Народ на страже Суверенитета

Известна фраза «У победы найдётся тысяча отцов, а поражение — всегда сирота». Считается, что авторство принадлежит Джону Фицджералду Кеннеди, хотя в общем виде мысль эта не нова и прослеживается с седой Античности, нечто очень близкое можно прочесть, например, у Тацита. Действительно, распространяться об успехах и претендовать на лавры куда приятнее, чем оправдываться за неудачу. Но хуже всего, когда уже громко провозглашенная и широко разрекламированная виктория на поверку оказывается чем-то иным, постыдным и дурно пахнущим. Потеря лица в классическом смысле слова сейчас мало кого беспокоит, но современный мир — место, где информация распространяется с огромной скоростью, где как никогда верна фраза Маркса «идея, овладевшая массами, становится материальной силой»: признаться в провале теперь нередко даже болезненее (и затратнее), чем потерпеть его.

В свете этого не удивительно, что США, их союзники и сателлиты по всему Земному шару, помалкивают относительно своих громких провалов в Никарагуа и особенно Венесуэле. Объяснимо вполне и молчание всей той массы «экспертов» и «пророков», которая зимой этого года отмеряла едва не последние часы власти Николаса Мадуро и боливарианских социалистов. Объяснимо — но от того не менее подло и мелко.

Данная статья будет краткой, по большому счёту — просто констатацией известных уже фактов, но только их умудряются всё как-то не замечать. Это будто фильм, начало которого крутят по всем телеканалам мира, а финал — снимают с эфира, вырезают, история с зачином, но без развязки — апофеоз клипового мышления.

Итак, на дворе — апрель 2018. В Никарагуа начинается волна протестов. Сперва, вроде бы как, из-за лесных пожаров и неспособности властей своевременно с ними справиться. Потом выясняется — нет, что-то не пошло, не удаётся поднять народ — и тематика плавно смещается на борьбу с пенсионной реформой, которую в стране начали было проводить под давлением иностранных кредиторов и МВФ. Уже 21 апреля президент Даниэль Ортега пообещал отменить, а по существу не проводить — ввести в силу её положения не успели — пресловутую новацию. После этого протесты… перешли на личность самого лидера сандинистов и требование немедленного его ухода с поста. Ибо тиран. Даниэль Ортега при этом победил на выборах президента страны в 2016 году с результатом 72,44% — и никто, как внутри страны, так и вне её, не посмел объявлять эти выборы недемократическими — тем более, никто не привёл в пользу подобных утверждений доказательств. Тем не менее, в мае 2018 США и целый ряд других внешних игроков решительно встаёт на сторону борющихся с деспотией людей, которые внезапно оказываются зачастую оснащены огнестрельным оружием и взрывчаткой и начинают вести полупартизанскую борьбу против властей. Мир наблюдает. «Эксперты» отечественной и зарубежной выделки потирают руки и предсказывают скорый конец Ортеги и Сандинистского фронта освобождения…

Прошло больше года. Хосе Даниэль Ортега Сааведра по прежнему стоит во главе Никарагуа, 677 человек из числа наиболее буйных протестующих (которых правильнее будет уже называть повстанцами, а по существу — наследниками контрас — и по целям, и по методам) сидят в тюрьме — 100 из них, правда, выпустили, чтобы ускорить процесс национального примирения. 19 июля страна отпраздновала 40 лет победы Сандинистской революции, в столице состоялись народные гулянья и салют. Отдельные выступления продолжаются, но очень слабые и спорадические. Основной контингент — радикальная студенческая молодёжь и люди, политически связанные с бывшими контрас, а финансово — с заграницей. Впрочем, они уже никому не интересны — глобальные СМИ молчат. Хранят тишину и «эксперты», а главное — те силы, которые открыто выставляли требования лидеру независимого государства в области, касающейся сугубо его внутренних, суверенных дел.

Перенесёмся теперь в Венесуэлу начала сего года. Политический кризис! Протесты! Оппозиция отказывается признавать Николаса Мадуро законно избранным президентом страны. Последний получил 68% голосов — но это, конечно же, всё сплошная фальсификация. И не беда, что народ массово голосовал за боливарианских социалистов к тому моменту уже многие годы, а также деятельно противостоял ряду попыток организации военного путча (последние, как известно, прямая, можно даже сказать столбовая дорога к истинной демократии — не верите — спросите господ в Вашингтоне, округ Колумбия). 15 января Хуан Гуайдо — на тот момент спикер Национальной Ассамблеи, т.е. парламента Венесуэлы (правда этот пост он занимал аж целых десять суток — с 5 числа) объявил, что принимает на себя обязанности президента страны. 21 января предприняла попытку переворота часть подразделений Национальной гвардии, расквартированная в Каракасе. 23 января президент США Дональд Трамп буквально через считанные минуты после символической присяги Гуайдо признал его и. о. главы государства как человека, «возглавляющего единственный орган власти, избранный народом Венесуэлы». Николаса Мадуро Трамп назвал «нелегитимным» лидером, заявив, что будет «продолжать использовать весь дипломатический и экономический вес США для того, чтобы бороться за восстановление венесуэльской демократии». 28 января американцы и их союзники приступили к заморозке венесуэльских активов за рубежом, ввели экономические санкции. И опять же штатные и заштатные “Нострадамусы” предрекают чавистам скорый крах, его ждут и уже обсуждают, как факт почти совершившийся, информагнтства. Наконец, перейден и финальный рубеж, Рубикон – целый ряд государств официально признаёт Гуайдо легитимным президентом Венесуэлы. Среди них США, ЕС, большая часть членом Организации Американских государств, даже такие во всех отношениях  удалённые от проблем Латинской Америки страны, как Израиль, или Австралия.

Прошло полгода. Насыщенных, со столкновениями на венесуэльской госгранице в ходе провокативных насильственных попыток провести так называемую “гуманитарную помощь”, диверсиями против системы энергоснабжения Боливарианской республики, искусственным подстёгиванием товарного дефицита методами фактической блокады. И, куда же без них, попытками организовать вооружённое восстание, которое передало бы власть от “недемократического” Мадуро “демократическому” Гуайдо, а всего вероятнее еще более “демократической” хунте. Ну и вишенка на торте – покушения на лидера суверенного государства – члена ООН, к которым вот ну совсем никакого отношения не имеют спецслужбы и разведсообщество одной всем известной Исключительной страны. Казалось бы, тут бы и сбыться прогнозам. Ан нет! Гуайдо всё больше прятался, вместо того, чтобы править. Народ массово выходил в поддержку Единой Соцпартии Венесуэлы. Армия в подавляющем большинстве сохранила верность присяге. С блокадой тоже как то да совладали – не без помощи России и Китая, недвусмысленно поддержавших законное правительство.

Но, это нужно и важно подчеркнуть, никакая благожелательная позиция пусть и мощных, но удалённых, расположенных в Евразии держав не спасла бы Венесуэлу, если бы та перед лицом давления гегемона продемонстрировала внутреннюю слабость и разобщенность. Вместо того Боливарианская Республика показала нечто совершенно иное, сущностно важное, то, о чём не скажет ни один “эксперт”: у империализма по прежнему нет никаких действенных инструментов для смены режима и строя в проводящих последовательную социалистическую линию в политике и экономике государствах, кроме прямой военной агрессии. Так много слов было сказано в последние годы о технологиях цветных революций, о том, что этот феномен современности играет едва не ведущую роль в нынешней глобальной игре, в системе международных отношений – способность ведущих держав разворачивать в свою сторону курс других стран посредством одной лишь “мягкой силы”. В действительности же подобные сценарии становились реальностью только в государствах с капиталистической моделью экономики и крупным слоем буржуазии со значительной долей выведенного за границу капитала. Именно сами верхи таких стран, и перед нами – примеры Грузии Шеварнадзе или Украины Януковича, создавали поводы для массового народного недовольства, при этом одновременно легко поддаваясь внешнему диктату, опирающемуся на систему индивидуальных санкций, судебных дел, потенциально ведущих к заморозке или изъятию активов. Воля к борьбе этого компрадорского слоя в подобной обстановке оказывается прочно и безоговорочно парализованной.

А вот венесуэльская нефтяная монополия PDVSA, ставшая основной мишенью санкций в ходе противостояния Мадуро и Гуайдо и стоящих за спиной у последнего сил, это государственная корпорация, общенациональное богатство. И оно реально расходуется прежде всего на социальные проекты. Здесь не место подробно распространяться на тему политики чавистов в сфере борьбы с бедностью, неравенством, мер, принимаемых в течение долгих лет властями Венесулы в сферах образования, здравоохранения, жилищного строительства, хотя рассказ о них и был бы интересен, а также весьма поучителен для нашей страны, где Газпром заставляет в реальности сбываться мечты только собственного топ менеджмента, а прочим предлагает довольствоваться рекламой. Важно понимать – они действенны, настолько, что Мадуро и Единая Соцпартия действительно могут надёжно опереться на всенародную массу. И ключевое тому доказательство – готовность активно задействовать в борьбе со внешним и внутренним врагом структуры народного ополчения, протестированные в ходе крупнейших в истории Венесуэлы учений по комплексной обороне страны  «200-летие Ангостуры-2019». Фактически речь идёт о готовности в случае необходимости организовать тотальное вооружение народа. Что может быть знаком большего доверия?

По большому счёту во всех случаях, когда США и империалистические силы в целом в последние годы ставили себе задачу по свержению неугодных режимов в странах социалистической ориентации, либо насильственной корректировке их курса, они терпели провал. Они вынужденно отступились от агрессивной риторики в отношении Северной Кореи и её ядерной программы, пошли на политику примирения с Кубой при администрации Обамы, а затем в очередной раз убедились в неспособности путём давления подчинить остров Свободы, когда вновь ввели жесткие ограничительные меры при Трампе. Штаты не сумели свергнуть социалистов в Никарагуа и Венесуэле. Лишь в Ливии им удалось уничтожить Джамахирию, но исключительно посредством вооруженного вмешательства, а итогом стала полная дезинтеграция государства как такового, превращение его в арену непрерывных столкновений разного рода группировок, большинству из которых больше подойдёт слово банда.

Именно социализм демонстрирует свои преимущества перед капитализмом, в том числе и в отношении защиты суверенитета, самобытности и свободы народов, является лучшим средством для организации отпора иностранному диктату, надёжной вакциной от цветных революций. Это – в XXI веке, когда идеологи буржуазии уже несколько десятилетий назад провозгласили конец истории по факту своей, как им это виделось после распада СССР, безоговорочной победы. В условиях отсутствия адекватного соперника у гегемона и его клевретов, вынужденные бороться сами за себя, практически один на один против неизмеримо превосходящей мощи. Седьмой месяц пошёл, как продолжает править “свергнутый” Николас Мадуро. 22 июля Су-30 ВВС Венесуэлы уверенно отогнали из своего воздушного пространства штатовский разведывательный самолёт E3 Aries. Страна оправляется от последствий нанесённых её подлых ударов, собранная, готовая ко всему. Стабилизируются цены, идёт деятельная и небезуспешная борьба со спекуляцией. Живёт дело Уго Чавеса, дело социализма!

Всем пророчествам вопреки!

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.