В преддверии рассмотрения бюджета всё настойчивее звучит с думской трибуны голос коммунистов, требующих смены социально-экономического курса, отражением которого является главный финансовый документ страны. К чему привела политика экономического либерализма, показал в своём выступлении от фракции КПРФ на заседании Госдумы 17 октября Николай Иванов.

ПО ПРОМЫШЛЕННОМУ производству в целом и по большинству отраслей Россия не вышла на уровень 1990 года, она утратила почти все секторы мирового рынка высокотехнологической продукции, где ранее доминировала. Если в 1989 году в нашем экспорте товары с высокой добавленной стоимостью составляли 38,7 процента, то в 2018-м — лишь 5 процентов. В 1991 году наши самолёты составляли около 40 процентов мирового парка гражданской авиации, сегодня — менее 2 процентов. Доля высоких технологий в нынешнем российском экспорте всего 0,13 процента, столько же, сколько у одной из самых отсталых стран Евросоюза — Португалии.

В результате реформирования экономики по либеральным моделям доля России в мировом ВВП сократилась с 9 процентов в 1990 году до нынешних 2 процентов. С третьего места, которое занимала наша страна в мире, уступая по объёму валового внутреннего продукта только США и Японии, мы переместились на 16-е при оценке ВВП по рыночному курсу доллара.

Прямой результат либерального курса — переход экономики под иностранный контроль, подчеркнул Николай Иванов. Иностранный капитал уже контролирует 95 процентов энергетического и 75 процентов железнодорожного машиностроения, 76 процентов цветной металлургии, около половины химического, целлюлозно-бумажного производства и производства нефтепродуктов. Под управлением иностранцев не менее двух третей пищевой промышленности и крупнейшие торговые сети страны. Даже акционерный капитал Сбербанка на 49 процентов принадлежит иностранцам. А американская депозитарная расписка подтверждает право собственности на более чем 28 процентов акций Газпрома.

Особенно остро почувствовал либеральные преобразования трудовой народ: по заработной плате в реальном исчислении россияне даже сегодня не вышли на уровень 1990 года. В отсутствие экономического роста доходы россиян сокращаются: с 2012 года их падение, согласно данным официальной статистики, составило 8,5 процента, а по данным экспертов — 35—40 процентов. При этом правительство Российской Федерации вводит всё новые и новые налоги.

Умерщвлённые обязательства

Сгущается тьма нерешённых проблем. Это особенно ощущается в дни бюджетного марафона, когда правительство отказывается от своих ранее взятых финансовых обязательств, внося один за другим в палату законопроекты, приостанавливающие правовые нормы, которые из-за ежегодных замораживающих инъекций становятся мёртвыми.

В 20-й раз правительство вышло в Госдуму с предложением застопорить на ближайшую финансовую трёхлетку Федеральный закон «О базовой стоимости необходимого социального набора», который занозой торчит, напоминая власти о невыплаченных долгах по советским вкладам. Эту законодательную инициативу нижняя палата парламента рассмотрела 22 октября, накануне принятия бюджета в первом чтении.

Если действие нормы об использовании стоимости необходимого социального набора для расчёта по советским долгам не приостановить, то в ближайшие годы при бюджете в 20 триллионов рублей нам надо будет выплатить гражданам почти 50 триллионов рублей, припугнул думский Комитет по финансовому рынку. Потом «единороссы» назвали цифру 140 триллионов. В общем, сколько действительно составляет долг перед гражданами, посчитать никто не удосужился.

Да и долга-то как такового нет, развёл руками заместитель министра финансов Алексей Моисеев. Судя по его словам, правительство уверовало, что обязательства перед гражданами выполнены, деньги рубль в рубль были всем, кто хотел, возвращены. «Вопрос не в том, что кто-то кому-то что-то не вернул, а в том, что потребительская способность этих рублей, естественно, упала многократно», — заявил вёрткий финансист.

Коммунист Валентин Шурчанов вынужден был прочитать ушлым буржуазным бухгалтерам лекцию о потребительской стоимости. Деньги граждан, положенные в советские годы на вклады в Сбербанк, работали на народное хозяйство всей страны, на них строились заводы, фабрики, нефте- и газопроводы, железные дороги и аэропорты и др. — всё то, что имеет потребительскую стоимость, то есть возможность удовлетворять определённые потребности человека. По закону самовозрастания капитала эта потребительская стоимость с годами только увеличилась. Но если раньше она распределялась между всем народонаселением страны, то после грабительской приватизации досталась кучке олигархов.

А теперь о способах возврата вкладов. Госдума в 2017 и 2018 годах принимала постановления с рекомендациями правительству разработать законопроект, регулирующий порядок и условия выполнения данных обязательств перед гражданами, который не будет требовать ежегодного пересмотра. До сих пор правительство этого не сделало. Замминистра финансов сказал, что законопроект находится в стадии разработки. Но, надо полагать, правительство не столько озабочено возвратом гражданам сбережений по потребительской стоимости, сколько тем, как выйти сухим из воды.

А между тем и депутаты-коммунисты, и учёные-экономисты предлагают вполне реальные способы возврата советских вкладов. Коммунисты настаивают на пересмотре итогов приватизации, и тогда проблема решилась бы сама собой по справедливости. Ещё один источник: дивиденды, получаемые собственниками Сбербанка, который и сколачивал свой капитал на сбережениях вкладчиков. По приблизительным оценкам, порядка 800 с лишним миллиардов рублей дивидендных доходов уходит за границу иностранным акционерам Сбербанка России. Кроме того, Институт экономики РАН, подсчитав объём всех финансовых заначек нашей страны, в сумме составляющих 36 триллионов рублей, предупреждает, что избыточность резервов опаснее для экономики, чем их недостача. Фактически то же утверждают и учёные экономического факультета МГУ. Депутаты-коммунисты, опираясь на научные выводы, убедительно доказывают: возврат советских вкладов по их действительной потребительской стоимости увеличит спрос и расшевелит нашу экономику, выведя её на темпы роста выше среднемировых, к чему все политические силы на словах вроде бы и стремятся. Но классовый подход перечёркивает весь здравый смысл, заставляя власть оттягивать решение вопроса о возврате советских вкладов, лишая граждан их сбережений, а государство — развития.

Довольствием служивые не довольны

Такой же мумифицированный закон — о пенсионном обеспечении военнослужащих, точнее часть 2 его статьи 43, где говорится об обязательстве ежегодно повышать на 2 процента выше уровня инфляции денежное довольствие военнослужащих, по которому рассчитывается их пенсия. Кстати, эта норма, принятая во исполнение «майского указа» президента 2012 года, лишь смягчала последствия реформирования финансового обеспечения военнослужащих. В том же 2012-м денежное довольствие их было почти ополовинено введением понижающего коэффициента, так что шажками в 2 процента долго пришлось бы идти к тому, чтобы при расчёте пенсии учитывался весь размер денежного довольствия. Однако и этого правительство делать не желает, шестой год подряд под разными предлогами замораживая соответствующую норму закона. То говорит, что денег нет, то объясняет ограничение индексации пенсий служивых необходимостью сохранения паритета между военными и гражданскими пенсиями. Словом, указ президента правительству вообще и не указ.

Точно так же правительство саботирует Послание президента Федеральному собранию, что подтверждается принятым в первом чтении проектом бюджета. Такую оценку главному финансовому документу страны дал лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

Системные ошибки бюджетной политики

Этот вывод в полной мере подтверждается теми законопроектами, которые рассматривает палата. Так, ежегодно министерство финансов обращается в Госдуму с предложением перенести остатки средств федерального бюджета нынешнего года на следующий. Депутатам ничего не остаётся делать, как согласиться с правительством: иного выхода нет, если часть средств, в том числе и выделенных на нацпроекты, муниципалитеты и регионы не успевают освоить. Например, кассовое исполнение по нацпроектам на 1 октября составляло 52 процента, а точнее из 1,7 триллиона рублей, предусмотренных на реализацию в 2019 году нацпроектов, было израсходовано лишь 893 миллиарда. Освоить средства полностью при всём желании невозможно, и это указывает на системные ошибки бюджетной политики, которые проанализировала в своём выступлении член Комитета Госдумы по бюджету и налогам Вера Ганзя.

Нацпроекты, по словам депутата, окружены огромным количеством разного рода законов, нормативных актов, всевозможных бюрократических процедур. Зачастую муниципалитеты, выполнив все условия, сталкиваются с тем, что не могут найти подрядчика для строительства объектов: мелкие строительные предприятия на местах почти все уничтожены. Вторая причина неосвоения средств — дороговизна проектно-сметной документации, экспертизы и ценового аудита, которые, стоя зачастую дороже самого строительства, полностью ложатся на муниципалитеты. То же самое и с инфраструктурой. И всё это в нацпроекте не учитывается. Получается, что заявленный объём финансирования нацпроектов из федерального бюджета в 95 процентов — это филькина грамота.

«Прокрустово ложе» госпрограмм

Накануне рассмотрения проекта бюджета Вера Ганзя проанализировала причины неэффективности государственных программ. В 2020 году будут действовать 43 программы, на них заложено 12 триллионов рублей. Но уже сейчас по прогнозам есть риски недостижения показателей: по 15 программам 10 процентов показателей не будут достигнуты, по 7 программам — 20 процентов и по 9 программам — 30 процентов. Программы стали набором расходных обязательств, но не все расходы можно уложить в целевые показатели, заметила депутат. Другая проблема — избыточное количество показателей. Их 1500. Нужна целая армия чиновников, чтобы их все проанализировать. Некоторые показатели настолько абстрактны, что по ним вообще невозможно оценить эффективность программ. Целесообразно оставить 10—15 программ, а не вошедшие в них направления финансировать по сметам, считает депутат.

Другая проблема — софинансирование. Нет смысла таскать деньги из одного бюджета в другой, полагает В. Ганзя: если муниципалитет дотационный, ему надо 100 процентов средств на реализацию программы предоставлять из федерального бюджета. Зачастую местечковые вопросы, такие как, скажем, благоустройство дворов, попадают в федеральные программы, а глобальные, финансово ёмкие задачи, например, строительство метро в городах-миллионниках, спущены на регионы, которым не по силам справиться здесь в одиночку. Депутат предложила на базе Комитета Госдумы по транспорту создать инициативную межфракционную группу для подготовки государственной программы строительства метро.

Вера Ганзя обратила внимание парламента на перехлёстывание программ. Так, в госпрограмме «Комплексное развитие сельских территорий» многие мероприятия просто-напросто вытащены из других программ: по здравоохранению, образованию и др. Это даст возможность министерствам по одним и тем же мероприятиям отчитаться многократно, но результат достигнутого будет не столь великим, как может показаться, слушая чиновников. Это напрямую связано с вопросом эффективности госпрограмм.

Жилищная проблема в фокусе внимания коммунистов

17 октября Госдума в числе прочих вопросов рассмотрела два альтернативных законопроекта об уравнивании в правах на получение бесплатного жилья ветеранов боевых действий и членов семей погибших независимо от даты постановки на учёт в качестве нуждающихся, один из которых был подготовлен депутатом-коммунистом Михаилом Щаповым и внесён в повестку дня от фракции КПРФ как приоритетный. Временну`ю границу — 1 января 2005 года — провёл между ветеранами боевых действий пресловутый закон о монетизации. Те, кто встал на очередь до этой даты, имеют право на получение жилья за счёт федерального бюджета, остальные — нет. В отрицательном заключении к законопроекту коммуниста правительство указало, что законопроект не может быть принят по причине того, что ещё не выполнены обязательства перед ветеранами боевых действий, которые встали на учёт до 2005 года. То есть за 15 лет многие ветераны не получили жильё. Это постыдный результат работы, который дискредитирует всю систему государственной власти в глазах наших граждан, и серьёзный повод задать правительству вопрос об эффективности его работы, заявил Михаил Щапов.

Тамара Плетнёва предложила палате законодательно закрепить установленный постановлением правительства 6-процентный уровень субсидирования процентной ставки по ипотечным жилищным кредитам (займам), предоставленным семьям с двумя и более детьми. Сейчас субсидируется жильё, покупаемое семьёй только на первичном рынке. Законопроект, внесённый депутатом и рассмотренный Госдумой 22 октября, предусматривал распространить данное положение и на вторичное жильё. Это расширит возможности семей в получении ипотечных кредитов и приобретении жилья, считает депутат. Но хорошую идею, как обычно, провалили «единороссы».

Автор: Татьяна ОФИЦЕРОВА.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.