Как только Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила о пандемии коронавируса, ее глава Тедрос Аданом Гебреисус поспешил отметить преимущества современной цивилизации. По его словам, человечество впервые столкнулось с пандемией, которую может контролировать. Однако выяснилось, что и сейчас контролировать распространение болезни получается не везде, а если это все-таки удается, то чаще всего совсем не суперсовременными технологическими средствами.

Слова руководителя ВОЗ, казалось бы, подтверждает пример Южной Кореи. Она стала одной из первых стран, пораженных эпидемией, а сейчас одной из первых, как стало принято говорить, открывается. Корейцы сумели довольно быстро задействовать современные технологии сбора данных, провести «агрессивное» (еще один ставший модным термин) тестирование, изолировать больных и зараженных. Итог – меньше 11 тыс. заболевших и 246 смертей к 29 апреля. В некоторых странах это дневная статистика.

Однако сейчас, открываясь, Корея вводит систему мер предосторожности, которые вовсе не являются ни сверхсовременными, ни супертехнологичными. Это все то же социальное дистанцирование. Корейцы просто просчитали параметры «новой нормальности»: как должны стоять столики в кафе и ресторанах, кресла в парикмахерских, как лучше перемещаться пешеходам по улицам, как вести себя в супермаркетах, что лучше не делать в церквях и на спортивных полях и площадках.

Современным во всем этом, пожалуй, можно считать возможность очень быстро информировать население. В остальном советы держаться друг от друга подальше, измерять температуру и мыть руки сложно назвать рецептами XXI века. И корейский опыт – это скорее этноцивилизационный казус, чем норма. Корейское общество высокотехнологично, местные жители дисциплинированны и легче переносят самоизоляцию. Но об испанцах, итальянцах, американцах, многих других этого сказать не получается. Это хороший способ понять, на каком этапе оказалась наша технологическая цивилизация: новое мышление есть, новые практики есть, но они не тиражируются так быстро и так масштабно, как всем казалось.

Сейчас с горькой иронией приходится вспоминать все те технологические инновации, которыми нас соблазняли последние десять лет. Человечество подошло к тому, чтобы печатать на 3D-принтере органы тела. Это фантастика родом из фильмов про андроидов. Но стоило случиться пандемии, как выяснилось, что напечатать сердце мы можем, но обеспечить больницы аппаратами искусственной вентиляции легких, а аптеки масками и перчатками не очень получается. Кое-где не хватает даже пипеток.

Технологии Big Data? Искусственный интеллект? Мало где удается оценить даже масштаб распространения вируса, понять, сколько точно людей подхватили COVID-19, какова реальная доля смертности и бессимптомных заболеваний. Прорыв в биотехнологии и фармакологии? Никто не смог быстро оценить скорость распространения коронавируса, предсказать его появление. О скорой выработке вакцины против COVID-19 даже речи нет. Видимо, к моменту ее появления у населения многих стран уже выработается естественный иммунитет. Система реагирует на глобальный кризис медленно и ведет себя беспомощно.

Что же – и кто же – работает? Символы последних месяцев – пол в магазине, расчерченный на квадратики, и врач с медсестрой в подгузниках, которые трудятся в режиме 24/7, изнашивая собственные организмы. Социальная дистанция и самоотверженность медиков, то есть людей. В следующий раз, когда человечеству будут обещать небесные цифровые кренделя, мы об этом вспомним. 

Александр Лигачев, в н с   Институт общей физики им. А М Прохорова РАН, член КПРФ ППО-15 Сталинградского МО КПРФ г. Москвы

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.