По материалам публикаций на сайте портала «Свободная пресса»

Организаторы голосования по внесению поправок в Конституцию остались довольны результатами. По данным ЦИК, поправки поддержали 77,92% участников, выступили против — 21,27%. Явка составила 67,97%. Лишь отдельные регионы показали протестное голосование. Например, в Ненецком автономном округе «Против» высказались 44,42%, а на онлайн-голосовании в Нижнем Новгороде против поправок оказалось 40% избирателей.

Итоги голосования дали начало новому этапу политической жизни в стране. Эксперты еще не пришли к единому мнению, куда будет направлен вектор движения: сыграет ли на руку оппозиции расслабленность лоялистов, которая непременно настанет после такой победы, или же наоборот, начнутся бунты, и власть закрутит гайки; на какие лагеря теперь разделятся действующие силы. Но в том, что изменения будут, не сомневается, кажется, никто.

Политолог Алексей Чеснаков уверен, что теперь потеряет значимость противостояние сил по линии «путинские — антипутинские».

«Акторы разграничиваются не по отношению к Путину лично или власти в целом, а по отношению к действующей конституционной конструкции и политической Системе», — написал политолог.

Политические силы теперь можно будет разделить на три группы, считает Чеснаков. «Системные силы» — активисты и лоялисты, те, кто выступил за поправки. «Антисистемные силы» — радикалы и обструкционисты, те, кто выступил против поправок. И «несистемные силы» — эскаписты и конформисты, те, кто не участвовал в голосовании.

И между системными и анисистемными силами начнется настоящая политическая война.

«Война эта будет вестись по нарастающей, перейдет на следующий этап уже после выборов в Госдуму и продлится до выборов президента», — пишет политолог.

Политтехнолог Алексей Чадаев высказал мнение, что столь яркая победа на голосовании ударит по «Единой России» и сторонникам власти на грядущих выборах в регионах:

«Лояльный электорат решит, что он уже свой долг перед родиной выполнил. Второй раз идти на выборы спустя лишь два с небольшим месяца ему будет лень. Протестный электорат, наоборот, может мобилизоваться: в некоторых регионах будут удивительные результаты», — сказал политтехнолог.

Политолог Марат Баширов считает, что главное темой сейчас вообще будет не борьба с оппозицией, а внутренние противостояния во властных структурах:

«Встает вопрос юридической обвязки всех новых полномочий, как старых органов власти: Президента, Правительства, Федерального Собрания и губернаторов, так и нового — Госсовета. Сами по себе нормы не работают, если нет связки с Федеральными законами, если нет НПА и регламентов. Это огромная работа для государственных юристов и депутатов Федерального Собрания. Во-вторых, начинается кастинг кандидатов на должность Президента, главы Госсовета, Правительства, палат Федерального Собрания, а также судов, — написал Марат Баширов в своем телеграм-канале.

По поводу активного противостояния системе, которое может начаться уже сейчас, высказалась даже Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова:

«Мы должны быть готовы к тому, что деструктивные силы могут выступать с провокацией, конструктивные силы могут выступать с общественной позицией», — сказала журналистам омбудсмен.

Митинг действительно намечен: на проведение акции 4 июля подавало заявку движение «Левый фронт». Однако отметим, что ста тысяч участников, как это было в прошлом году, организаторы акции не ждут.

А сама оппозиция тем временем уже приступает к активным действиям.

«Левый Фронт» заявил, что общероссийское голосование по внесению поправок в Конституцию, было организовано в мошенническом формате и обещал «наращивать давление на улицах».

Алексей Навальный представил новый план, как бороться с властью Путина — видео он заснял еще 1 июля.

«Открытая Россия» призывает очно обсудить результаты голосования.

Оппозиция, которая привыкла проигрывать

О грядущих изменениях политической обстановки «Свободная Пресса» поговорила с Сергеем Маркеловым — политтехнологом, политологом, психологом.

«СП»: — На ваш взгляд, нельзя ли на основании результатов по голосованию говорить о крахе оппозиции?

— Оппозиция привыкла к тому, что ее прессуют и лишают информационных полей, кроме сетевых — Telegram и Youtube. Поэтому сказать, что массированный соцопрос под видом референдума их разрушил — нельзя. Каждый из них приспособится к результатам, да и был готов.

Один тип оппозиции — крайне маргинальный — это круг Навального. А второй тип — та, которая договорная. И она спокойно себя чувствует.

Я думаю, что оппозиция немного перестроится. Мне кажется, что она немного вдохновится результатами, которые показали города-миллионники и НАО. И ей пойдут некоторые денежки. А главная проблема оппозиции — это ее ресурсы. Сколько у нее денег, настолько она и продавливает свою идеологию.

«СП»: — Политолог Чеснаков сказал, что теперь противостояние системных и антисистемных сил усугубится до серьезной политической войны. Поддерживаете ли вы такую точку зрения?

— Я на уровне тренда его поддерживаю, но на уровне деталей — не совсем.

Важно во всей этой истории, что все равно системная и несистемная оппозиция идут своими путями. Никогда Навальный не объединится стратегически с теми же яблочниками, ЛДПР, с парламентской оппозицией. Да, они экспериментируют. Но все связи очень быстро разрушаются, потому что системная оппозиция — она, по сути, часть власти, часть государственной машины.

Если антисистемная оппозиция экспериментирует в проектах — по поводу выборов или чего-либо еще — с системной оппозицией, то она попадает в капкан.

Сегодня поле конфликтности, чтобы ни происходило и какие бы партии ни появлялись, водораздел между внесистемной оппозицией которая жесткая, маргинальная, краевая — она всегда будет сама по себе с одного полиса. А с другого полиса всегда власть. И неважно, каким проектом она прикрыта — Жириновским, «партией танчиков», партией Роста и так далее. И между ними проходит водораздел. Вариантов нет.

«СП»: — В чем сейчас смысл существования оппозиции, когда понятно, что с властью местами она не поменяется?

— Это нормальный политический процесс. Не было бы Навального — был бы кто-нибудь еще. Был в свое время Ходорковский.

Зачем они это делают? Они обязаны быть, потому что они раздражители для системы. В свое время, на выборах президента и мэра Москвы, внесистемная оппозиция выступала раздражителем, консолидатором действующей власти. Условно говоря, когда власть думает, что врагов нет, она не может мобилизоваться и расслабляется.

Сейчас пойдут губернаторские кампании, и уже видно, что они «релаксные», комфортные, спокойные. А если появляется какой-то оппозиционный кандидат, который попытается быть раздражителем — система мобилизуется. По законам политического процесса, хотя внесистемная оппозиция является раздражителем, аллергеном для власти, пользуется этим уже системная оппозиция. Если где-то кандидат Навального запустит губернаторскую кампанию, его, конечно, выкинут, конечно, но моментом воспользоваться может кандидат от системной оппозиции. Что и происходило в прошлые годы во Владимире, Хабаровске — там раздражителями выступали одни, а победителями стали другие.

Поэтому оппозиция нужна. Насколько будет власть перегибать палку, настолько мощнее будет оппозиция.

«СП»: — На ваш взгляд, не получилось ли так, что оппозиция сама сделала много для таких результатов на голосовании?

— Вы правы, они тоже играли в этот общий информационный котел. Власть тратила огромные деньги на объяснения, что будет 1 июля. А оппозиция давала два сигнала: «не ходите» и «ходите, но голосуйте „Против“». В головах людей, которые настроены негативно, это смешалось.

Люди, которые выдавали большой процент «Против» в регионах — стимулировались тем, что происходит реально в стране. Они не поддерживают Навального или «Яблоко». Это те же люди, которые брали информацию с телевизора, но только уставшие от этого телевизора. Появились люди, которые сами по себе — не договариваясь, не объединяясь, не слушая никого, а слушая только власть — сформировали себе систему ценностей и убеждений, что им это не нравится. Они устали от болтовни, устали от того, что на экране говорят одно — а выходя на улицу, видят другое.

В свете того, что режиму Путина более 20 лет, сформировалась оппозиция третьего плана — персональная оппозиция. Таким образом, у нас есть навальнинская андеграундная, есть парламентская системная оппозиция, и появилась вот эта, новая. Это один из серьезных выводов завершившегося вчера голосования.

Никаких просветов для оппозиции

«СП»: — Как-то мимо голосования прошли эко-активисты. Как вы считаете, можно ли их считать серьезной силой?

— Нельзя. По простой причине: в России пока нет в социуме доминанты экологической темы. У нас возникают эпизоды, как в Архангельске, но экологического мышления у россиян нет.

Есть конкретная ситуация. Жители Архангельска не хотят, чтобы к ним вываливали мусор из Москвы. Собрались против Шиеса — проект в Шиесе затормозили. Во Владимирской области была та же самая история. И там всегда голосуют против власти, потому что у них есть идея: не допустим московские отбросы хоронить во Владимирской области.

Но у нас слишком большая страна, слишком много леса, воды. А тема экологии возникает там, где есть контроль за природными ресурсами: это Швейцария, это американские индустриальные зоны, это Ирландия, это Исландия. Зеленые партии становятся системной политической силой там, где площадей мало, народа много, надо следить за природой. Поэтому возникают требования к мусорным заводам и прочему, и за исполнением требований надо следить.

Пока в России перспектива системной экологической темы — очень далекая, это 50−100 лет. А сейчас работают кейсы: против конкретных заводов, в конкретных городках, с конкретными людьми.

«СП»: — Может ли появиться новая сила, которая даст этот сигнал тем людям, которые внутри себя уже сформировали позицию против системы?

— Пока нет. Эпизодами, автономно, на разных территориях что-то может возникнуть. Но проблема новой внесистемной оппозиции — это проблема наличия ресурсов, денег. А в России политтехнологи и администрация президента в свое время все правильно посчитали.

Они приняли такие законы, которые блокируют саму по себе идею финансирования. Это законы об НКО, об иностранных агентах. Они были приняты по простой причине: в Кремле понимают, что главная сила оппозиции любого уровня — в наличии денег. Ей нужны деньги, чтобы она могла их тратить на рупор, на формирование групп, могла формировать сетевые структуры по стране. Это контролируется очень жестко.

А внутри России деньги на оппозицию тратятся только под кейсы. Условно: Дерипаска начал воевать с Потаниным на разливе нефти — появились деньги в команде Дерипаски и Потанина. Они начали войнушку. Повоевали пару недель, деньги закончились — они отскочили.

Поэтому пока никаких просветов.

Комментарий редакции: Правящие круги в целом добились желанного им результата. В результате вмешательства в избирательный процесс они протащили в жизнь свои поправки, обнуляющие сроки президента. Но двадцать лет у власти Владимира Путина. И никакого прогресса не наблюдается. Экономика не просто находится в состоянии стагнации, но и становится более уязвимой. Её попадание в зависимость от иностранного капитала чревато непредсказуемыми последствиями. Всё это оборачивается выкачиванием ресурсов из России в пользу «глобализма», усугублением социально-демографических проблем. И нам всё это предлагают терпеть в дальнейшем? На каком основании? Народ России должен спокойно переносить политику грабежа и предательства? Вот поэтому правящий класс цементирует политическое пространство с целью устранения препятствий для осуществления своих антинародных экспериментов. Но это не значит, что владычество буржуазии вечно. История свидетельствует о том, что чем сильнее верхи давят на трудящихся, тем сильнее нарастает народное сопротивление. Правда, некоторые расценивают это как «дестабилизацию обстановки». На самом деле именно власть капитала своими действиями ведет дело к трагическому исходу.



Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.