Минула неделя, как в прошлую субботу — 04.07.2020 — была опубликована и вступила в силу новая версия Конституции РФ. На днях мне довелось познакомиться с текстом, напечатанным в “Российской газете” и путём сравнения с текстом прежней сделать некоторые выводы о том, что в ней убавилось. О том, что прибавилось, знают многие, но вот об изъятиях — о том, что в тексте прежнего Основного закона страны ликвидировали тихой сапой, стоит поговорить отдельно. Поделюсь с читателями впечатлениями от некоторых потерь.

Начну с несколько неожиданной рокировки. Если в прежней редакции контрольный орган -Счётная палата/СП упоминалась в п. 5 статьи 101, затрагивающей полномочия обеих палат парламента, а также в статье 101_1_и (Совфед назначает зампреда СП) и в статье 103_1_г (Госдума назначает Председателя СП), то в новой версии процедуры назначения и освобождения от должности членов СП прописаны более сурово. Все представления вносятся только высшим должностным лицом, у депутатов Госдумы и по новой терминологии — сенаторов СФ — теперь выступать с подобными инициативами права больше не стало — прямо типа сослали на 101-й км (было, в частности, такое понятие в период Московской олимпиады 1980 года, когда на некоторые время нежелательные элементы отдалялись от столицы именно на такое расстояние). Но самое забавное состоит в том, что теперь Председателя Счётной палаты по представлению Президента РФ назначает Совет Федерации, а его зампреда — Государственная Дума. Логика не совсем понятна, но если ей следовать, то нынешний глава Счётной палаты Алексей Леонидович Кудрин, который недавно выступал с отчётом перед Госдумой и которого она утверждала в должности 22.05.2018, должен подать в отставку и оставаться в ожидании по поводу того, внесёт ли Президент его кандидатуру на рассмотрение уже Совфеда. Но поскольку переходные положения для новой версии Конституции не прописаны, то скорее всего все останутся на своих местах до новой “смены караула” в Кремле.

Тем не менее, новела в статье 83_е.4 о полномочиях Президента РФ, который в единственном числе предлагает кандидатуры в Счётную палату, не может добавить оптимизма. Ладно, что такое полномочие, пусть даже в расширенном виде, сохранилось для назначений в Генеральную прокуратуру — всё же “око государево”, но для Счётной палаты концентрация данного полномочия в одних руках скорее перебор.

Теперь о статье 129 из главы 7. Судебная власть и прокуратура. Здесь явная новелла (заглавными буквами выделен добавленный текст) о том, что Генпрокурор, его замы, прокуроры регионов и прокуроры специализированных прокуратур назначаются на должность Президентом ПОСЛЕ КОНСУЛЬТАЦИЙ С СОВЕТОМ ФЕДЕРАЦИИ, хотя ранее Генпрокурор назначался Совфедом по представлению Президента. Видимо, решили учесть т.н. “казус Скуратова”, когда занимавший в 1995 -2000-х гг. должность Генерального прокурора Юрий Ильич Скуратов не сразу ушёл со своего поста, поскольку Совет Федерации поначалу не поддержал представление первого президента России о его отставке весной 1999 года и формально он был освобождён от должности Генпрокурора только при преемнике Ельцина Б.Н. — Путине В.В. — уже весной 2000 г.

Но при внимательном изучении текста новой редакции Конституции вдруг приходишь к неожиданному выводу, что, по сути, из статьи 129_1 оказалась изъятой вертикаль подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящих и Генпрокурору. Вместо это зафиксирована обтекаемая формулировка о том, что “Прокуратура Российской Федерации — единая ФЕДЕРАЛЬНАЯ централизованная система ОРГАНОВ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ…”, а вот продолжение из прежней версии “с подчинением…” исчезло. Как говорится, почувствуйте тождество! Это, по мнению некоторых экспертов, может спровоцировать то, что может начаться “война прокуроров”. Поскольку Генеральный и его замы/федеральный уровень, с одной стороны, и прокуроры субъектов РФ/региональный уровень — в обоих случаях назначаются Президентом, то нельзя исключить, что какой-нибудь региональный прокурор вдруг откажется исполнять распоряжения вышестоящего, мотивируя это тем, что оба они — президентские назначенцы. Если дело вдруг дойдёт до такой “прокурорской вольницы”, то прощай, “государево око” …

Больше всего потерь в новом тексте Конституции понесло, увы, местное самоуправление/МСУ (глава 8). После удачных практических опытов губернатора Подмосковья гр-на Воробьёва по навязыванию одноуровневого МСУ в виде т.н. городских округов, все жители Московской области стали теперь именоваться гАрАжане. Только вот есть ли в какой-нибудь забытой Богом деревеньке сразу за МКАДом, прошу прощения за бытоописательство, тёплый туалет в каждом доме, губернатору, скорее всего, неведомо. Но вот даже усечённого варианта Советской власти в виде избранного депутата совета депутатов поселения и главы поседения там больше нет, а потому пожаловаться некому, но есть представитель главы из прежнего райцентра, а по сути, наместник централизованной власти, по сути не отвечающий перед конкретными избирателями.

И вот теперь воробьёвская практика нашла фиксацию в новой редакции Конституции. По факту МСУ стало нулевым — всё решается сверху. Это сильный откат от самой сути демократии, когда жители на местах — согласно прежней версии Конституции — сами решали, как им самостоятельно решать вопросы местного значения, а также владеть, пользоваться и распоряжаться муниципальной собственностью. Теперь это отсутствует в новом текста Конституции. Попутно добавим, что из текста стать 132_1 изъято положение о том, что органы МСУ … “осуществляют охрану общественного порядка” — так что более не актуально прежнее положение “моя (то есть находящаяся рядом — прим. автора) милиция (уже с подачи транзитного президента Медведева — полиция) меня бережёт”…

Дадим ещё один примечательный пример “ползучей шагренизации” в новой версии Основного закона страны по сравнению с прежней. При внимательном прочтении статьи 115_1 вдруг видим, что Правительство РФ и его Председатель фактически сведены до положения “мальчиков до битья”. Приведём скорректированную (в скобках названо изъятое слово) версию данного статьи: “На основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов (нормативных) указов, РАСПОРЯЖЕНИЙ, ПОРУЧЕНИЙ Президента РФ Правительство Российской Федерации издаёт…”. Увы, но теперь Белый дом/Правительство будет брать “под козырёк” в ответ на любой “чих” со Старой площади/Администрация, подтверждённый из Кремля/Президент. Так что теперь не забалуешь. Премьер и его кабинет становятся не просто техническими с точки зрения полномочий, но превращаются в придаток кремлёвского аппарата. Как в ЦК КПСС были отраслевые отделы, так теперь они появятся в Администрации Президента РФ — своего рода “теневое правительство”, но по смыслу главное.

Немного отвлекусь и напомню, что в своё время в начале 1990-х при составлении проекта новой Конституции гр-н Шахрай сотоварищи с одобрения первого президента России взяли за основу идеи Конституции 5-й Республики во Франции, заложенные генералом де Голлем — сильная президентская власть и сильная исполнительная власть в лице правительства. Отметим, что уже после этого — в 2000 г. по инициативе 5-го Президента 5-й Республики Жака Ширака, ушедшего из жизни в прошлом году, был уменьшен срок пребывания в должности Президента Франции с семи до пяти лет, и в 2002 году Жак Ширак уже избирался не до 2009 года, а только до 2007 года. Но сама Франция последних десятилетий не раз явила миру то, что самими французами называется “сосуществование”, когда при правом президенте дееспособно функционирует левоцентристское правительство, сформированное по результате парламентских выборов, и наоборот. В нашей недавней истории был только один опыт такого рода: левоцентристское правительство Примакова-Маслюкова при правом Президенте Ельцине. Но тогда, после августовского дефолта 1998 года, страну надо было спасать и уводить от края пропасти, что и сделали с всей основательностью Евгений Максимович Примаков и его кабинет. Интересно задаться вопросом о том, возможны ли примеры такого “сосуществования” при новой версии Конституции РФ…

В заключение приведу странные ощущения, которые охватили меня при прочтении в новом тексте раздела второго, касающегося заключительных и переходных положений. Какой-то анахронизм, честное слово. Как будто мы вернулись в памятное второе полугодие 1993 года. Но это объяснимо: мы же голосовали в рамках  всенародного голосования не за проект новой Конституции, который должно было бы разработать Конституционное Собрание, как это предусмотрено главой 9 Конституции РФ, а просто участвовали в некоем общероссийском голосовании (главная новелла от 01.07.2020), в ходе которого желающие могли высказаться в отношении поправки (в единственном числе) в Конституцию, принятую всенародным голосованием 12.12.1993. То есть одно голосование “наехало” на другое: юридически некорректное “общероссийское” на конституционно зафиксированное “всенародное”. Такой вот симбиоз в одном флаконе…

Позволю под конец чуточку подсластить прописанную нам на несколько лет вперёд горькую “конституционную пилюлю”. ПО крайней мере, не может не вызывать удовлетворения тот факт, что в статью 72_1_д, касающуюся предметов совместного ведения Российской Федерации и её субъектов, отныне наряду с такими областями, как “природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, особо охраняемые территории, охрана памятников истории и культуры”, включена такая важнейшая сфера жизнедеятельности как “СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО”. Ибо как полопаешь, так и потопаешь. Правда, поставили эту сферу жизни на второе место — сразу после “природопользования”. Получается, “труба” значимее, чем труд на земле. Но сельхозтоваропроизводители и сельчане и этому рады. Как говорится, с паршивой отцы хоть шерсти клок. Так и живём…

М. Чистяков

июль 2020

Комментарий редакции: Непредвзятый анализ вступивших в силу поправок в Конституцию РФ позволяет прийти к выводу об усилении режима личной власти президента. Усиление влияния первого лица при формировании судебно-прокурорской власти, Счётной палаты, при руководстве правительством не оставляет в этом сомнений. А для отвода глаз правительство наделили правом утверждать не только премьер-министра, но и видных членов исполнительной власти. Но в то же время президент через Конституционный суд получит возможности блокировать принятые парламентом решения, влиять на формирование судебного корпуса, а депутаты могут лишь утверждать предложенные главой государства кандидатуры, но не предлагать их. Поэтому система власти не меняется. Также вряд ли стоит ожидать возможности формирования при правом президенте левоцентристского правительства — особенно если учесть большое рвение правящего режима в стремлении полностью цементировать политическое пространство. Впрочем, если бы даже это стало реальностью, в перспективе левый кабинет министров непременно отправили бы в отставку,т поскольку властвующий олигархический капитал не допустил бы усиления тенденций, угрожающих его всевластию. Следовательно, кардинальные изменения возможны только при масштабной смене модели развития. Но чтобы это стало реальностью, надо в массовом и в целенаправленном порядке бороться за Ресоветизацию. Только тогда, когда степень народного сопротивления достигнет больших масштабов, удастся положить конец диктатуре «верхних десяти тысяч».

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.