Необходимость принятия мер, направленных на возвращение вывезенных из России капиталов, затрагивается практически всеми политическими партиями, научно-экспертными сообществами и даже представителями правящих кругов. Действительно потребность нашей страны в ускоренном социально-экономическом развитии в условиях вымирания российского населения, усугубления отсталости, нарастания геополитических угроз очевидна всем не ангажированным деятелям. Соответственно, важно сконцентрировать внимание на выработке мер, направленных на предотвращение финансовых потерь нашего государства. Ведь проблема действительно серьёзная. Напомним, что в марте 2019 года экспертами Bloomberg Economics были обнародованы цифры, согласно которым за последние 25 лет (за 1994 – 2019 гг.) Россия потеряла активы на общую сумму минимум в 750 миллиардов долларов, что равно половине годового ВВП страны. Аналитики подчёркивали, что «вложенные в отечественную экономику, эти активы могли бы снизить стоимость капитала, увеличить объёмы производства и доходы правительства от налогов, которые можно потратить на развитие инфраструктуры и социальные программы». Не говоря уже о возрастании риска конфискации выведенных из России финансовых ресурсов в пользу западной олигархии. После принятия американского закона «О налогообложении иностранных счетов», позволяющего блокировать накопленные за границей средства на определённый срок, после применения пока ещё точечных санкций в отношении российских вкладчиков в целом, представителей нашей «элиты» в частности, необходимость решения соответствующего вопроса вдвойне очевидна.

Однако и власть, и представители либерального научно-экспертного и экономического сообщества предлагают добиваться возвращения ключевых отраслей народного хозяйства в российскую юрисдикцию путём создания «благоприятного инвестиционного климата» в целом, укрепления «гарантий прав собственности» в частности. Тогда, по их мнению, в случае уверенности сохранения руководителями хозяйствующих субъектов своего имущества якобы исчезнет интерес выводить капиталы, появится стимул инвестировать в национальную экономику. Но надо уточнить, о ком конкретно идёт речь? Народные предприятия, мелкий бизнес (да и реальный сектор в целом) действительно подвергаются не только административным, но и экономическим притеснениям, что находит своё отражение в отсутствии финансовой, денежно-кредитной, налоговой, таможенной и тарифной политики, благоприятствующим их развитию. И сколько бы высокопоставленные государственные деятели не обещали исправить ситуацию, в реальности всё остаётся по прежнему.

Совершенно в ином положении находятся представители банковского капитала и экспортно-сырьевых отраслей. Они не только получают от правительства финансовые, налоговые, правовые и прочие преференции, но и пользуются «свободой рук». Как бы высшие должностные лица подчас не заверяли бы, что Россия при Путине якобы отошла от криминально-олигархического капитализма, в реальности всё не просто остаётся по прежнему, но и набирает обороты. Просто претендентов на завладение принадлежащими всей России национальным богатствам разделили на «своих» и на «чужих». Последних на всякий случай «зачистили», вытащив скелеты из их шкафов. А первые делают то же самое, что делали раньше Березовские, Ходорковские и иже с ними – приватизируют с использованием коррупционных и рейдерских схем государственную собственность, присваивают природную ренту, злоупотребляют монопольным положением на рынке и используют иные способы эксплуатации людей труда и богатейших ресурсов. При этом они строго соблюдают «субординацию», зная, с какими политиками можно деньгами «делиться», а с какими – нельзя. Но российскому трудовому народу от этого ни холодно, ни жарко.

Практика показывает, что разговоры о «благоприятном инвестиционном климате», о «неприкосновенности частной собственности» используются правящими кругами для создания благоприятных условий отнюдь не народным предприятиям, не малому предпринимательству, а для защиты «сильных мира сего». Между прочим, подобный метод не способствует решению проблемы. Достаточно вспомнить, как в 2005 году (после обнародования доклада Счётной палаты РФ о результатах приватизации) президент Владимир Путин объявил широкомасштабную амнистию капиталов. Однако на мелком и среднем предпринимательстве, на собственности простых россиян это никак не отразилось. Зато итоги приватизации 1990-х годов были объявлены не подлежащими пересмотру, а олигархи – «священной коровой». Тогда официальная пропаганда внушала, будто их действия приведут к повышению инвестиционной привлекательности России, побудит вкладывать средства в развитие наших отраслей, платить налоги в наш бюджет. А что вышло на практике?

«Верхние десять тысяч» в лице крупного капитала и высшего чиновничества восприняли это в качестве своеобразного сигнала к масштабной обдираловке страны. Ощутив полную атмосферу безнаказанности, они пустились во все тяжкие с большей энергией, чем в «лихие 90-ые». По крайней мере, скандалов по части криминальной приватизации объектов ЖКХ, электроэнергетики, земель сельскохозяйственного назначения и лесов было огромное количество. В конечном итоге даже первые лица в государстве в 2010 – 2011 гг.. вынуждены были констатировать, что в регионах подавляющее большинство приватизированных объектов электроэнергетики, жилищно-коммунальной сферы оказались в собственности фирм, тесно связанных с местным руководящим чиновничеством, что они, злоупотребляя монопольным положением на рынке, взвинчивают тарифы и цены. И, соответственно, уводят присвоенное в зарубежные юрисдикции. Следовательно, пришли к тому, от чего пытались изначально уйти. Только Дмитрий Медведев и Владимир Путин умолчали, что они сами дали зелёный свет подобным «реформам». Дело не ограничивалось это. После 2005 года финансовая пресса была полна сообщениями о непрозрачной приватизации непрофильных активов «Газпрома» («чемпионом» которой стал петербургский банк «Россия»), о сомнительных экспортных схемах, используемых нефтяным трейдером Gunvor, об откровенно недружественном поглощении «Банка Москвы» квазигосударственными финансовыми структурами и т.д. Да и влиятельные представители управленческого аппарата тоже не остались в стороне. Последовавшее вслед за этим возбуждение уголовных дел в отношении руководящих представителей сердюковского Министерства обороны, Министерства сельского хозяйства, Министерства культуры, Федеральной таможенной службы, результаты проведённых Счётной палатой и Генеральной прокуратурой проверок финансовой деятельности руководства фонда «Сколково», — всё это позволяет многое расставить по своим местам. И, стремясь обезопасить полученное сомнительным путем, «хозяева жизни» снова пытаются замести следы своей деятельности, нанося ущерб государству.

Аналогичные события разворачиваются и после 2014 года, когда президент в ежегодном послании Федеральному собранию поставил задачу провести масштабную амнистию капиталов с целью стимулирования инвестирования в российскую экономику. Это касалось не народных предприятий, не средних и мелких хозяйствующих субъектов. Напротив, год спустя Владимир Путин констатировал, что большинство возбуждённых в отношении предпринимателей дел даже до суда не дошло – посадили их, отобрали собственность и только после этого отстали. На примере давления на «островки социализма» (особенно речь идёт о попытках рейдерского захвата «Совхоза имени В.И. Ленина» П.Н. Грудинина) видно, чего стояли красивые  обещания правящих кругов, противоположные тому, что они делают. А вот компрадорской олигархии снова всё с рук пошло. Открытый отказ от национализации минерально-сырьевой базы, выкуп по завышенной стоимости компании у бизнес-структур Абрамовича и Ротенберга, фактическое взирание сквозь пальцы на передачу Дерипаской «Русала» американцам (хотя когда то же пыталось сделать руководство ЮКОСа, реакция была иной), приватизация по искусственно заниженным ценам и вне конкурса крымской «Массандры» в пользу петербургского банка, подконтрольного одному из бывших членов кооператива «Озеро», — всё это лишний раз доказывает, ради кого была затеяно амнистия. Только вот это не заставило изменить их политику.

Что же получается? Сперва Кремль объявляет олигархов священной коровой, якобы рассчитывая на «улучшение инвестиционного климата». Потом они воспринимают это как окончательное развязывание рук и с большей энергией разворовывают государство. Вполне понятно, что в условиях усугубления экономических, социальных и демографических проблем России, вымирания народов нашей страны, потери ей перспектив на фоне обогащения узкой кучки лиц (даже в условиях кризиса) народное недовольство неизбежно нарастает. И тогда власть, стремясь имитировать близость к обществу, пытается усидеть одновременно на двух стульях, применяя точечные санкции в отношении отдельных представителей высокопоставленного чиновничества и отдельных представителей менеджмента крупных компаний. Разумеется, «элита» начинает ныть про «отсутствие гарантий прав собственности», якобы побуждающее выводить активы в офшоры. После этого в перспективе им снова объявляют амнистию (при одновременном притеснении остальных). И так продолжается до скончания века. А Россия утрачивает перспективы, степень её уязвимости усиливается. Не пора ли наконец разорвать этот порочный круг?

Пора положить конец практике, при которой Россия превращается в зону свободной охоты для кучке «сильных мира сего». Интересы государства и общества, вопросы национальной экономики, национальной безопасности, благосостояния народа, демографии, порядка и суверенитета в тысячу раз важнее вилл, вкладов и пиров представителей «элиты». Поэтому по хорошему надо ставить вопрос о национализации стратегически важных отраслей экономики, которая, между прочим, регулярно практикуется даже в капиталистических странах. Но для использования средств производства в интересах широких масс народа, для недопущения их «распила» важно поставить это под контроль государства трудящихся, проведя при этом поэтапную Ресоветизацию. Однако на начальном этапе (даже в условиях капитализма) можно и должно было бы установить системный государственный контроль над ключевыми отраслями народного хозяйства. И в этом плане весьма поучительной представляется политика экс-губернатора Иркутской области С.Г. Левченко.

Прежде всего, Сергей Левченко обязал подразделения крупных энергетических компаний зарегистрироваться на территории Иркутской области (в том числе «Роснефть», «Русал» и т.д.). Отныне они стояли на учёте не в других регионах России, тем более не за границей. Соответственно, данные структуры отныне были обязаны платить налоги в областной бюджет. То же самое было сделано в отношении лесного комплекса. В Иркутской области при С.Г. Левченко государство фактически взяло под своё управление данную сферу. Речь идёт не только об участии регионального правительства в определении направлений развития лесного хозяйства, в его планировании. Ранее находившиеся в тени лесные компании были поставлены на учёт. Удалось установить электронный контроль за лесорубами. Так, в 2017 году в интервью журналу «Эксперт» С.Г. Левченко рассказал, что все данные о лесных заготовках, о финансовых операциях соответствующих структур «занесены в реестр, опубликованный на сайте министерства лесного хозяйства». Соответствующие материалы находятся в свободном доступе. В итоге каждый «может зайти и посмотреть, законно ли работает тот или иной пункт, и в случае чего сообщить о нарушении». Сергей Левченко добавил, что «для предпринимателей, которые поставили свои пункты на учёт… усложнится процедура приёма и реализации незаконно заготовленной древесины, что поможет снизить ущерб и общее количество незаконных рубок лесных насаждений».  Ну а наиболее злостные лесные махинаторы, нанёсшие колоссальный урон области, были привлечены к уголовной ответственности. И это вполне нормально. Иначе получатся двойные стандарты – выходит, что любой киоск градоначальник может произвольно распорядится снести, а сырьевых гигантов нельзя привлекать к ответу перед законом и перед судом даже при наличии реальных махинаций? Очень и очень странно.

Все (в том числе «сильные мира сего») должны в равной степени отвечать за совершённые преступления. В конце концов, господа «рыночники», ответьте, кому принадлежат эти слова: «нормальный работающий… капитализм — это вместе с тем очень жёсткий порядок». Тот, кто сказал эту мысль, затрагивая тему преднамеренного и фиктивного банкротства предприятий, уклонения ресурсодобывающими компаниями от уплаты налогов, дополнил следующее: «Попробуйте обанкротить банк в Англии! Потом, сидя в тюрьме, вы будете долго доказывать, что в тот момент, когда у вас впервые появилась мысль о возможном банкротстве, вы уже были в офисе Центрального банка и просили ввести административного управляющего. Не докажете — очень долго будете сидеть»; «У нас ни один директор крупного предприятия, явно имеющего средства и не платящего налоги, не то что не сел в тюрьму, что давно произошло бы в любой стране с устойчивой рыночной экономикой, а даже не поплатился за это нарушение своим креслом». Кто автор этих слов? Не кто иной как Егор Гайдар. Другое дело, что он и ему подобные отстаивали и отстаивают систему свободного рынка и доминирования частной собственности, о непригодности которой к российским и вообще к современным условиям написано немало материалов. Тем не менее, господа либералы, произнесённые вашим гуру слова свидетельствуют о многом.

Вернёмся к реформам «красного губернатора» С.Г. Левченко. Соответствующая политика благотворно отразилась на положении Иркутской области. Начать с того, что только в 2015 – 2018 гг. доходы областного бюджета увеличились с 206,1 млрд. рублей до 316 млрд. рублей. А уплата налогов с одного куб. метра в лесной области повысилась с 81 до 363 рублей. За 2016 – 2018 гг. объём незаконных лесных рубок сократился с 1 112,9 тыс. куб.м до 569,8 тыс. куб.м. Кроме того, в 2015 – 2018 гг. валовой региональный продукт повысился с 1001,7 млрд. рублей до 1 434 млрд. рублей. Инвестиции в основной капитал выросли с 206,1 млрд. рублей до 316 млрд. рублей. Это напрочь опровергает тезис о том, что при установлении господства принципов законности и социальной справедливости экономика якобы не будет работать. Всё с точностью, да наоборот. Практика говорит сама за себя.

По хорошему успешный опыт С.Г. Левченко по борьбе с олигархами следовало бы распространить на всю Россию. Однако пока власть принадлежит данной прослойке, пока у руля находятся те, чьими политическими наставниками и учителями были деятели, подобные Анатолию Собчаку, Борису Ельцину и Борису Березовского, на позитивные перемены трудно рассчитывать. Как скоро изменится ситуация в России – зависит от степени активности каждого из нас.

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.