По материалам публикаций на сайте газеты «Правда».

Беседу вёл Владислав Гончаров

Недавно среди бортпроводников авиакомпании «Аэрофлот» началась так называемая забастовочная акция «Больничный лист». Работники стали массово брать больничные и не выходить на работу, добиваясь увеличения зарплаты и улучшения условий труда. Корреспондент «Правды» пообщался с руководителем Шереметьевского профсоюза бортпроводников Илоной Альбертовной БОРИСОВОЙ по поводу акции «Больничный лист», поговорил об особенностях работы, о проблемах и нарушениях прав бортпроводников, а также о возможном переходе на четырёхдневную рабочую неделю.

— Илона Альбертовна, прежде чем переходить к обсуждению акции «Больничный лист», стоило бы для начала рассказать читателям «Правды» об особенностях работы бортпроводников.

— В отличие от наземного транспорта работа бортпроводника и пилота определяется особым отраслевым документом, разработанным минтрансом, — «Положением о рабочем времени и времени отдыха». В соответствии с этим документом у нас расчёт рабочего времени идёт не в днях, а в часах. Рабочее время в течение суток нефиксированное, то есть оно может меняться в зависимости от желания работодателя. Поэтому наше время отдыха рассчитывается от рабочего времени: чем меньше его, тем меньше мы отдыхаем. Санитарная норма — 80 часов полётов в месяц. Эту норму превышать недопустимо и нежелательно для здоровья. Тем не менее превышать позволяют, но с письменного согласия работника. И в этом случае любые риски по поводу нанесения вреда своему здоровью он берёт на себя, и компенсация в случае чего ему выплачена не будет.

Санитарная норма может делиться на определённое количество рейсов. Например, можно вылетать в 3—4 длинных рейса за месяц и долетать до нормы за счёт нескольких коротких рейсов. А можно летать весь месяц только короткими. Но работающий длинными рейсами бортпроводник отдыхает дольше и качественней, чем работающий короткими, которому приходится ходить на работу чуть ли не каждый день. Эту дискриминацию работодатель использует в качестве давления на работников. Например, любое желание работника взять отпуск или выходной наталкивается на то, что работодатель ставит его на режим работы короткими рейсами или же угрожает этим, чтобы работник отказался от реализации своих прав.

— Какими ещё способами работодатель давит на работника?

— Ещё один вариант давления заключается в том, что некогда занимавшиеся чисто обучающими функциями инструкторы сейчас стали выполнять карательные функции, то есть они фиксируют нарушения, которые в дальнейшем могут привести к взысканиям и позволят работодателю лишить работника части премии. Дело в том, что зарплата у бортпроводников не фиксированная и зависит от ряда факторов. То есть имеется окладная часть, довольно маленькая, от которой отсчитываются различные компенсации. Естественно, это незначительные прибавки. Основная часть заработной платы — полётное время и остальная — это личный вклад, начисляемый работодателем, на который он может полностью влиять, вплоть до того, что совсем его отменять. Полётное время зависит от количества отработанных часов, и его также определяет работодатель: полная часть — 80 часов или же пониженная часть — 50 часов. Итак, начисления по полётному времени могут ударить по размеру зарплаты.

Используя все эти механизмы, работодатель произвольно влияет на работника и в конце концов делает его рабом. Кроме того, размер зарплат оставляет желать лучшего: он не соответствует рискам, которым мы себя подвергаем в полётах. Доходит и до того, что страховые компании отказываются страховать жизнь бортпроводников и пилотов. В сравнении с наземными работами у бортпроводников зарплата ниже средней по Москве. В результате сложности работы и психологического давления со стороны работодателя недовольство среди бортпроводников растёт. Многие не выдерживают и покидают рабочие места, из-за чего в наших рядах наблюдается значительная текучесть кадров. В день уходят по 15—20 человек, а им на смену приходят менее опытные работники.

— Что ж, теперь, я думаю, самое время перейти к разговору об акции «Больничный лист».

— За организацией этой акции стоят не наши профсоюзы (Шереметьевский профсоюз бортпроводников и Шереметьевский профсоюз лётного состава). Она началась снизу и оценивается нами как незаконная. Тем не менее мы понимаем недовольство работников, и подобные действия — это сигнал руководству к принятию мер по улучшению положения бортпроводников. Проблема этой забастовки в том, что организаторы не просчитывают последствия, которые могут за этим наступить. Работники не осознают, что от их действий пострадают бортпроводники, которые брали больничные по болезни, а не в поддержку забастовки. Наказать их могут переводом на менее оплачиваемые короткие рейсы или же ударить по ним размером зарплаты. В то же время оба профсоюза решительно выступают против нарушения трудовых прав работников. Кроме того, мы будем использовать коллективные меры для поддержки требования к работодателю соблюдать наши трудовые права.

— Расскажите о вашем профсоюзе. Когда он появился, какие к тому были предпосылки?

— Профсоюз появился в 1990-е. Если не ошибаюсь, в 1996 году. С самого начала своего существования он подвергается давлению со стороны работодателей. Однажды было уничтожено заявление на взносы, которое бортпроводники подавали в бухгалтерию. Таким образом, количество членов профсоюза среди бортпроводников резко уменьшилось. Последующими действиями работодатель ударил по зарплатам членов профсоюза. Например, годовая премия работникам стала начисляться с учётом «профсоюзного признака». Так, потеря в размере выплаченных премий членам профсоюза по сравнению с другими работниками достигала 100 тысяч рублей. Не все выдержали такой удар. Мы приняли меры: не стали афишировать имена и фамилии членов профсоюза, а предоставили им возможность перечислять взносы самостоятельно на счёт профсоюза.

— Вероятно, этот опыт могут использовать и другие профсоюзы?

— Конечно.

— Каких побед в трудовых конфликтах добился ваш профсоюз?

— Шереметьевский профсоюз бортпроводников принимал активное участие в защите трудовых прав. Наша значимая победа была достигнута в 2010 году, когда мы остановили незаконное сокращение бортпроводников. Тогда мы выиграли суд. На самом деле не было никакого сокращения бортпроводников, а, как оказалось, это была чистка кадров. Такую чистку «Аэрофлот» проводит регулярно, только разными способами.

В 2016 году авиакомпания начала применять одно из положений локального документа, а именно: требования к членам экипажа, где было указано, что бортпроводники должны соответствовать размерам форменной одежды. Это требование мы рассматривали как дискриминацию. В итоге продолжительной борьбы мы выиграли суд. Тем не менее это положение, уже исключённое из локального акта, в действительности продолжает применяться работодателем к тем бортпроводникам, которые не готовы бороться за свои права.

Многие бортпроводники не осознают той силы, которой обладают. Нас в компании более 8,5 тысячи человек, и если все мы объединимся в независимые профсоюзы, то наверняка будем одерживать убедительные победы над произволом работодателя и вынудим его соблюдать законодательство. Мы призываем вступать в независимые профсоюзы, мы хотели бы, чтобы туда входило не менее половины всех работников. Это необходимо для того, чтобы можно было на переговорах с работодателем представлять интересы всех бортпроводников.

— Два профсоюза — Шереметьевский профсоюз бортпроводников (ШПБ) и Шереметьевский профсоюз лётного состава (ШПЛС) появились одновременно?

— Оба профсоюза появились достаточно давно. У ШПЛС руководитель — Игорь Владимирович Дельдюжов. Мы с этим профсоюзом работаем рука об руку, проводим совместные акции. Это позволяет нам разрабатывать документы, регламентирующие нашу работу, потому что все мы трудимся в одних и тех же условиях и сталкиваемся со схожими проблемами в работе.

— К вам за помощью обращаются коллеги из других авиакомпаний?

— Мы работаем серьёзно: у нас есть юридическая поддержка, мы просчитываем все вопросы крайне внимательно. Бортпроводники других авиакомпаний о нас знают и обращаются за помощью. А там мы уже оцениваем ситуацию самостоятельно. В целом, своим коллегам из других авиакомпаний мы помогаем.

— Вы подтягиваете юридическую грамотность своих сотрудников?

— Конечно, мы проводим разъяснительную работу с членами профсоюза, предлагаем варианты решения проблем и, конечно же, повышаем юридическую грамотность бортпроводников. Кроме того, мы призываем работников не решать проблемы в индивидуальном порядке, чтобы не совершать ошибок по ходу борьбы с работодателем за свои права. Потому что, действуя в одиночку, можно оказаться в таком юридическом болоте, из которого непросто выбраться, и такое положение работника будет только на руку работодателю.

— В рамках рабочей солидарности с какими независимыми профсоюзами вы взаимодействуете?

— Готовы сотрудничать со всеми здоровыми силами, которые защищают гражданские права. Мы сравниваем свои позиции, обмениваемся опытом в рамках стратегии и тактики поведения по определённым вопросам. По ряду причин названия профсоюзов, с которыми мы работаем, не разглашаются.

— Так, собственно, какими будут дальнейшие действия вашего профсоюза по поводу «Больничного»?

— Как я уже говорила, эта акция спонтанная, незаконная и началась снизу. Наши дальнейшие планы — донести до работников законные способы борьбы. Если так посмотреть, то работа строго по правилам, иначе говоря «итальянские забастовки», действительно показывают свою эффективность. Например, побед добиваются врачи: им повышают зарплату, улучшают условия труда. Но буржуазные центральные СМИ об этом не сообщают. На мой взгляд, делается это намеренно, чтобы не подталкивать работников к забастовкам. Кстати, пациенты зачастую поддерживают врачей в их начинаниях, и правильно делают. Уставший и измотанный врач — это никакой специалист, а врач отдохнувший будет работать действенней и эффективней. То же самое относится и к работникам других профессий, в том числе и к бортпроводникам.

— Как вы оцениваете идею возможного перехода на четырёхдневную рабочую неделю?

— Сама по себе эта идея лучше положение работников не сделает. Это рассчитано на тех, кто работает по дням. У нас из Трудового кодекса незаметно ушло понятие о 8-часовом рабочем дне. В Трудовом кодексе указано ограничение по времени работы в размере не более 40 часов в неделю, и теперь получается, что можно распределить эти 40 часов, как работодателю будет угодно. Рабочее время сокращено при переходе на четырёхдневку не будет, поэтому придётся работать по 10 часов в день как минимум. Ещё сюда можно добавить один час перерыва, переработки также сохранятся, а это ещё один-два часа работы. В итоге получается, что работник более половины дня будет на рабочем месте. А мы в расчёт не берём время на дорогу туда и обратно, время на употребление и приготовление завтрака и ужина, время, которое мы уделяем своим близким…

Всё это пойдёт в ущерб нормальному 8-часовому сну, что приведёт к усталости работника. И в итоге три дня выходных переутомлённый работник проведёт в постели. То есть сокращение рабочей недели обернётся только снижением производительности труда. А об уменьшении рабочего дня работодатели и думать не желают, потому что это им не выгодно.

Комментарий редакции: Запредельная эксплуатация труда становится обыденным явлением. Перебор с рабочим временем, отказ от предоставления отпуска при одновременном отказе от доплат за сверхурочные, — всё это откровенное издевательство над людьми труда. Практически во всех отраслях наблюдается подобное. В том числе и среди бортпроводников самолётов. А ведь это тяжёлая и ответственная работа. А что будет в случае отмены Советских нормативных актов, к чему призывает Дмитрий Медведев? Даже подумать страшно. Вот чтобы не допустить ухудшения ситуации, надо уже сейчас подниматься на борьбы против произвола капитала. Бортпроводники аэропорта Шереметьево уже начали возвышать сувой голос. Немаловажно то, что они намерены координировать свои усилия с другими профсоюзами — например, с МПРОТом. Это абсолютно правильно. СОлидарность трудящихся является непременным условием победы над грабителями народа. Но также надо помнить, что только борьба за обобществление средств производства, за Ресоветизацию окончательно снимет эксплуататорскую удавку с шее народа.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.