День рождения Ворошилова 4 февраля 1881 года

16 января 1918 года ВЦИК и СНК издают декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). Однако днем рождения Красной армии принято считать 23 февраля 1918 года. День записи первых добровольцев, которые, уйдут на фронт с немцами, одержат первые победы под Нарвой и Псковом и остановят интервентов.

РККА – из кого она состояла? В основном из рабочих и крестьян. И, пожалуй, самое легендарное  имя в ней  – Климент Ефремович  Ворошилов. Герой  гражданской войны. Первый советский маршал. 

Родился  в селе Верхнее (ныне Лисичанск), под Екатеринославом (сейчас  Днепропетровск) 4 февраля 1881 года. Мать – поденщица, отец – шахтер.  Уже с пятилетнего возраста, за десять копеек в день, перебирал отвалы горных пород в поисках колчедана.

«Жили мы страшно бедно, — пишет  Клим Ворошилов в своих воспоминаниях «Рассказы о жизни». — Нуждались во всем. В нашей землянке всегда было очень темно. Обстановка была самая скудная, пол глиняный, вместо кровати были нары, а вместо стульев — сбитая из досок скамейка. В семь лет я познакомился на практике с кулаком-мироедом. В одну из очередных голодух нашей семьи (отец исчез в поисках работы) меня взял к себе «в гости» дядя, брат отца, живший в деревне очень богато. Вместо гостя меня обратили в батрака и подвергали в течение года дикой эксплуатации».

 Далее  дядя направил племянника в слесарные мастерские.

«В первый же  день меня зверски избили работавшие поденно крестьяне соседнего села. Они придрались к какой-то глупости, а по сути – били за то, что меня приняли в мастерские, отказав одному из крестьян. Случай избиения меня — ребенка, целой артелью взрослых парней остался больным воспоминанием на всю жизнь». 

Возможно ли что-нибудь подобное было  при советской власти? Нет и нет. Рабочий сам стал хозяином на заводе, никто уже не бросал ему кусок хлеба с барского стола, за который надо было драться. И прибавочная стоимость, не шла в карман мироеду, а исключительно государству на общественные нужды, да на развитие производства. 

В  городе Алчевске Клим с отличием заканчивает два класса гимназии. Но денег на учебу в семье  больше нет. И парнишка идет работать на местный металлургический комбинат, сначала  посыльным в заводскую контору, а потом в литейный цех.

 Он  помощник машиниста портального электрического крана, а потом и сам  уже машинистом  разливает жидкий чугун.

 Здесь впервые Клим  попадает в списки департамента полиции.  Крановщик к концу смены буквально угорает от газов,  копящихся под сводами литейного цеха. Клим Ворошилов  организует забастовку  крановщиков.  Даже останавливают производство. Требуют установки  вентиляторов. Стачка закончилась, как и положено при господстве капитала. В назидание другим, Клима выбрасывают за ворота предприятия.  Он в «черном списке» смутьянов и «революционеров». Следуют три года скитаний по Донбассу и Югу России.  Города, заводы, социал-демократические кружки.

Настал  1905 год. Время Первой русской революции. Климу Ворошилову – 24 года. Работает  на паровозостроительном заводе Гартмана в Луганске. Он  руководитель Луганской городской организации РСДРП (большевиков). Естественно, что  поднимает  рабочих  своего, а также  эмалировочного, костыльно-гвоздильного, спиртоочистительного заводов, железнодорожных мастерских на забастовку. Но этого  ему мало. Он становится во главе  боевой  дружины, снабжает ее оружием. Следует арест. Однако припереть  его к стенке  полиции  не удается.  Небольшая отсидка и вновь кочевая жизнь с котомкой за плечами.  Ареал  его скитаний на этот раз становится шире.

1906 год. Санкт-Петербург.  Затем Швеция, Стокгольм. Климент Ворошилов  делегат IV «Объединительного» съезда РСДРП.

1907 год. Лондон. Он  делегат  V съезда РСДРП. Возвращается в Россию. И тут же следуют новые аресты. Ссылки. Побеги. В 1908 году в Баку  Клим Ворошилов  рядом с Иосифом Сталиным. Затем следует новая  ссылка за Полярный круг. Свобода – часто видится ему из тюремного окошка.  С великим трудом  Клим перебирается поближе к цивилизации. В Архангельских Холмогорах он  знакомится со своей будущей женой – 23-летней  марксисткой Голдой (Екатериной) Горбман.  Пять детей потом у них было и все приемные.

Февральскую революцию Клим Ворошилов  встретил в Петрограде. Он член Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов от партии большевиков.   Но душа его рвется  в Луганск.

 С марта 1917 года он на Донбассе.

 15-16 мая 1917 года прошла первая Луганская районная конференция Советов, которая высказалась  за передачу всей полноты власти в руки Советов рабочих и солдатских депутатов. Был избран Луганский районный комитет Советов и районное бюро Советов во главе с Климентом Ворошиловым.

В  дни Октябрьской революции партия  вызывает его в Петроград. Он комиссар Петроградского военно-революционного комитета по градостроительству и один из организаторов ВЧК. Подписан  Брест-Литовский договор, у большевиков появилась небольшая передышка.  Но заполыхала  огненным цветом Украина.   

А буржуазная Украинская Рада в ноябре 1917 года  объявляет  о независимости от советской власти и провозглашает Украинскую Народную Республику.  Рыночные  борцы за украинскую незалежность считали и считают,  что кормушка должна быть своя,  персонифицированная.  А поэтому надо отделиться от России. Они готовы были отдать власть над Украиной любому, кто пообещает обеспечить разрыв с Москвой — турецкому султану, польскому или шведскому королю, австро-венгерскому или германскому императору, затем фюреру «тысячелетнего рейха» , «брюссельской  гризетке» или сегодняшним США  в лице Байдена.             

Капитал,  в какой бы форме он ни был,  всегда тянет одеяло на себя. Но есть и на него управа. Пролетариат.

В противовес буржуазной Украине в Харькове 12 февраля 1918 года  была провозглашена

Донецко-Криворожская республика (ДКР).  Фактически форпост советской власти на Украине. Немцы и гетман Скоропадский, естественно,  не признали  рабочую власть и решили совместно, по  «партнерски»   прибрать к рукам  советизированные области.

 Вот для защиты рабочей власти  и для освобождения Украины от немецких  оккупантов и направлялся на Украину Клим Ворошилов.

Еще в начале марта В.И.Ленин в беседе с Артемом — председателем Совнаркома  Донецко-Криворожской республики — предложил превратить Донбасс в центр собирания сил и организации сопротивления вражеским полчищам. 7 марта 1918 года был создан Чрезвычайный штаб обороны Донбасса, в состав которого вошли Артем (Сергеев), К.Е.Ворошилов; Н.А.Руднев; М.Л.Рухимович.

Совнарком Донецко-Криворожской республики переехал из Харькова в Луганск. Так Луганск стал на некоторое время одновременно столицей Украинской Советской социалистической республики и Донецко-Криворожской республики, а также центром обороны Донбасса.

Клим Ворошилов  по приезде на Родину обращается с воззванием к рабочим Донбасса:

Грозный час настал! Немецкие белогвардейцы под ликующий вой российской буржуазии двинулись на нашу дорогую, нашей собственной кровью омытую Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику. Нашей революции, нашим завоеваниям грозит смертельная опасность. Немецкая буржуазия идет спасать буржуазию российскую… Донецкому бассейну грозит непосредственная опасность со стороны Киева, где уже воцаряются немецкие банды под руководством Петлюр, Винниченок и прочих предателей украинского народа. Луганск. 5 марта. 1918 года».

Ситуация почти  как из нашего времени. Только вместо немцев, вашингтонский  консенсус.  Вместо Петлюр и  Винниченок, Порошенки и Зеленские и российские олигархи.

В начале марта 1918 года Клим  создает 1-ый  Луганский социалистический партизанский отряд.  В нем — 640  луганских рабочих.  У него две бронеплощадки с орудийными установками, оборудованные на бывшем паровозостроительном заводе Гартмана. 

Отряд прибывает  на фронт в район Конотоп-Бахмач и  вступает в первый бой с немецкими регулярными частями  у станции Дубовязовка.  В этом бою луганчане заставили врага отступить. Это была первая победа и первое боевое крещение командира отряда Клима Ворошилова,

 Однако силы были не равны. В этому времени, сапог 350-тысячной  армии немецких оккупантов начал покрываться пылью украинских полей.

1-ому Луганскому социалистическому отряду противостоял  27 германский корпус, а это как минимум две дивизии, пусть даже и ландверные, то есть второго призыва, пусть и  недоукомплектованные.               А дивизия —  это 11-12 тысяч штыков.

Старая царская армия к этому моменту расходилась по домам. Клим со своим отрядом  не мог закрыть гигантскую  брешь открывшегося фронта. Естественно, что немцы начали давить. Несколько дней 640 луганских ополченцев держали удар немецкого корпуса.  Попадавшие в окружение — стрелялись, как, например, командир Чудновский. Держался луганский отряд  до 8 апреля 1918 года.

А отходить они начали, когда ударил еще один немецкий корпус — 1-й германский резервный корпус.  

Только тогда, 9 апреля 1918 года Харьков был взят немцами. Через Чугуев луганчанам  с трудом удалось пробиться в родной город.

15 апреля 1918 года. Оставлены Конотоп,  Бахмач, Харьков. Отряд Ворошилова откатывается к Луганску, на территорию Донецко-Криворожской республики.  Продолжаются бои. На Екатеринослав в это время наступают австрийцы — 5, 11, 59 пехотные дивизии.

Еще один-два  боя — и воевать будет некому. Поэтому  командованием  армии и Донецко-Криворожской республики принимается решение – отступать.  Формируется  5-я Украинская  армия.  Ее командующим назначен  Ворошилов.  А к  армии Ворошилова подходят и подходят  все новые отступающие красные отряды. К сожалению, с регулярными частями  партизанским отрядам тягаться на равных пока тяжело. Вот фактическое  военное положение к концу апреля 1918 года.

Донецкая армия разгромлена в районе Бахмута. Отдельные ее отряды влились в 5-ю армию под командованием Ворошилова.
3 армия отступила через Славянск в район Дебальцево.
4 армия отошла к Таганрогу.
1 армия — уничтожена.

К 24 апреля армия Ворошилова оказалась единственной силой на территории Донбасса.               

23-25 апреля на станцию Родаково,  на  последнюю станцию   прикрывающей с запада  Луганск,  стали прибывать эшелоны 5-ой армии вместе с командующим Климом Ворошиловым.

Ворошилов уехал в Луганск, готовить эвакуацию заводов. А 5-я армия получила задачу держаться до последнего. Уйди армия и город станет беззащитным перед  25 тысячами строевых частей немцев.
Но  и 5-ая армия красных  уже не лыком шита. Обороняются  искусно. Сбили  два самолета. Захватили в контратаке 20 пулеметов и 2 батареи полевой артиллерии врага.

А в  Луганске, в это время, шла круглосуточная погрузка вагонов. Получилось   80 эшелонов, загрузили 3000 вагонов,  прицепили 100 паровозов. И погнали большевики все это не в оффшоры, а туда, где была и держалась еще советская власть. Сначала думали  пробиться на Москву. Но станция Четково была в руках у немцев.  Путь на север был отрезан. Остался последний вариант —   на восток, к Царицыну, через донские степи.

50 тысяч человек уходило из города. Уходили те,  кто уже навсегда связал себя с Советами, с рабочей властью. Они, 50 тысяч человек верили Ленину и  луганскому слесарю  Климу Ворошилову.  Женщины, дети, рабочие грузились в эшелоны.

 У рабочих  действительно был только один выход.  Пробиться из украинских степей  к Царицыну, будущему Сталинграду.  К городу,  с которым судьба молодой Советской республики была  завязана в тугой узел. Царицын в те годы:  единственная водная артерия, по которой в Москву шли караваны с хлебом с Северного Кавказа, нефтью из Баку, хлопком из Средней Азии. 

Там, в Царицыне держит оборону Красная Армия. Руководит обороной нарком Сталин. Белые отчаянно штурмуют город и всем совершенно ясно, что  Советская  власть в Царицыне висит на волоске. Потом только придет осознание, как вовремя  подоспела  шахтерская Армия  под командованием Клима  Ворошилова.

И начался этот беспримерный поход, который продлился  с 28 апреля по 2 июля 1918 года. Почти 500 км пути по степи охваченной войной с семьями, со скарбом.

 Потом посчитали,  что за груз везли: станки и другое заводское оборудование, металл, уголь, рельсы, обмундирование, продовольствие. Грузили все:  орудия, пулеметы, снаряды, готовую продукцию патронного завода,  шпалы.

Утром 28 апреля оставшиеся в живых бойцы 5-ой армии и жители Луганска двинулись в смертельный  500-километровый путь к Царицыну. На горизонте ту же появились 15 тысяч белопогонников полковников Денисова и Быкадорова. 5 тысяч генерала Мамонтова. 10 тысяч Фицхелаурова.

 Исключительная сложность похода состояла в том, что войска Красной Армии были привязаны к линии железной дороги.  Местность  —  совершенно открытая, стреляй, нападай на любой эшелон в любое время дня и ночи.

Вспоминает  Артем (Сергеев): «Ворошилов проделывал чудеса в тылу: он не давал немцам ни минуты покоя. 1 мая 1918 года головные эшелоны подходили к станции Лихая — крупному железнодорожному узлу. На станции скопилось множество эшелонов, образовалась огромная «пробка», чем не замедлили воспользоваться казаки. Они решили окружить Лихую и разгромить растянувшуюся вдоль железнодорожной линии армию Ворошилова. В соседней станции Зверево сосредоточились большие силы немецких войск, которые вели артиллерийский обстрел станции Лихая. Немецкие самолеты сбрасывали бомбы на эшелоны и пулеметными очередями косили людей».

Узловая – Лихая. К ней отходили разбитые отряды  и других армий. Они вливались в 5-ую армию.          Некоторые начальники эшелонов подчиняться Ворошилову не хотели. Вспыхивали стычки. Царил невероятный хаос. Артиллерийский обстрел. Бомбардировка с воздуха. Горящие вагоны. Взрывающиеся боеприпасы. К немцам подтянулись гайдамаки.

Пожалуй, на Лихой были самые критические минуты похода. Как через игольное ушко шли один за другим эшелоны и эшелоны.

Руднев, Артем и Ворошилов сделали невозможное. Под ударами немецко-гайдамацко-казачьих войск они вытащили людей из огненного мешка. Сами ушли  со станции одними из последних. Разбитые вагоны  — подожгли на путях.               Ушли   в район Белой Калитвы, эшелон за эшелоном. А там новая ловушка — взорван мост через Северный Донец.  Ремонтники, железнодорожники Луганска сказали, что на восстановление понадобится 3-4 дня. Вновь началась паника. Командиры части отрядов склонялись к тому, чтобы бросить эшелоны с оборудованием, разойтись по степи и двигать  мелкими группами в сторону Царицына. Ворошилов, Пархоменко и Руднев, наоборот,  не собирались разжимать военный кулак. Распыление сил – неминуемая смерть под казацкими шашками. Удалось сбить панику и удержать железную дисциплину. Мост восстановили. Поход продолжился.

Луганчане постепенно втянулись в боевую жизнь. Паники уже не было. Самолеты страх не наводили.  Утвердилась  дисциплина в  этой огромной змее из 80 эшелонов. Паровозы надо поить водой? Надо.  А водокачки разрушены.  Останавливались. Выстраивалась из детей и женщин живая очередь длиной 2-3 километра к любой воде пруда, дальнего колодца, речушки. Так и поили паровозы.

Средняя скорость  движения была — 2-3 километра.  В день. Варили кулеш. Принимали роды.  Играли на гармошке. Пели частушки.


Эх ты, прапор молодой,
Золоты погоны,
Удирай скорей домой,
Пока есть вагоны.

Генерал Краснов,
Да куда ты топаешь?
Под Царицын попадешь
Дуру пулю слопаешь.

Пароход идет,

Да мимо пристани.
Мы на фронт идем
Коммунистами.

7 мая 1918 года армия приняла бой под Белой Калитвой. С запада шли немцы. С севера — гайдамаки. С юга — белоказаки. Спросите любого демократа, откуда такой  союз  нерушимый у капитала?  Немецкую петлю-удавку  несли белые господа, так называемые  «патриоты»  России, своим же рабочим.

Ворошиловцы,  отбивая удар за ударом, по очереди разбили — сначала немцев, потом казаков полковника Быкадорова. Ну а гайдамаки заложили национальную свидомую традицию благоразумно сбежать, от греха подальше.

Тяжелый был путь. Ворошилов мотался как маятник — от головы колонны к ее хвосту.  Общая протяженность этой гигантской вагонно-эшелонной  змеи была  75 километров.  Надо было кормить, поить, поддерживать дисциплину и самое главное  боевой дух. Учились всему на ходу.

Заработал, в полную силу, наконец,  походный штаб. На строгий учет были взяты  все эшелоны, их содержимое. Была организована культурно-пропагандистская работа.

В авангарде этой теряющейся вдали колонны шли луганские рабочие. В арьергарде отряд моряков и  отряд Одесской Советской Республики, просуществовавшей всего два месяца и влившийся затем в 5-ую армию.

 По пути к 5-ой армии примыкали разные  отряды. Всякое было.  Командир  3-й армии,   правый эсер Вишневский,  начал рассказывать своим бойцам, что ворошиловские бойцы собираются у 3-й армии отобрать имущество.  И пошла буза. Вишневского арестовали. К Ворошилову явилась делегация — отпустите Вишневского или восстание поднимем. Угадайте, что сделал Климент Ефремович в ответ на откровенный  шантаж?  Под скорый трибунал отдал  Вишневского.

 Наконец, в  районе станции  Морозовской, слияние 5-ой и 3-ей армий было окончательно оформлено: Теперь у Ворошилова было  12.500 бойцов, 2 дивизиона тяжелых гаубиц, 4 батареи 3-х дюймовых полевых пушек.

 И тут белые показали свое звериное фашистское нутро. Надо сказать,  что в 1918 году казачество Дона во многом  предпочитало держать  своеобразный «нейтралитет». Мелкие стычки-разборки  в основном происходили  со станционными гарнизонами и офицерскими соединениями.

 На следующей станции  Суровикино не было  белых воинских частей. Их не было, по данным разведки,  и на всем дальнейшем протяжении пути на Царицын. Командующий шахтерской Армией Клим Ворошилов решает отправить в Царицын санитарный эшелон с ранеными. Более 600 человек. Всего день хорошего пути.  Кто тронет  тяжелораненых и беспомощных людей, а также их жен и детей. 

Вспоминает участник поездки оставшийся в живых: «К общему ликованию изнуренных раненых, наш поезд пошел полным ходом к Царицыну. С эшелоном мы проходили по километру в день, редко-редко удавалось нам одолеть два километра. Полтора месяца мы были совершенно оторваны от внешнего мира. Поэтому равномерное, быстрое постукивание нашего поезда подействовало на нас лучше всяких лекарств. Мы радовались и ликовали, ведь до Царицына остался всего один день езды». 

Вечером 22 мая санитарный поезд благополучно прибыл на станцию Суровикино. Помощник начальника станции Суровикино Чиликин оказался белогвардейским агентом-предателем. За ночь он отвел в тупик санпоезд и угнал паровоз, сообщив через свою агентуру в штаб белоказаков полковника Попова, (находившейся  в станице Нижне-Чирская) о том, что можно с рассвета действовать, что охрана поезда небольшая и район Суровикино быстро перейдет в руки белых. И действительно, на станции Суровикино поезд простоял всю ночь, а на рассвете раненые и больные услыхали ружейные, пулеметные и артиллерийские выстрелы. Это наступали белоказачьи полки под командованием  полковника Попова. Очевидцы рассказывают:

«Через пару часов наступающие начали вести артиллерийский обстрел. Снаряды падали вокруг поезда. У нас был какой-нибудь десяток винтовок, и мы были отрезаны от своих. Раненые в панике стали вылезать из вагонов, тут же падали. Часть расползлась по степи. Но скрыться было некуда. Каждый разрывавшийся снаряд вызывал новый прилив паники. Везде раздавались душераздирающие крики и стоны…»

Небольшой красный отряд под командованием красных казаков-героев, товарищей Сысоева Михея Ивановича и Варламова Иосифа Кондратьевича, находившийся в районе станции Суровикино, геройски отбивал атаки озверелых белоказачьих шаек. Но силы были неравны. В бою погибли Сысоев и Варламов, а также 12 героев-бойцов; 18 красных партизан Суровикинского отряда были тяжело ранены. Белые казаки ворвались на станцию и свирепо расправились с ранеными санитарного поезда. Расправа была воистину — нечеловеческой, звериной…! Раненых — казаки рубили шашками. Те, кто по «счастливой случайности» успел выползти из эшелона — был тоже изрублен прямо в степи. Спаслись — немногие. 24 мая 1918 года станция Суровикино была освобождена Красной Армией Ворошилова и Пархоменко. 
              

Перед красными отрядами предстала ужасающая картина белоказачьего изуверства. Из всего состава санитарного поезда в живых остались несколько десятков человек, остальные, более 500 человек, были замучены, зарублены и подвешены к потолкам вагонов вниз головой. Так отомстила белоказачья контрреволюция за продолжающееся продвижение красных эшелонов на восток. Подло и омерзительно выместили свою злобу и ненависть на больных и раненых, — совершенно беззащитных людях!

 Казачий полковник Попов изобразил чудовищную расправу над больными и ранеными как «генеральное сражение с большевиками». За эту изуверскую нечеловеческую  резню белоказачий полковник Попов получил от атамана Краснова чин генерала.                            

Сам  же  атаман Краснов в это время снабжался  оружием у немцев. Такая вот взаимная великая  любовь  была у белых к немецким оккупантам.

А большевикам до сих пор  приписывают какое-то  мифическое золото немецкого генерального штаба. Вот его где не надо даже  искать.   На свету оно лежит, господа демократы. За него и поплатился генерал Краснов петлей. Генерал-атаман Петр Краснов и группенфюрер СС Андрей Шкуро были после Великой Отечественной войны выданы Советскому Союзу и нашли свой позорный конец в петле по совершенно справедливому приговору суда.

А говорят еще красный террор.
После того санитарного поезда все уже понимали — белым сдаваться нельзя. Легкой смерти не будет.

Наконец,  миновав станцию Чир, красные эшелоны подошли к Дону.  Здесь их ждало неприятное известие. До Царицына оставалось 100 км. А один из пролетов моста оказался взорванным. На ремонт моста по самым легким прикидкам уйдет  1,5-2 месяца, что равносильно смерти. И для армии Ворошилова и для самого Царицына, если он останется без подкреплений. Ворошилов к концу похода вел уже 30 тысяч бойцов и вез изначала тяжелую артиллерию.

Создалось критическое положение: путь вперед был отрезан, с запада, севера и юга наседают казачьи полки. Воспользовавшись создавшейся обстановкой, белогвардейский генерал Мамонтов послал в штаб 5-й Украинской армии парламентеров с предложением о сдаче  всего имущества, оружия и прекращении сопротивления. При выполнении этого требования красноармейцам и всем беженцам гарантировалась жизнь и свободный проход в любом направлении.

Вновь разгорелись дискуссии.   И вновь Клим настоял на своем. Ремонтировать мост. Как? Вручную! Восстанавливать мост пришлось под непрерывным огнем противника. Отряды 5-й Украинской армии заняли круговую оборону. Одним из опорных пунктов стали Рычковские высоты. Их опоясывали две, а местами и три линии окопов.

А.Л.Семенов — участник похода, старый большевик вспоминал: «… глубина реки в этом месте достигала 4—5 метров, расстояние от уровня воды до линии укладки рельсов — 20 метров. Особенно трудной была вторая половина июня. Белогвардейцы узнали, что восстановление моста подходит к концу, усилили натиск, бросая в бой крупные силы конницы и пехоты, обстреливая нас из артиллерии. Пока войска отбивали атаки врага, луганские, и харьковские металлисты разобрали взорванную ферму. Другие бойцы в ближайших населенных пунктах разбирали заброшенные кирпичные и деревянные постройки. На железнодорожных платформах и подводах подвозили к реке кирпич, камень, бревна, шпалы. К работе были привлечены все не занятые в боях».

С 16 июня по 2 июля 1918 года шли кровопролитнейшие  бои. И все таки мост  был восстановлен в необычайно короткий срок — за три недели. Участник похода Г.А.Толокольников вспоминал: «И вот настал долгожданный день. После долгого молчания над степью снова запел гудок паровоза. Первым по восстановленному мосту прошел бронепоезд «Черепаха».

Он шел, тихо посапывая, осторожно, словно испытывая прочность полотна. Люди напряженно следили за ним. Вот он достиг границы моста и покатил дальше. И тогда полетели вверх шапки и фуражки. Бойцы обнимали друг друга, приговаривая: «Выдержал, миленький, выдержал!».

В ночь с 1 на 2 июля начали переходить Дон эшелоны. Белые вновь пошли в  атаку,  но были отброшены. Пока шла переправа составов, сводный коммунистический полк  Ивана Локотоша успешно развивал наступление на левом берегу Дона. Продвигаясь вперед, красные части заняли станцию Ляпичев, а на соседней станции Кривая Музга, уже держали оборону защитники Царицына. Стремясь помочь группе войск Ворошилова, они перешли в наступление. Совместными усилиями соединившихся частей 44-й белогвардейский полк был далеко отброшен от железной дороги. Эшелоны благополучно проследовали к Царицыну.

Так завершился пятисоткилометровый поход луганских красноармейцев, рабочих и их семей, который длился шестьдесят семь дней и ночей.

Что ж, выдержала удар немцев, белых и казаков армия Ворошилова.

Порадуемся за наших. Красный Донбасс  под руководством несгибаемого революционера слесаря Климента Ефремовича Ворошилова соединился с  красным Царицыным..Там, он, будущий маршал Советского Союза  встретится с другим несгибаемым революционером  наркомом Иосифом Виссарионовичем Сталиным.

Но об этом как-нибудь в другой раз,

 у нас про Ворошилова был сказ.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.