Вчера, 4 апреля 2020, президент США Дональд Трамп сделал заявление, в котором публично предупредил – его страну в течение ближайших двух недель ждёт много смертей. Подобной риторики от лидеров Америки нельзя было услышать ни в ходе Вьетнамской войны, ни даже во время двух Мировых. Однако, положение действительно обязывает. Число заразившихся COVID19 в Штатах превысило 300 000 человек. Это четверть больных инфекцией на всём Земном шаре. По “оптимистическим” сценариям Вашингтон ожидает гибель примерно 200 000 своих граждан к тому моменту, когда угроза коронавируса пойдёт на спад. Пессимистичный сценарий даёт уже порядка миллиона. Для сравнения с 1941 по 1945 США потеряли погибшими по всем причинам и на всех фронтах 405 000 солдат и офицеров. В голливудских кинофильмах в такие моменты обычно появляется супермен, чтобы всех спасти – но реальность куда суровее.

Почему?

Нет, автор не удивляется отсутствию на горизонте сверхчеловека в трико. Но, в самом деле, в чём причина такого откровенно катастрофического развития событий в стране, полагающей себя флагманом мировой цивилизации? Да, мы можем не соглашаться с претензиями американцев на исключительность. Бесспорно, какая-то часть образа американского могущества – плод многолетней успешной работы отлаженной медийной машины, пропаганда. И всё равно, относясь сколь угодно неодобрительно к ценностям, которые Вашингтон продвигает, к его бесцеремонности на международной арене, глупо не признавать – США действительно являются сверхдержавой. Штаты занимают 3-е место в мире по населению, 4-е – по площади территории, обладают громадными вооруженными силами, на развитие которых тратят на планете больше всех. Доллар – ведущая мировая валюта. Америка – один из мировых лидеров в сфере высоких технологий, несмотря на постепенную миграцию производств в Азию, в страны с более дешевой рабочей силой, всё ещё весьма сильна промышленность США. Наконец, не забывая о значительном социальном расслоении, всё же в сравнении с большинством других государств американцы могут похвастаться достаточно высоким уровнем жизни.

Так отчего же, невзирая на всё вышеперечисленное, мы наблюдаем разгул эпидемии, по сравнению с которым даже итальянские показатели скоро покажутся не такими уж страшными?

Предвидя возможные возражения, конечно мы не можем игнорировать эффект масштаба. В Люксембурге никогда не заболеет и не скончается миллион человек – потому что там столько просто не живёт. Штаты – крупное государство, вот и цифры в нём тоже большие. Это верно лишь отчасти, полуправда. Если даже не говорить о Китае, то Индия, Пакистан, Индонезия, имеющие сопоставимое или большее население, показывают куда лучшие результаты.

Тут же аргумент №2 – на самом деле там всё намного хуже. Просто у американцев есть возможность проводить массовое и надёжное тестирование, а в развивающихся странах – нет. И снова полуправда. Действительно, когда несколько дней назад вся Африка якобы давала лишь 6 000 заражений, директор Всемирной Организации Здравоохранения Тедрос Адханом Гебреисус (к слову, сам – выходец из Эфиопии) предостерегал, что таким оптимистичным показателям верить ни в коем случае нельзя. Мы можем предполагать, что в уже упомянутых Индии, Пакистане, Индонезии и других странах официальные отчёты не точны, что заболевших больше. Но, во-первых, не на порядок! 3000 больных могут на деле обернуться парой десятков, не сотнями тысяч. Иначе это бы было заметно даже без сложных тестов – просто по всплеску смертности. И, прежде всего, во-вторых, какими бы ни были успехи азиатов или африканцев, 200 000 вероятных трупов в устах президента Соединённых Штатов – это не норма. Это провал. Большая или меньшая в сравнении с чьей-то ещё, но несомненная трагедия.

И вот мы вернулись туда, откуда начали. Почему? Как так вышло, что страна, занимающая первое место на свете по номиналу ВВП, икона всех либералов мира, оказалась столь вопиюще не готова к испытанию, причём, будем откровенны, не самому фантастическому? COVI19 опасен, здесь не следует никому питать иллюзий. Но это не чума и не оспа. Однако же именно от него США рискуют понести самые большие человеческие потери в своей истории вообще.

Здесь нам нужно взглянуть внимательнее на американскую систему здравоохранения. Она полна контрастов. С одной стороны именно в США в медицине сосредоточено наибольшее число ресурсов. По расходам на медицину Штаты занимают первое место в мире— как в абсолютных величинах, так и в процентах к ВВП. В отрасли занято до 10 миллионов человек. Она аккумулирует самые современные инновации. Из числа лауреатов Нобелевской премии по медицине 97 человек – граждане США. Для сравнения следующая в списке стран Великобритания имеет 30 награждённых. На американцев приходится половина всех созданных за последние 20 лет медицинских препаратов.

Казалось бы, блистательно. Однако в тот же самый момент США — единственная промышленно развитая нация, которая не гарантирует своим гражданам универсальной и всеохватной системы медицинского страхования! Каждый сам за себя, полная коммерционализация. Миллионам американцев современные медицинские услуги недоступны, из-за чрезвычайного роста их стоимости. Бюро переписи населения США опубликовало данные, согласно которым в 2009 году не имели медицинской страховки 50,7 миллионов жителей, или 16,7 % населения. С тех пор, несмотря на то, что в президентство Барака Обамы была предпринята попытка переломить ситуацию, она только ухудшилась.

Американские врачи – в большинстве своём весьма успешные и состоятельные люди. Их средняя зарплата превосходит таковую в любом другом государстве. И это возможно потому, что они действуют как свободные экономические агенты на рынке. Иными словами идут туда, где есть платёжеспособный спрос. Скажем в дантисты. Или даже в пластические хирурги. Вся система функционирует в том самом духе, о котором годами рассказывают нам в России, как об идеале – главный и почти единственный регулятор, это та самая “невидимая рука рынка”. Всё в высшей степени эффективно, рентабельно, но именно в силу этого… полностью лишено запаса по прочности!

Что имеется в виду? Как правило, среднегодовое количество людей, страдающих разными заболеваниями, сравнительно стабильно. Ещё надежнее статистика, если мы накладываем сверху их экономические возможности. Естественным образом коммерционализированная медицина оказывается откалибрована именно под эту статистическую величину. Не меньше, но и не больше. Если вы будете содержать лишние койки, которые будут в основном пустовать, дополнительных специалистов, сидящих без конкретной работы, приборы и аппараты, не востребованные в повседневной практике, то вы – банкрот. Или, как минимум, начинаете проигрывать на рынке тому, кто “эффективнее” распорядился средствами. Пока нет скачков, пока не грянет гром – всё просто чудесно. Но стоит случиться чему-то, что способно мощно поколебать равновесие, как оказывается, что кругом – тонко, и, как и положено, начинает рваться. Речь может идти об экономических потрясениях, о стихийном бедствии. Или о массовой эпидемии. И вот десяток миллионов докторов оказываются бессильными, потому что так устроены общественные отношения, так расставлены приоритеты.

Мы уже писали ранее, что лучше всех с коронавирусом справляются социалистические страны. Не будем лишний раз останавливаться на этом – благо статистику в наше время электронных баз данных и интернета отыскать легко. Важно подчеркнуть, что это – не случайность! Рискну утверждать следующее: любое социалистическое государство и общество справится лучше с внезапной угрозой жизни и здоровью своих граждан, нежели стоящее на сходной ступени технического и экономического развития капиталистическое.

В целом ряде отечественных школьных учебников обществознания, да и более серьёзных, уже научных трудах советскую хозяйственную и политическую систему классифицируют как мобилизационную. Как правило, выводы отсюда делаются самые нелепые, в основном, разумеется, касающиеся якобы вечно ущемлённой свободы из-за военизированного устройства и норм в социуме. В действительности рациональное зерно в мобилизационном определении есть, но лежит оно совершенно не там. Государство при социализме обладает командными высотами в экономике, а значит, имеет возможность концентрировать её ресурсы. Естественно при этом должно быть некое целеполагание, и речь даже не столько о тех или иных ключевых проектах, вроде, допустим, БАМа, на которые налегают всем миром. Прежде всего, любая система должна иметь сверхзадачу, ориентир, по которому поверяется всё остальное. При социализме в этом качестве выступает человек – его благополучие, потребности, духовно-культурное развитие, но для начала – обеспечение здоровья и существования как такового.  

Достигается она разными инструментами. Деньги, капитал – лишь один из них. Нерентабельное всё равно может быть правильным и необходимым, если отвечает делу человекосбережения! И вот создаются обильные запасы на случай чрезвычайных ситуаций, осуществляются массовые вакцинации, обучаются специалисты, которые при обычном течении жизни могли бы оказаться в чём-то полезнее на других ставках и функционале, но будут незаменимы в случае беды. В крохотных городах, в сёлах появляются и функционируют свои медучреждения – ведь там тоже болеют и умирают, если не оказать помощи. И не важно, насколько дорого такие больницы, поликлиники, фельдшерские пункты содержать. Общество перераспределит свои ресурсы и справится с задачей, потому что цель того стоит.

При капитализме же центром системы является сбережение и рост капитала. Если кто-то попутно гибнет – что ж, он неудачник, он не вписался в рынок и так далее вплоть до откровенно фашистских и социал-шовинистских форм. Понятно, что не всегда про это говорится открыто. Лицемерие – отличительная черта современного буржуазного общества. Но серьёзная угроза, борьба с ней, это именно то, что лучше всего снимает маски.  Что, американский политический класс не знал о слабостях своей системы здравоохранения? Знал. У США нет денег на введение всеобщего медицинского страхования? Есть. Правда, для этого, возможно, пришлось бы пересмотреть некоторые расходные статьи. Скажем от той же разъевшейся военной сферы. Или несколько откорректировать налоговую политику. Нет! Не нужно. Не выгодно.

Не следует думать, что это только штатовский истеблишмент – эдакое зло во плоти, что это его особенность. Наоборот, правило работает повсеместно, где в особенно чистом виде действует капиталистическая система, где давление снизу не столь сильно, чтобы заставить господствующие классы делиться и мимикрировать. В том числе не исключение наша Россия. Оптимизация медицины – это же именно об этом: беречь капиталы за счёт людей. Сейчас, пока COVID19 в основном распространён в Москве и Московской области, последствия ещё не столь заметны, положение условно можно считать контролируемым. Но если, не приведи господь, коронавирус полноценно шагнёт в регионы, особенно в глубинку, то… Чтобы не быть обвинённым в распространении паники, не стану завершать фразу – благо каждый россиянин легко может это сделать сам.

Равно как и сделать вывод о том, в каком мире, в системе с какими приоритетами ему больше по душе жить, трудиться, создавать семью.

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.