«Учиться, учиться и учиться» — этот призыв В.И. Ленина к молодому поколению молодой Советской республики государство надёжно обеспечивало, создавая все условия для учёбы и всестороннего развития единственного привилегированного класса страны — детей и юношества.

МЕЖДУ ТЕМ среди антисоветских мифов, активно задействованных контрреволюционерами в конце 1980-х годов и потом вошедших в арсенал демпропаганды, есть утверждение, будто Ленин хотел, чтобы страной могли управлять кухарки. С каким сарказмом подавалось это «доказательство ущербности большевизма».

Только на деле этот пример доказывает ущербность не большевизма, а самих «новомышленцев». Потому что, как и во многих других подобных случаях, они бессовестно извратили мысль, высказанную В.И. Лениным. Владимир Ильич никогда не предлагал предоставить возможность управлять страной «кухаркам». Он говорил совсем об ином: «Мы не утописты. Мы знаем, что любой чернорабочий, любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством,.. но мы требуем немедленного разрыва с тем предрассудком, будто нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники. Мы требуем, чтобы… к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся».

То есть речь шла о том, что Ленин считал одной из наиболее важных задач новой власти — создание равных условий развития людей. Впоследствии этот курс продолжил И.В. Сталин, который требовал «смелее выдвигать их («товарищей из низов») на командные должности, дать им возможность проявить свои организаторские способности, дать им возможность пополнить свои знания и создать им соответствующую обстановку».

Пример с «кухарками» наглядно выявляет принципиальное различие отношения к народу большевистской власти и царской. Ведь последняя стремилась не допустить «простолюдинов» к такому образованию, которое давало бы развитие личности человека. Причём это делалось вполне официально. Министр просвещения при Александре III граф Делянов издал циркуляр «О сокращении гимназического образования», который тут же был окрещён «циркуляром о кухаркиных детях». Сей документ требовал: «Нужно разъяснить начальствам гимназий и прогимназий, чтобы они принимали в эти учебные заведения только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре. Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одарённых гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию».

Уже одного этого примера достаточно, чтобы стало ясно, насколько бредовым является утверждение антисоветчиков всех времён и народов о якобы антигуманной сущности большевизма. Только люди, полностью утратившие способность адекватно воспринимать действительность, могут обвинять в антигуманизме тех, кто ставил одной из своих важнейших целей всемерное развитие всего народа.

И эта задача не только ставилась, но и успешно решалась. Колхозница Даниловского района Ярославской области Е.Н. Смурова, выступая в 1936 году на VIII Чрезвычайном съезде Советов (на котором была принята Конституция СССР), говорила: «Я родилась в бедной крестьянской семье, нас у отца было семь человек. Отец умер, я в 14 лет осталась в семье старшей. Что бы мы стали делать в царской России? Пришлось бы ходить по миру. А в Советской стране все мы вышли в передовые люди. Брат у меня работает инженером, младший — командир подводной лодки, за отличие в боевой подготовке награждён орденом Ленина, младшие сёстры учатся, а я — член областного исполкома».

Быть может, это только «большевистская пропаганда»? Но ведь подобным примерам поистине несть числа. Напомню, что из среды рабочих и крестьян вышли президент АН Грузинской ССР И.Н. Векуа, директор Института математики Украинской ССР Ю.А. Митропольский, генеральный конструктор по электромашиностроению И.А. Глебов; становились люди из этой среды и директорами заводов — вспомните, к примеру, И.А. Лихачёва.

Был открыт путь перед «товарищами из низов» и к руководству государством. Так, конторщик К.Д. Памфилов дорос до заместителя, а потом и исполняющего обязанности Председателя Совнаркома РСФСР. В.А. Малышев начинал свой трудовой путь в середине 1920-х годов помощником машиниста паровоза, а в конце 1930-х стал наркомом тяжёлого машиностроения, затем, в годы войны, ему доверили ответственнейший пост наркома танковой промышленности. Да, конечно, для того чтобы пройти такой путь, было необходимо очень много учиться, упорно работать над своим совершенствованием, но главное, что перед советскими людьми была открыта возможность, говоря словами философа Александра Зиновьева, «становиться богами».

Некоторые обвиняют большевиков в том, что, открывая широкую дорогу в жизни людям «из народа», они стремились «отлучить от своего коммунистического прогресса так называемые реакционные классы». Но история моей семьи свидетельствует: это утверждение не соответствует истине. До революции в ней не было ни рабочих, ни земледельцев, зато были землевладельцы, что не помешало большинству тех, чья молодость пришлась на 1920-е годы, поступить в вузы. А вот общеизвестные примеры: внебрачный, но официально признанный сын Александра III С.А. Миротворцев стал профессором, лауреатом Сталинской премии, потомственный дворянин А.Д. Александров при Сталине стал ректором Ленинградского университета, потомственный дворянин, сын полковника царской армии писатель Леонид Соболев стал (не будучи членом партии, замечу) оргсекретарём Ленинградско-Балтийского отделения Литературного объединения Красной Армии и Флота, а впоследствии — председателем правления Союза писателей РСФСР…

Не сомневаюсь, что те, кто запустил «утку» о кухарках, прекрасно знали, о чём в действительности говорил Ленин. И «демократы» стремятся отнюдь не к тому, чтобы отлучить от руководства непрофессионалов. Профессионализм в роли управленцев теоретиков-экономистов, торговцев мебелью, специалистов по португальскому языку и им подобных, судя по результатам их действий, вызывает сильные сомнения. Закрадывается мысль, что уж лучше бы власть и впрямь доверили кухаркам: они хоть в масштабе кухни, но всё же имели дело с реальным хозяйством и, руководствуясь народным здравым смыслом, который полностью отсутствовал у высокообразованных «реформаторов», вряд ли довели бы великую державу до такого плачевного состояния.

Нет, «демократы» стремились совсем к другому — именно к тому, чтобы, как и в царское время, лишить «простолюдинов» возможности получить такое развитие, которое бы давало способность разбираться в сложных проблемах и принимать ответственные решения.

Да, Путин периодически провозглашает, что «образованные, творческие, физически и духовно здоровые люди… будут главной силой России этого и последующих веков», что «для воспитания личности нам нужно восстанавливать роль великой русской культуры и литературы. Они должны быть фундаментом для самоопределения граждан». Кто с этим не согласится? Только вот дела власти в годы правления Владимира Владимировича ведут в диаметрально противоположном направлении.

НАЧАТЬ С ТОГО, что в советское время постоянно повышался обязательный уровень образования народа: от начального до полного среднего. И государство следило, чтобы обязательный уровень образования был достигнут каждым. Ельцинская Конституция РФ снизила планку обязательного уровня образования с полного среднего до «основного общего» — по-русски говоря, неполного среднего. Более того, эта Конституция освободила государство от задачи контроля за тем, чтобы этот уровень был достигнут каждым, переложив её на родителей: «Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования». Принятые недавно с подачи власти поправки в Конституцию ничего здесь не изменили. Более того, одна из них фактически освободила государство и от заботы о воспитании детей, объявив, что государство обеспечивает вовсе не воспитание молодёжи, а «приоритет семейного воспитания».

О содержании образования. Вспомним, что министр образования и науки в кабинете Путина Фурсенко объявил развивающий характер советского образования пороком и определил задачей современного российского образования формирование квалифицированного потребителя. И Путин после этого отнюдь не отстранил Фурсенко от власти — напротив, вернувшись на пост президента, сделал того своим помощником.

При Путине была задействована реформа образования, которая установила новый стандарт образования для старшей школы, о чём профессор О.Н. Смолин, выступая в Госдуме, сказал, что этот новый стандарт приведёт к «падению интеллектуального потенциала нации». А позже Олег Николаевич привёл красноречивые данные международного исследования качества образования. Если в начале 2010-х годов российские четвероклассники входили в первую десятку по знанию математики и естествознания, то к 2015 году — к тому времени, когда им исполнилось 15 лет, они скатились в четвёртый десяток по естественно-научной грамотности и в третий десяток по математической грамотности.

При Путине Николая Островского, учившего, что подлинный патриотизм заключается в соединении личных интересов с общественными и немыслим без труда, одухотворённого стремлением служить Родине, и своей жизнью подтвердившего это, исключили из школьной программы. Зато в неё попал эмигрант В. Набоков, не скрывавший, что не приемлет позиции «тех, кто любит, чтобы литература была познавательной, национальной, воспитательной». Так надо ли удивляться, что, по данным социологов, из тех граждан России, которые позиционируют себя патриотами, лишь 21% считают, что патриотизм должен проявляться в труде на благо страны.

Реформа образования перевела его в разряд «услуг». И это изменение не формулировки, а сути. Всё более расширяющееся поле платных образовательных услуг фактически ведёт к сегрегации школьников по финансовым возможностям их родителей. Достижение цели, поставленной графом Деляновым, отлучить от полноценного образования тех, кто не находится «на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре», явственно вырисовывается в не столь уж отдалённой перспективе.

В советское время на развитие людей была нацелена художественная культура. Теперь же она подменена самой низкопробной «массовой культурой».

Очевидно, что в кино произведениями «великой русской культуры» можно назвать советские фильмы. Между тем в годы правления Путина их всё реже и реже можно увидеть в программах телевизионных каналов, которые заполнены преимущественно сериалами, ориентированными на то, чтобы ублажать убогие «духовные» потребности обывателей. И эти сериалы, в свою очередь, сами насаждают их. Где здесь можно усмотреть хоть намёк на «восстановление роли великой русской культуры»?

Произведения выдающихся русских и советских писателей, нацеленные на духовное возвышение читателя, уже немало лет составляют каплю в море малохудожественного и, опять же, ориентированного на обывательские вкусы «чтива».

Классическая музыка, которая возвышает и обогащает духовный мир слушателя, оттеснена на телевидении и радио в крошечные «резервации», а доминирует агрессивно бездуховная «музыка», способная только разрушить внутренний мир человека.

Резюмируя, можно сказать, что советская система использования духовной культуры для развития народа в современной России подменена системой, используя точный термин профессора Всеволода Троицкого, «умопогашения». Да иного и ожидать не приходится. Нынешняя система власти опирается прежде всего на манипулирование сознанием народа. А развитие духовного мира рядовых людей эту опору неизбежно подорвёт.

Виктор ВАСИЛЕНКО. г. Белгород.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.