По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия».

Что же произошло в эти дни на полигоне недалеко от Северодвинска в Архангельской области, и каковы последствия взрывной аварии? 

Постепенно стали всплывать «уточнения», рисующие несколько иную картину произошедшего, чем об этом говорилось в конце прошлой недели. Как оказалось, погибли не только два человека Минобороны. В выходные стало известно о погибших сотрудниках Росатома. «В результате происшествия на военном полигоне в Архангельской области погибли пять сотрудников «Росатома» и еще трое пострадали», – сообщают российские информагентства со ссылкой на поступившее им сообщение от госкорпорации. По данным «Росатома», ЧП случилось при испытании ракеты на морской платформе. Как сообщает Интерфакс, после завершения испытаний случилось возгорание топлива ракеты с последующей детонацией. В госкорпорации «Росатом» отметили, что в результате взрыва тела людей отбросило в море. Поиски пострадавших продолжались до тех пор, пока оставалась надежда найти выживших. 

Ведомство сообщает: «… пострадавшие получили травмы и ожоги различной степени тяжести. Все они были доставлены в специализированное медицинское учреждение, где им оказывается помощь». Пятеро погибших при взрыве во время ракетного теста в Архангельской области работали на территории закрытого городка Саров сотрудниками Российского федерального ядерного центра. Об этом сообщает телеграм-канал Baza. В то же время общее число пострадавших, как утверждается, составляет 15 человек. 

Длительное время оставалось непонятным, что делали при испытаниях обычного реактивного двигателя, пусть и ракеты, специалисты столь специфического ведомства, каким является «Росатом». И как могло случиться, что они погибли «при всплеске радиации», а выжившие доставляются в специализированные лечебные заведения. 

Мы настолько часто сталкиваемся с тем, что трагические сообщения нам подают в стиле туманной неопределенности, скрывая правду, что, таким образом, любая недосказанность о громких ЧП порождает в массах полное недоверие официальной информации. Источник Интерфакса рассказал агентству: «По стечению обстоятельств в момент возгорания сотрудники «Росатома» осуществляли проверку изотопных источников питания, разработанных для жидкостной реактивной установки», – приводит его слова агентство. Собственно, малопонятная для обывателей фраза – «изотопные источники питания для жидкостной реактивной установки» – ос­тавляла мало сомнений у специалистов, это был, по-видимому, двигатель той самой крылатой ракеты с неограниченной дальностью полета. 

В выходные многочисленные информагентства сообщили, что пострадавшие от взрыва на полигоне в Архангельской области были доставлены в Москву с применением мер специальной защиты: водители реанимационных автомобилей были одеты в костюмы химической защиты, а машины обмотаны специальной пленкой. Перед выгрузкой раненых из вертолета машина была исследована на предмет радиационного фона. По данным СМИ, раненых направили в «государственный биофизический центр имени Бурназяна». На сайте центра сказано, что он является «флагманским учреждением» в том числе в таких областях, как радиационная и ядерная медицина. 

Власти Северодвинска, в районе которого произошел инцидент, сначала сообщили о локальном скачке радиационного фона из-за аварии при испытании ракеты. Опубликовав информацию об этом на своем сайте, через некоторое время удалили сообщение. Чуть позже появилось сообщение, что район Двинского залива Белого моря, рядом с которым произошел взрыв на военном полигоне, на месяц закрывается для свободного плавания и рыболовства. И хотя Минобороны не указывает место происшествия, ряд СМИ сообщили, что инцидент произошел в поселке Нёнокса, где располагается Государственный центральный морской испытательный полигон ВМФ. 

Чем могут обернуться последствия взрыва двигателя ракеты в Архангельской области для экологии и каковы будут масштабы этих последствий, оценить никто сегодня не берется. И в первую очередь – из-за недостатка объективной информации. По свидетельству жителей Северодвинска, в городе ощущаются настроения обеспокоенности. 

По неизвестной причине пострадавших не стали размещать в военной клинике Северодвинска, которая, как утверждается, располагает необходимыми средствами реагирования на подобные случаи. Вместо этого сразу после происшествия их доставили в областной центр, где развезли по трем разным клиникам. Тем временем спецслужбы, представители которых с момента инцидента присутствуют на территории больничного городка, добились практически полной информационной «тишины» в области. По этой же причине, как предполагается, в Северодвинске были отключены практически все информационные табло с данными радиационного фона. 

Полная безвестность подтолкнула местных жителей, отнесшихся к происходящему со всей серьезностью, к самостоятельным поискам превентивных мер защиты: в Северодвинске скуплены запасы йода, наблюдается дефицит алкоголя и полное отсутствие дозиметров в продаже. Хотя йод в качестве индивидуального средства защиты совершенно не подходит. Водка и вино не столько выводят радиацию, сколько позволяют менее трезво встречать невзгоды.

По мнению специалистов, единственной возможностью для того, чтобы нейтрализовать панику среди населения и предотвратить сопутствующие ей ошибки, могли бы стать, во-первых, доступ населения к счетчикам Гейгера, во-вторых, адекватная система оповещения о наличии или отсутствии радиационной угрозы. 

Невозможность получить достоверную информацию о последствиях этого взрыва снова показывает степень бесконечной отчужденности власти от населения.

Несмотря на то, что жители массово демонстрируют трещание личных дозиметров, военные продолжают утверждать, что произошел банальный взрыв жидкостного ракетного двигателя на испытаниях. Допустим, повышение фона не слишком большое, но проблема в том, что власть откровенно не говорит всей правды, а потому понять, что именно произошло, невозможно. Принять адекватные меры можно только в одном случае – четкой и полной информации, что именно взорвалось, какие последствия и что нужно делать населению. 

Это уже четвертая военная катастрофа в России за два месяца и вторая за минувшую неделю. Август начался с пожара на территории склада воинской части рядом с деревней Каменка, где загорелось и начало детонировать хранилище пороховых зарядов. В Баренцевом море произошла авария на российском глубоководном аппарате, в результате чего погибли 14 подводников. В июне в Дзержинске на территории предприятия «Кристалл» произошло несколько взрывов техногенного характера. 

Рост числа катастроф говорит о постепенной утрате управляемости. Большинство из них, как правило, имеет пресловутый человеческий фактор: неправильная эксплуатация, низкая квалификация, руководящая халатность и тому подобное. 

Т. ЕВТУШЕНКО

Комментарий редакции: На протяжении последнего времени Россию охватила чреда военных катастроф. На первый взгляд, создаётся впечатление, будто речь может идти о диверсиях. Конечно, пока невозможно что-либо категорически утверждать. Тем не менее, ни для кого не секрет, что масштабы износа оборудования и техники достигли опасных размеров. Отсутствие должного финансирования инфраструктуры, игнорирование правил техники безопасности приводит к плачевным последствиям. И так будет продолжаться до тех пор, пока будет наблюдаться дефицит кадров, пока государство будет самоустраняться от ответственности за состояние экономики, инфраструктуры и обороноспособности, передавая всё на откуп невидимой руки «свободного рынка».

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.