По материалам публикаций на сайте газеты ПРАВДА

Борьба за правду истории превращается в настоящую идеологическую войну. Наши классовые противники оккупантов и освободителей ставят на одну доску. Между коммунизмом (советским социализмом) и антикоммунизмом (германским фашизмом) не желают видеть никакой разницы. Сталин и Гитлер в глазах нынешних вершителей мировых судеб рисуются неотличимыми. Кстати, узнай про это Гитлер, он возмутился бы не меньше Сталина. Перевирают события, держа в руках подлинные документы, опровергающие гнусную ложь. Во имя чего? Нет, тут дело не в безумии и уж тем более не в невежестве вралей. Тотальная ложь нужна империализму для обоснования очередного передела мира. Волки готовятся сдирать шкуры с ягнят (говоря языком марксизма-ленинизма, со стран, оказавшихся слабыми звеньями в мировой цепи капитализма), потому что поднакачавшим мышцы прожорливым хищникам «хочется кушать». Но чтобы ослабить неизбежное сопротивление (и не только, и не столько покорных ягнят!), им надо «делу дать законный вид и толк». А это значит – перекроить и перелицевать историю и нашей Великой Отечественной войны, и всей Второй мировой.

ПОКА ЕЩЁ не оспаривается, чья Армия брала Берлин и чей флаг победно взвился над рейхстагом 30 апреля 1945 года. Пока перекраивают историю начала Отечественной и Второй мировой войны, чтобы после захвата этого главного плацдарма начать перекрашивать победные флаги над рейхстагом. А в прорыв на историю направляют батальоны идеологических власовцев. На их фоне даже генерал-предатель становится совсем мелкой никчёмной фигурой. Рядом с ним Горбачёвы и Яковлевы и им подобные ренегаты, подло перелицевавшие суть и смысл советско-германских договоров 1939 года, выглядят гигантами предательства. А подле них и после них стаи подтявкивающих шавок, кормящихся благодаря своему подленькому занятию.

Но антисоветчики бьют по предтече Отечественной войны не случайно: если им удастся вдруг убедить Россию и мир, будто начало советско–германской войны было с гнильцой, то заляпать грязью и дерьмом Великую Победу будет уже нетрудно. Горбачёвско-яковлевскую отраву даже многие из сотен тысяч участников Бессмертного полка уже проглотили.

Второй рубеж обозначен теми же идейными власовцами и тоже не сегодня. На своём втором рубеже лжи они тщатся доказать, что возглавляемый И.В. Сталиным Советский Союз был не жертвой вероломного нападения, а… агрессором. Ну да, он первым напасть не успел, но-де собирался. А раз так, то уже агрессор. Домысел абсурдный, возражать-то против него – и то противно. Но на это и расчёт. Не возражают – значит, согласны. Не опровергают – значит, нет аргументов. Но нам нельзя не возражать и не опровергать. Тем более, что аргументы – под рукой, найти их совсем легко, если не лениться.

У меня в руках замечательно изданный том «Академик Н.А. Вознесенский. Сочинения. 1931 – 1947». Николай Алексеевич был членом Политбюро ЦК ВКП(б), в годы войны — член Государственного Комитета Обороны, первый заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров СССР, председатель Госплана СССР (подробнее о его триумфе и трагедии – в следующий раз). Все посты Н.А. Вознесенского приходится в этих заметках перечислять потому, что большинство сегодняшних читателей этого имени не знают, впрочем, сегодня далеко не каждый способен сказать, даже кто такие В.М. Молотов или А.А. Жданов. Увы, дожились…

Но вернёмся к нашей теме. В 1939 году председатель Госплана Н.А. Вознесенский выступал на XVIII съезде ВКП(б). Пожалуй, главной темой его речи было размещение производительных сил СССР. «Основная линия размещения, – говорил он, – … заключается в форсированном развитии производительных сил в восточных районах СССР … и в создании, дополнительно к существующим, производственных очагов в новых экономических районах».

Это общее положение главный плановик страны подтверждал фактами и цифрами. Во-первых, «удельный вес капиталовложений в восточные районы (Дальний Восток, Восточная Сибирь, Западная Сибирь) увеличивается с 12% во второй пятилетке до 18% в третьей». Если вы планируете агрессию на западном направлении, логично ли увеличивать в полтора раза долю капвложений (на современном языке: инвестиций) в восточные районы? При этом оратор ещё и подчёркивает, что «правильное размещение предприятий по всей стране значительно сокращает дальность перевозок».

Во-вторых, председатель Госплана указывает, что «условием рационального размещения производительных сил является решительная борьба с гигантоманией… Вместо тепловых электростанций мощностью 50, 100 и более тысяч кВт в третьей пятилетке намечается строительство тепловых станций мощностью в 25 тыс. кВт и ниже». Тот же подход к строительству новых шахт и даже заводов. Значит, главная цель – скорейшее введение новых индустриальных объектов в восточных районах страны. В 1947 году в своей знаменитой книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны» Н.А. Вознесенский указывал, что эвакуированные из западных районов на восток предприятия часто размещались на базе небольших уже существовавших там заводов.

В-третьих, при повышении удельного веса капиталовложений с 12 до 18% в восточные районы страны, планировалось, как докладывал XVIII партсъезду председатель Госплана, за третью пятилетку (1938–1942 годы) мощность электростанций на Урале и в Западной Сибири увеличить в 2,2 раза, а в Восточной Сибири – в 2,8 раза. Это значит, что предполагалось дальнейшее увеличение крупных потребителей электроэнергии.

Наконец, если вы откроете резолюцию XVIII съезда ВКП(б) «Третий пятилетний план развития народного хозяйства СССР (1938–1942 гг.)» и посмотрите списки планируемых индустриальных новостроек, то обнаружите, то большинство их намечалось возводить в Поволжье, на Урале и в Сибири.

Подобные планы никак не стыкуются с разглагольствованиями о том, будто советское руководство намеревалось нападать на Германию. При таких намётках перемещать производительные силы на многие тысячи километров от западной границы нелогично. А если не играть в «идеологическую толерантность», что не просто недопустимо, а в условиях классового противостояния преступно, то анализ подхода советского руководства к размещению производительных сил раскрывают абсурдность, бред и злонамеренность рассуждений об агрессивных намерениях Советского Союза.

ЕСТЬ ЕЩЁ ОДИН аспект начала Великой Отечественной войны, который необходимо учитывать. На него указывали ещё В.И. Ленин и И.В. Сталин, но по мере нашего забвения теоретических основ марксизма-ленинизма он как-то выпал из осмысления исторических событий 1930–1940-х годов. Те весьма редкие историки, которые о нём вспоминают, делают это в контексте уточнения времени начала Второй мировой войны. В этом смысле заслуживает внимания взгляд на условия начала Великой Отечественной войны, высказанный Н.А. Вознесенским при осмыслении военной экономики.

В работе «Военная экономика СССР периода Отечественной войны» академик Вознесенский указывал, во-первых, что «вторая мировая войны возникла… в результате второго кризиса капиталистической системы мирового хозяйства». Во-вторых, она началась как война внутри капиталистической системы и «выявила в острой форме противоречия в лагере капиталистических стран между блоком буржуазно-демократических государств, с одной стороны, и блоком фашистских государств, с другой». Указав это противоречие глобального характера, Вознесенский одновременно отмечает существование другого не менее острого противоречия всемирно-исторического масштаба:

«Ленин учил, что судьбу всех революций до сих пор решал долгий ряд войн. Что вместе с периодом гражданской войны мы лишь закончили одну полосу войн, но должны быть готовы ко второй полосе войн. Продолжительное существование Советского Союза рядом с агрессивными империалистическими государствами сопряжено с рядом больших конфликтов. Пока остаётся капиталистическое окружение, существует опасность нападения империалистических государств на страну социализма».

Поскольку книга писалась сразу после окончания Отечественной войны и союзнические отношения со странами буржуазной демократии ещё формально сохранялись, то первый заместитель Председателя Совета Министров СССР не напоминает ни о Мюнхенском сговоре, ни об отказе этих самых демократий создавать антигитлеровскую коалицию в 1939 году, как это предлагал Советский Союз. Иначе говоря, две группировки империалистов, воюя между собою, не стремились иметь Советский Союз в своих союзниках. Причём такая ситуация сохранялась и после советско-германского договора о ненападении.

Так как же в такой ситуации советское руководство могло планировать нападение на гитлеровскую Германию? Оно что – намеревалось воевать на два фронта или иметь против себя объединённый фронт империалистических государств? Это явно риторические вопросы. Но очевидность ответа на них показывает вздорность утверждений об агрессивных намерениях руководства СССР. При этом надо иметь в виду, что антисоветчики и антикоммунисты всех мастей подобной фальсификацией событий лета 1941 года прицеливаются оклеветать май 1945-го. У советского народа, у нас – тех, кто не предал его Победу, – её собираются отнять.

Антисоветчики внутри современной России усердно подсюсюкивают агрессорам XXI века. Не случайно же им ненавистно Красное Знамя Великой Победы над фашизмом во всех его ипостасях. Как не случайно, что альтернативой ему они выбрали знак с шевронов власовской армии. Но это уже вопрос не международной, а внутренней политики, внутрироссийской классовой борьбы труда и капитала, пролетариата и буржуазии. Но она неотделима от Отечественной, Справедливой войны советского народа с фашизмом. Так повторим же бессмертный лозунг: «Наше дело правое. Победа будет за нами!»

Виктор Трушков

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.