По материалам публикаций на сайте портала «Свободная пресса».

Соединенные Штаты окончательно заблокировали продажу российских ближнемагистральных пассажирских самолетов Sukhoi Superjet 100 (SSJ-100) в Иран. Информацию об этом распространил представитель Ассоциации иранских авиалиний Максуд Асади Самани.

«Из-за отсутствия лицензии Управления по контролю за иностранными активами при Минфине США о поставке самолетов не может идти и речи», — пояснил Самани. Причина — при производстве SSJ-100 используется более 22% деталей американского производства.

Ущерб нашей страны от решения Вашингтона может быть очень значительным. Ранее производитель лайнера — «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС) подписал с иранскими авиаперевозчиками меморандумы о намерениях на поставку им до 2022 года 40 лайнеров SSJ-100R. Теперь эта бумага ничего не стоит.

Невозможность поставок в Иран ударит по перспективам проекта. По подсчетам компании, производство SSJ-100 рентабельно при продаже в год хотя бы 30−32 обычных лайнеров. И еще пяти — в VIP-комплектации.

При этом в 2018 году было изготовлено лишь 26 самолетов. Планы на 2019 год тоже далеки от идеала — 28 подобных «изделий». Но и они, возможно, не будут реализованы, так как ирландская авиакомпания CityJet — единственный европейский эксплуатант самолетов SSJ-100, в будущем может отказаться от российских воздушных судов. Такая невеселая новость пришла накануне Нового года.

В России осознают проблему. На авиасалоне BIAS-2018 в Бахрейне президент ГСС Александр Рубцов заявлял о намерении снизить долю американских деталей в SSJ-100 до 10% чтобы попытаться «открыть» иранский рынок. Однако пока добиться импортозамещения такой глубины России не удалось.

Фатальная зависимость отечественного авиастроения от импорта в условиях санкций давно стала серьезным препятствием. Ведь в сфере высокотехнологичного производства преодолеть ее за месяц-другой невозможно. И вина за это лежит на тех, кто не так давно в Москве принимал недальновидные решения о безрассудной «кооперации» с Западом.

Проблема касается не только SSJ-100. Так, принятый на вооружение в 2010 году учебно-боевой Як-130 в еще большей степени зависит от Западной Европы, в кооперации с которой он сделан. Еще не завершивший программу испытаний перспективный дальнемагистральный МС-21 за неимением своих летает на американских двигателях Pratt & Whitney.

О том, как Россия докатилась до такой жизни и что надо сделать, чтобы преодолеть развал отрасли, «СП» рассказал экс-замминистра гражданской авиации (1983−1991 годы), заслуженный пилот СССР, председатель комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора Олег Смирнов.

— История с SSJ-100 — это всего лишь один эпизод. Причем — не неожиданный. Мы, профессионалы, неоднократно предупреждали о слабых сторонах этого проекта. Обращались и в правительство, и ко всем, кто занимается этими вопросами.

SSJ-100 задумывался и везде рекламировался как самолет, 15 процентов которого пойдет на внутренний российский рынок. А 85 процентов — на рынок международный. Мол, у нас все будут его покупать, и казна государства станет наполняться. Это все с самого начала выглядело обманом.

Тогда щедро финансируемый проект возглавлял Михаил Погосян. Его потом сняли с должности, но сняли с почетом. Он теперь ректор МАИ. В другой стране такому человеку больше никогда не доверили бы вопросы государственной важности. Потому что он подвел президента страны.

«СП»: — Что конкретно случилось?

— Прилетает в Россию Берлускони. В Сочи. Он тогда еще был премьером Италии. Погосян подготовил информацию для российского президента о нашем SSJ-100. Путин это все пересказал Берлускони. Ожидалось, что Италия будет первым покупателем.

Но тогда SSJ-100 еще не был сертифицирован по европейским правилам! А без этого сравнивать самолет с «Боингом» или «Эрбасом» просто нельзя. Без сертификатов годности — российского, европейского, американского — самолетов на рынке просто не существует.

Кроме того, значительная часть комплектующих к этому лайнеру была зарубежного происхождения. Причем, самые важные составляющие: электроника, двигатель и т. д.

И вот когда европейский сертификат был, наконец, получен, выяснилось, что SSJ-100 на несколько тонн тяжелее, чем изначально докладывали Путину. А значит — скорость иная, грузоподъемность иная, расход топлива иной. Вся сообщенная ранее главе государства разработчиками информация о лайнере оказалась неверной.

В результате Италия официально отказалась от уже заказанных ею было самолетов SSJ-100. А ведь Италия была сопроизводителем этого лайнера.

После этого остальные страны здраво рассудили, что раз даже сопроизводитель не хочет такие машины покупать, то зачем же это делать французам, англичанам, полякам и прочим? С тех пор «красивая» схема про 85 процентов за рубеж просто рухнула.

«СП»: — Какие еще слабости у проекта, о которых вы предупреждали?

— Первое, о чем спрашивают иностранцы на переговорах: «Как организовано послепродажное обслуживание ваших самолетов?». Например, «Боинг» и «Эрбас» гарантируют поставку любой детали в любую точку Земного шара в течение суток. В случае с SSJ-100 эта система до сих пор не доведена до мирового уровня. Зачем покупать самолет, если он потом будет простаивать в ремонте неделями?

«СП»: — Теперь к этим проблемам добавились и американские санкции

— Да. А ведь наше самолетостроение очень надеялось на контракт с Ираном. Речь шла о десятках самолетов, за которые нам заплатили бы в валюте.

Вмешательство других заинтересованных держав надо было предвидеть. Тем более, на SSJ-100 стоят французские двигатели. А это в санкционных вопросах немаловажная деталь.

«СП»: — Это какой-то позор. Представить такое в советский период нашей истории было невозможно.

— В 1990 году СССР имел в гражданской авиации 15 тысяч отечественных летательных аппаратов. И ни одного западного. Было 1400 аэропортов — осталось 200.

Более того, наши самолеты эксплуатировали в десятках стран мира. В Ульяновске работал учебный центр для обучения пилотов и инженеров стран Совета экономической взаимопомощи под наши самолеты.

Сейчас в России 90 процентов перевозок осуществляется западными лайнерами. А тогда наши самолетостроители — «Туполев», «Илюшин», «Антонов», «Яковлев» и другие — обеспечивали отрасль самолетами, которые «закрывали» любой проект.

Ведь практически в любую удаленно расположенную деревню летали по расписанию малые самолеты. Это особенно было актуально для Сибири, для Казахстана, где во многих местах не было шоссейных дорог. Региональные перевозки прикрывали великолепные Ан-24 и Як-40. Ан-24 мог садиться на грунт, на снег и на лед.

На межрегиональных перевозках использовали Ил-18, Ту-104, Ту-134, Ту-154 и т. д. Через океан надо лететь? Нет проблем! Лучшие самолеты в мире на таких трассах были Ил-62.

Мы первыми стали перевозить пассажиров на «сверхзвуке». Не «Конкорд», а мы — СССР. Мои студенты, когда это узнают, оказываются сегодня в шоке. Мы были великой авиационной державой!

В 1990 году СССР был сопоставим по объему авиаперевозок с США. У нас — 140 млн пассажиров в год. А у них — под 200 млн, так как население побольше.

А сейчас наши перевозки — около 120 млн пассажиров. А у США — уже 900 млн, Европа — примерно столько же. Китай, над которым мы, авиаторы, тогда насмехались, перевозит 600 млн пассажиров ежегодно.

То есть — мы в остановились в развитии. А мир ушел далеко вперед.

«СП»: — Видимо, в 1990-е в Кремле решили, что авиация для России — роскошь.

— У нас самая протяженная страна в мире. Поэтому Россия обречена быть великой авиационной державой. Если у нас не будет соответствующей авиационной структуры, России тоже не будет. Только авиация позволяет связать удаленные районы страны с «Большой землей». Люди, не желая добровольно обрекать себя на «отрезанное» от цивилизации существование, бросают свои дома и навсегда уезжают из родных мест.

Это геополитический вопрос. Вопрос национальной безопасности. Кажется, в последние годы наши руководители, наконец-то, поняли это. И президент объявил программу импортозамещения и в авиации. Жаль, что так поздно.

Некоторые позиции предстоящего импортозамещения уже определены. Нашему министру, правда, не хватило фантазии — в области малой авиации он предложил модернизировать самолет Ан-2, которому 60 лет уже.

Уникальный Ан-24 планируется заменить на Ил-114. Тоже пародокс — этот самолет начали делать еще в 1980-е годы. Но чиновники в свое время программу «зарубили» в угоду тем же «Боингу» и «Эрбасу». Теперь вынуждены к ней вернуться с многолетним опозданием.

Далее в линейке идет как раз SSJ-100. Государство вложило в него настолько колоссальные деньги, что отказаться от этой машины уже не в состоянии.

И, наконец, МС-21, которому не так давно сделали прямо-таки роскошную, но неуместную «выкатку». Мы, профессионалы, смотрели на это действо с отвращением. Ведь у названного лайнера еще не было сертификата. Говорят, «выкатка» обошлась стране в стоимость производства одного такого самолета.

«СП»: — Ну, так понятно почему — сам премьер Медведев на презентации присутствовал. А как вы оцениваете перспективы МС-21?

— И я, и мои коллеги приветствуем и ждем этот самолет. Он легче «Боинга» и «Эрбаса» такого же класса. У него на 10−15 процентов ниже расход топлива. Это колоссальное преимущество.

Наконец, у нового лайнера широкий, просторный фюзеляж. Но более полно оценивать МС-21 будем тогда, когда ему выдадут сертификат. И когда двигатель на лайнер поставят отечественный. Нельзя повторять ошибки SSJ-100.

Идем дальше. Последняя машина в цепочке перспективных лайнеров — дальнемагистральный самолет, который мы решили делать совместно с Китаем. Я считаю, что это правильное решение.

«СП»: — Есть ли основания для того, чтобы сменить Америку и Европу в качестве партнеров на Китай?

— В отличие от России, Китай в последние два-три десятилетия времени даром не терял. Именно китайцам «Эрбас» первым доверил выпуск самолетов на их национальной территории. А ведь китайцы мастерски умеют учиться новым технологиям.

Помимо приобретенных компетенций, они вкладывают большие деньги в проект. Это же дорогущее дело — построить дальнемагистральный самолет.

«СП»: — Получается, толковому импортозамещению в России до сих пор мешала, главным образом, нехватка политической воли? И последствия этого до сих пор не преодолены?

— Именно так. Но для полноценного импортозамещения необходимо решить еще множество вопросов. В том числе — системных.

«СП»: — Например?

— У нас абсолютно неэффективная система государственного регулирования гражданской авиации. Родилась она во времена административной реформы, когда ведомства поделили на три уровня: министерства, агентства, службы. На первом этапе эта система сыграла свою положительную роль. Но затем абсолютно размыла ответственность. В итоге в авиационной отрасли в России нет настоящего хозяина.

Кроме того, остро стоит кадровый вопрос. Еще недавно из десяти человек, ответственных в стране за самолетостроение, начиная с зампреда правительства, шестеро вообще не имели инженерного образования. Одни журналисты, юристы, экономисты. Министр промышленности Мантуров — вообще социолог. Физику, аэродинамику они никогда не изучали. Как они самолеты будут делать?

Кстати, по той же причине сейчас деградирует российский космос. Везде сидят «эффективные менеджеры».

В СССР было Министерство гражданской авиации, отвечающее за все. А нынешняя Росавиация лишь «оказывает услуги» авиакомпаниям. Так записано в ее документах. А кто должен беспокоиться о развитии, о подготовке кадров, которых остро не хватает? Таких людей в нынешней системе просто нет. А без этого снова стать великой авиационной державой невозможно. Нужно менять систему.

Комментарий редакции: Введённый американцами запрет на поставку российских Суперджетов в Иран диктует необходимость принятия мер, направленных на ликвидацию зависимости от импортных поставок, проведения новой индустриализации и модернизации экономики нашей страны. Но выгодно ли всё это «эффективным собственникам»? Захваченные ими предприятия выведены из российской юрисдикции. Соответственно, компании находятся «на крючке» у мировых монополий. Последние как огня боятся возможного импортозамещения в России и обретения нашей страной технологической независимости. Ведь это будет означать усиление конкурента на мировой арене. Да, дело именно в офшорном характере нашей экономики. Ведь это имеет отношение как к частным компаниям, так и к квазигосударственным корпорациям. Капиталисты пытаются отмыть награбленные денежные суммы за границей. Вот мы и имеем то, что имеем. Поэтому бесполезны попытки реализации различных «программ импортозамещения» , пока капиталу принадлежит экономическая и политическая власть. Но этим дело не ограничивается. Правящие круги упорно не желают даже проводить протекционистскую политику. В данном случае реализация данной меры могла бы не полностью, то частично придать новое дыхание отечественной промышленности. Но что мы наблюдаем? Правительство Путина — Медведева до сих пор — даже на фоне расширяющихся международных экономических санкций, ориентируется на членство России в ВТО, на следование принципам соответствующей организации. Надо понимать, что если нас бьют, надо предоставить противнику возможность наносить удары ещё сильнее? Какой смысл после этого удивляться отсутствию экономического роста? 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.

Поделиться в социальных сетях: