Доктор политических наук Сергей Обухов в интервью порталу «Свободная Пресса» прокомментировал очередные решения властей, отказывающих гражданам в справедливом пенсионном обеспечении.

В Пенсионном фонде нет денег для индексации пенсий работающим пенсионерам в 2020 году. Об этом 23 октября сообщил председатель правления ПФР Антон Дроздов.

«Для восстановления индексации пенсий работающим пенсионерам нам потребуется 368 млрд. рублей. Это большие деньги, и таких у нас денег сейчас нет», — сказал Дроздов на пленарном заседании Госдумы.

По его словам, всего в России 43 млн. пенсионеров, и немалая их часть — 9,6 млн. — работают.

Заметим, власти не индексируют пенсии работающим с 2016 года, причем с потрясающим упорством. Так, в начале 2019 года «Единая Россия» отклонила целых три законопроекта об индексации пенсий работающим пенсионерам.

Это более чем странная позиция, поскольку бюджет лопается от денег — благодаря росту нефтяных цен и фактической девальвации рубля. В цифрах Минфина ситуация выглядит так. По итогам двух третей 2019 года федеральный бюджет РФ исполнен с рекордным профицитом в 3,7% ВВП, или 2,56 трлн. рублей. При этом надо понимать: 368 млрд. рублей, необходимые на индексацию — не какие-то запредельные деньги, это меньше 0,5% ВВП. Почему же власти ущемляют права пожилых, которые продолжают работать только потому, что на нищенскую пенсию не выжить?

По экспертным оценкам, ничего не мешает решить вопрос с пенсиями кардинально — повысить страховой тариф с нынешних 22% до 26%.

Здесь уместно напомнить о мерах, принятых в конце нулевых, когда Владимир Путин был премьер-министром. После кризиса 2008−2009 годов он направил дополнительные средства на пенсии, и распорядился повысить страховой тариф с 20% до 26%. Это было осуществлено в 2011 году, наряду с валоризацией пенсий. И если в последнем квартале 2008 года пенсии по коэффициенту замещения упали до 25%, то Путин смог поднять их в 2011 году до 40% — как того требует конвенция № 102 Международной организации труда.

Если бы тариф повысили сейчас, не потребовалось бы повышать пенсионный возраст, и хватило бы на индексацию работающим пенсионерам. Экономика РФ тоже бы отреагировала позитивно — пенсионеры особый слой покупателей, которые приобретают, в основном, отечественную продукцию.

Заметим, 26% страхового тарифа — не так уж много. В СССР тариф составлял 38,5% — ровно столько же, как сейчас на Украине. И заметьте, пенсии в «незалежной» не только исправно платятся, но и повышаются — несмотря на экономические трудности.

Почему же наши власти обходят молчанием вопрос о повышении тарифа? Ведь даже в 2011-м, в бытность Путина премьером, тариф в 26% продержался всего год — а после его снизили тихой сапой.

Ответ прост: наше правительство играет не на стороне пенсионеров, а на стороне крупных корпораций. А с точки зрения крупного бизнеса, повышение страхового тарифа означает неминуемое снижение прибыли.

Но главное, наше правительство не верит в экономический рост, и ждет глобального экономического кризиса.

При такой перспективе кабмин считает разумным складывать деньги в кубышку, а не транжирить на инвестроекты и тем более на пенсии. По сути, Кремль хочет сохранить стабильность, если грянет кризис, любой ценой — хотя бы до 2024 года, чтобы решить вопрос транзита власти.

И остается надеяться на одно: по мере роста социальной напряженности Путин и Дроздов будут вынуждены сыграть в «хорошего» и «плохого» полицейского. И тогда вопрос с индексацией пенсий работающих пенсионеров будет все-таки решен.

— То, что мы наблюдаем — не первый пенсионный грабеж, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук, зам. иректора ЦИПКР Сергей Обухов. — Можно вспомнить историю с НПФ. Когда в начале нулевых в Центре стратегических разработок прогнозировалось создание государственной обязательной пенсионной накопительной системы, планировалось, что к 2015 году в системе будет 10−15 трлн. рублей. Сейчас, если исходить из имеющихся данных, в системе около 3 трлн. рублей.

Именно из-за этого в 2014-м власти приняли решение пенсионные накопления — которых в реальности уже не было — «заморозить». А потом «заморозку» неоднократно продлевали, в последний раз — до 2021 года.

Собственно, и пенсионная реформа 2018 года призвана, в том числе, чтобы перезапустить накопительную систему. Ключевая идея — дождаться, когда прежние накопления прикончит инфляция, и выплатить их гражданам, что называется, рубль в рубль.

На этом фоне отказ от индексации пенсий работающим пенсионерам — лишь один из способов отъема пенсионных средств у граждан, к которому прибегают власти

Я бы на это сказал: снявши голову, по волосам не плачут. Я имею в виду избирателей, проголосовавших за «Единую Россию».

«СП»: — Почему власть упорно экономит на пенсионерах?

— Проблема, с точки зрения элиты, в одном: деньги, которые выданы людям на руки, невозможно утащить. В условиях, когда у нашей элиты сокращается доходная база, она едина во мнении: кормить пенсионеров незачем — они и без доплат проголосуют как нужно, и даже досрочно помрут. И тем самым, своей смертью, сэкономят еще больше денег в Пенсионном фонде.

При этом пенсии в нашей стране действительно мизерные. У нас все любят сравнивать по паритету покупательной способности. Но можно сравнивать по другому критерию — по производительности труда.

Скажем, во Франции средняя пенсия достигла 1381 евро — на наши деньги, примерно 98 тысяч рублей. При этом во Франции, по данным ОЭСР, производительность труда составляет 70,5 доллара в час, а в России — 26,5 доллара. Получается, у нас производительность труда — 37,5% от французской.

А теперь посчитаем по этой пропорции «французский уровень» пенсии для России — получится 36,7 тысячи рублей. Выходит, таким должен быть справедливый размер пенсии в РФ, а вовсе не 14,4 тысячи рублей, как сейчас.

Ведь и во Франции капитализм, и у нас. Но почему наш капитализм, отягощенный олигархией, коррупцией и неэффективным управлением более людоедский, чем французский?

«СП»: — Как выглядит перспектива с индексацией пенсий работающим?

— Думаю, здесь ничего не изменится — до тех пор, пока народ будет продолжать безмолвствовать. Тем более, если верить ВЦИОМ, рейтинг доверия Путину с конца сентября по середину октября снова увеличился — с 71,4% до 73,3%. А «Единая Россия» докладывает, что чуть ли не каждую неделю выигрывает дополнительные мандаты в регионах.

Раз так — нечего платить этому народу, этим пенсионерам. Надо понимать: другого механизма обратной связи для Кремля не существует. А раз люди не протестуют, их можно и дальше грабить.

«СП»: — Дроздов говорит, что 368 млрд. рублей — неподъемные деньги для ПФР. Это действительно так?

— Это смешная сумма на фоне «кубышки», в которую Кремль складывает нефтедоллары. Для элиты крайне важно, чтобы «пылесос» по перекачке ресурсов и финансов на Запад продолжал работать. А пенсионные деньги — не выкачаешь, только и всего.

Куда перспективнее, с точки зрения выкачивания средств, выглядит инфраструктурные проекты типа моста на Сахалин, или окружная московская автодорога, или скоростная трасса в Казань. Этими проектами чиновники и занимаются, а не пенсионерами.

Поэтому Кремль не индексирует пенсии, но охотно списывает долги странам Африки. Хотя у нас до 65 лет доживают всего 57% мужчин, а в африканских странах — доживают на 15−20% больше.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.