перешли в разряд легенд и мифов. Количество их в Российской Федерации можно сосчитать на пальцах. В 2017 году Росстат зафиксировал всего одну.

Неудивительно, что были запрещены забастовки солидарные, отраслевые, которые до сих пор ставят на дыбы страны Европы, там трудовые конфликты нередко перерастают в политические. С их помощью не только работники, но и вообще население добивается различных социальных уступок, льгот.

В правовых тисках нового Трудового кодекса приходится защищать работников одному из самых боевых наших профсоюзов — МПРА. Здесь используют для защиты прав работника всё то, что ещё не успела запретить власть. Этот профсоюз зародился в 2007 году на заводе «Форд» во Всеволожске. Сегодня его ячейки есть на «Фольксвагене», «Форде», «Ниссане», «Пежо-Ситроене», GM и «АвтоВАЗе». Самой большой является «первичка» на «Фольксвагене» в Калуге. В этой организации состоит добрая часть производственного персонала предприятия. В городе знают, что только благодаря МПРА рабочие «Фольксвагена» добились хороших условий труда. Дмитрий Трудовой, председатель профсоюзной организации на предприятии, считает, что если не сидеть сложа руки, а искать способы борьбы за свои права, то можно их найти даже на нашем «заминированном» правовом поле. Он руководит первичкой МПРА в Калужской области уже шесть лет.

Способами убеждения и понуждения работодателя профсоюзом здесь являются пикеты, митинги, итальянская забастовка. Настоящую забастовку не пришлось пока запускать в действие, но само это слово действует на администрацию предприятия как тревожный колокол. В 2014 году профсоюз, только угрожая забастовкой, добился 36-часовой рабочей недели для всех работников предприятия. В 2018-м с помощью массовых пикетов выбил премию работникам. Рабочие при содействии профсоюза сумели добиться множества бытовых улучшений на рабочих участках: от снабжения питьевой водой до тёплой курилки. В июне этого года, когда шёл чемпионат мира по футболу, опять же с помощью профсоюза был организован просмотр матчей в рабочее время, конечно, с последующей отработкой.

Во время переговорных кампаний с работодателем активисты профсоюза постоянно проводят мобилизационные встречи в коллективе, распространяют информационные материалы с объяснением текущей ситуации. Администрация «Фольксвагена» тоже со своей стороны прощупывает настроения в коллективе. В некоторых случаях выясняется: работники реально готовы пойти на коллективные действия, что вынуждает дирекцию срочно начинать переговоры с профсоюзом. Чтобы «играть» с работодателем на равных, приходится всегда быть на взводе, готовым к протестным действиям.

Самые сильные и массовые профсоюзы сейчас в Финляндии, Швеции, Норвегии. Здесь многое решают именно они. В профессиональных союзах состоит 60—70% работающего населения. В той же Швеции, например, предоставили профсоюзам право голосовать за назначение директоров предприятий, в которых работают более 100 человек. Члены профсоюзов в Швеции и в Финляндии имеют даже право на дополнительное пособие по безработице.

На родине завода «Фольксваген» — в Германии — тоже более демократично, чем у нас, построены трудовые отношения: приучили работодателей прислушиваться к защитникам рабочих, идут им на уступки. «Когда немецкие менеджеры приезжают на завод в Калугу, то сначала ведут себя довольно осторожно, — рассказывает Дмитрий Трудовой. — Но потом понимают, что Россия — это не Германия, здесь администрации можно позволить себе гораздо больше вольностей, чем дома». Ограничивающие и запрещающие законы в России обязательны для выполнения прежде всего простым народом, трудящимися, а бизнесу закон не писан.

Директор предприятия Оливер Грюнберг решил недавно увеличить прибыль. Ничего лучшего не мог придумать, как предложить выводить рабочие места на аутсорсинг. То есть доверять работу в некоторых цехах не штатным работникам, а внешним фирмам, подрядчикам.

Работаешь на прежнем месте, делаешь то же самое, но уже не в системе завода, не в своём трудовом коллективе. Тебе урезают зарплату, а пожаловаться некому. Начальник же подзаборной фирмы только руками разводит: «Не нравится — уходи».

Это нововведение немецкого директора могло привести к массовому сокращению персонала. И профсоюз решил протестовать. С 1 августа на автозаводе началась итальянская забастовка против предполагаемого вывода рабочих мест в аутсорсинг. Первыми «работать по правилам» стали водители погрузчиков и штабелёров, снабжающие деталями кузовное производство, около 20 человек. 6 августа к ним присоединились 450 логистов сборочного производства. Смысл итальянской забастовки сводится к тому, чтобы работать в строгом соответствии с требованиями техники безопасности. В данном случае для водителей ездить по территории завода со скоростью не более 5 километров в час, а не 7—10, как уже привыкли. По закону к таким действиям не придерёшься. Но производительность труда на предприятии начала падать, следовательно, и уменьшалась прибыль хозяев. Их это, конечно, очень встревожило. Зато рабочие остались довольны: нашли достойный ответ на попытку администрации провести массовые увольнения.

Водитель погрузчика Владимир Лагутин участвовал в этой итальянской забастовке. На заводе он работает с 2010 года. Владимир признаётся, что решиться на забастовку, даже итальянскую, когда работаешь только в соответствии с требованиями правил техники безопасности, было непросто:

— У меня семья, ребёнок, его надо растить. Страшновато, если пойдёшь против начальства, можно остаться без работы, — признаётся Лагутин. — Но и сохранить лицо в трудовом коллективе, проявить солидарность, не сломаться — тоже было важно.

— Мы не ожидали такого эффекта, — признаётся профсоюзный лидер Дмитрий Трудовой. — Забастовка привела к перебоям в поставках комплектующих на производственных линиях. Нарушались технологии сборки автомобилей. Были случаи, когда машина сходила с конвейера не полностью укомплектованной. После этого её отправляли в отстой, где она дожидалась своего часа. Более 100 автомобилей были дооснащены фарами, порогами и бамперами уже после схода с конвейера. Дирекция предприятия попросила МПРА приостановить акцию и назначила переговоры на конец августа, но работники отказались откладывать разрешение трудового конфликта на две недели. Люди восприняли это как попытку «замылить» тему, и протест продолжался.

НА ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ забастовки работодателя всё-таки очень припекло, он решил начать переговоры немедленно. В ходе переговоров обязался ещё на стадии планирования «оптимизационных» мероприятий информировать о них профсоюз, проводить консультации, запрашивать мотивированное мнение профсоюза.

Как говорит Дмитрий Трудовой, при капитализме в отношениях между трудом и капиталом раз и навсегда решённых проблем не бывает. Хорошо, что сейчас работодатель испугался и включил задний ход. Но кто ему помешает через год опять попытаться перевести часть подразделений на аутсорсинг? Воспрепятствовать этому может только профсоюз, а также участие рабочих в управлении заводом.

Наших работников после семи десятилетий советской жизни никак не приучат жить при капитализме. А при всевластии частной собственности даже на день нельзя расслабляться. Несколько лет назад МПРА на «Фольксвагене» насчитывала более двух тысяч человек. Затем, после повышения зарплаты и других завоёванных льгот профсоюзом многие его члены решили, что всё идёт хорошо, благополучие завоёвано надолго, и, ради экономии на взносах, решили выйти из организации. Численность профсоюза резко упала. Тут же этим обвалом воспользовалось руководство завода. Оно решило, что профсоюз потерял силу, начало диктовать свои условия, заставляя рабочих трудиться в выходные дни без дополнительной оплаты и прочее.

Вот уже второй год подряд руководство предприятия не согласовывает с профсоюзом документы, мероприятия. Профсоюз оказался по закону неполноценным, в нём числится меньше 50% работников предприятия.

Только за этот год были изменены или приняты руководством завода в одностороннем порядке:

— Правила внутреннего трудового распорядка (ПВТР),

— Инструкция по определению работников, подлежащих сокращению;

— Положение об оплате труда;

— Положение о премировании работников;

— Графики работы;

— Графики отпусков.

Сейчас, в конце года, резко увеличивается количество выносимых дисциплинарных взысканий. Работодатель пытается сэкономить на выплате сотрудникам годового бонуса, тринадцатой зарплаты. При наличии у сотрудника замечания размер годового бонуса уменьшается вдвое, а при выговоре бонус и вовсе не выплачивается. Ежедневно профсоюз помогает сотрудникам в написании не менее двух объяснительных. Это только те случаи, когда они обратились за помощью в профсоюз. В связи с этим профсоюз просит сотрудников не опаздывать и не покидать рабочее место в рабочее время.

Чтобы спасти положение, два профсоюза «Фольксвагена» — МПРА и АСМ (профсоюз работников автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения) — договорились о совместном выходе на переговоры по заключению нового тарифного соглашения, которое является приложением к коллективному договору: старое заканчивает своё действие 31 декабря 2018 года. Они создали ЕДИНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЙ ОРГАН РАБОТНИКОВ (ЕПО). Тарифное соглашение регулирует вопросы повышения заработной платы, социального обеспечения, доплат, надбавок и компенсаций, а также нормирования рабочего времени и дополнительных отпусков; проще говоря — «социалку». Профсоюзам теперь нужно совместно сделать своими членами более 50% сотрудников предприятия. Только тогда их допустят к коллективным переговорам, таково требование действующего Трудового кодекса.

И пошли профсоюзные активисты за подкреплением в цеха. Призывали работников не оставаться безучастными, бороться за свои интересы вместе с профсоюзами.

И ВОТ результат этой кампании: 7 сентября членов профсоюза в двух организациях было 35% от общей численности работников на заводе. 8 октября их стало уже 40%, не хватало 400 человек. 9 ноября не хватало до законодательного комплекта 235 человек. 7 декабря недостача всего 65 человек. МПРА — 1637 человек, АСМ — 761 человек. Вместе набирается 2398 членов независимых профсоюзов, то есть 48,68% от общего числа работающих. Можно быть уверенными, что мобилизация в профсоюзные ряды до конца года пройдёт успешно. Вот такая она, профсоюзная работа.

Работодатель не даёт расслабляться, всё время пытаясь разъединить работников, чтобы легче было каждого заставить работать до изнеможения. Ценой пота, усталости этих рабов и растёт прибыль предприятия. Такие уж волчьи законы капитализма. Наши либералы, приняв новый Трудовой кодекс, отдали полностью власть над работником капитанам бизнеса. Для устойчивости под бок им подставили фальшивое профобъединение ФНПР как политическую прокладку. Его называют директорским. По уставу в нём могут состоять и представители работодателя, они в основном и становятся председателями профкомов. Ясно, что свой своего не обидит.

Когда уже работодатель схватил за горло и дышать трудно, то возникают протестные митинги. Их организуют инициативные группы в трудовых коллективах. Эти группы напоминают глубоко спрятанные подпольные отряды в глубоком тылу врага. Нет имён активистов. Выходят протестующие на улицу с плакатами, и тут же в эти ряды внедряются шпионы от работодателя. В их обязанность входит фиксировать всех, кто выступал. Затем хозяин подводит свой хозрасчёт. Смелых говорунов стараются выставить с пустым кошельком за ворота.

Не бывает просто свободы, которая гуляет сама по себе по улицам. Всё начинается с трудовых отношений. Тем, кто называет себя защитниками трудящихся, чтобы добиться настоящей свободы в стране, нужно требовать изменения прежде всего «нашего» Трудового кодекса, освободить работников от рабской зависимости, чтобы люди могли свободно высказывать своё мнение. И свободу этих людей должны защищать настоящие профсоюзы, которым капитализм не даёт развиваться. Что касается либералов и «демократов», то они об этом молчат, видно, у них разная группа крови с простым народом.

МПРА — боевой профсоюз, он не сдаёт своих позиций, много знает приёмов, как бороться с нашим диким капитализмом. Вот власть и решила убрать его со сцены, похоронить. Суд в Питере принял решение о его ликвидации: якобы он является «иностранным агентом». Все обвинения против него несерьёзные, они просто высосаны из пальца. Профсоюзом было оспорено это решение в Верховном суде, который принял сторону защитника трудящихся. Борьбу за права работника МПРА продолжает.

Активисты новых профсоюзов, в том числе и МПРА, — особые люди. Главное для них не деньги, а защита работника. Они выстраивают ячейки свободных профсоюзов, делают всё, чтобы эти организации выжили. А им противостоят суды, запреты, разные подлости хозяев и их администраторов. Совершаются даже покушения в подворотнях на профсоюзных активистов подкупленными бандитами. Губернатор Калужской области Анатолий Артамонов в интервью газете «Коммерсант» в апреле 2015 года пообещал «дать по зубам» организаторам митинга МПРА. Значит, это угроза и Дмитрию Трудовому. Пока российское государство остаётся капиталистическим, оно будет «упаковывать» всех, кто помогает простому человеку выжить. Вывод из этой ситуации надлежит сделать каждому рабочему.

Комментарий редакции: Несомненно, буржуазное государство так или иначе будет «закручивать гайки» в отношении рабочих. Однако это не означает конца. Известно, что в дореволюционный период против трудящихся принимались драконовские меры. Однако это не помешало им бороться за своё право жить на земле. Благодаря активной солидарной борьбе людям труда в конечном итоге удалось скинуть власть угнетателей и паразитов. Вот и сейчас в пору уделить внимание последовательному противодействию произволу правящего класса. Практика показывает, что когда рабочие настроены решительно, тогда они добиваются уступок от «верхов». Происходящее на хлебозаводе Черкизово является тому подтверждением. Однако уступки сами по себе мало что решают. Рано или поздно буржуазия непременно возьмётся за старое. Поэтому речь должна идти о борьбе за смену модели социально-экономического и политического развития.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.