Со времён «перестройки» власть и её информационно-политическая обслуга постоянно стремилась внушить народу мысль о мнимой «безальтернативности» курса «рыночных реформ» и «демократизации». Фактически всех призывали мириться с разрушением государства, экономики, армии, с социально-демографическим кризисом, с всплеском коррупции и преступности, с геополитическими потерями, оправдывая весь этот ужас «недопущением коммунистической реставрации». Хотя, казалось бы, ничего деструктивного в Ресоветизации нет. Напротив, взвешенный, всесторонний и объективный анализ разворачивающихся с экономике и в политике в нашей стране процессов доказывает целесообразность воплощения в жизнь подобной меры – это ключевое условие возрождения России. Вместо этого пособники «глобализма» постоянно тиражировали стереотипы, суть которых заключалась в попытке изобразить не только переход к социализму, но и простое изменение курса в качестве некого нашествия Апокалипсиса.

Сколько раз из уст рупоров «демократической»/охранительной и прочей буржуазной пропаганды постоянно звучали страшилки: «Вы опять захотели цензуры, ГУЛАГа и очередного 37-ого года?», «Вы мечтаете о переделе священной и неприкосновенной частной собственности, которая непременно приведёт к гражданской войне и к хаосу?», «Вы опять хотите «железного занавеса», воевать со всем миром?», «Помышляете об обвале экономике, который неизбежно наступит при государственном регулировании и социальном «популизме»?», «Хотите опять государство разрушить, сея семена противостояния, натравливая одну часть народа на другую?». Конечно, можно долго на основании конкретных примеров и фактов опровергать подобный бред. Но мы сделаем акцент на иной стороне дела – большая часть страшилок, которыми запугивали россиян в 1996 году (да и подчас в наши дни пугают), де-факто воплощены в жизнь. Но отнюдь не левопатриотическими силами и не коммунистами, а самим компрадорским олигархическим режимом. В чём же это находит своё отражение?

Отъём собственности. Известно, что сейчас (отнюдь не при коммунистах) нормой стали такие явления, как рейдерство, произвольное лишение россиян имущества. Достаточно вспомнить произошедшие в Москве в январе 2010 года события, когда в посёлке «Речник» были снесены жилые дома, а людей по сути выставляли на улицу на мороз. А разворачивавшиеся в феврале 2016 года события во время «Ночи длинных ковшей», во время которых необоснованно и без предоставления нормальных компенсаций были снесены мелкие торговые объекты? Как насчёт реализующейся с 2017 года в столичном регионе «реновацией по-собянински», когда под угрозой сноса может оказаться любое жилое здание, независимо от его технического состояния. Разве это не нарушает права владельцев квартир и т.д.? Вопрос откровенно риторический. Наивно полагать, что всё это наблюдалось исключительно в отдельно взятом субъекте Российской Федерации. Это проблема всей страны. Неслучайно в 2019 году по результатам социологических опросов было установлено, что 57% россиян волнует их право на неприкосновенность имущества.

Одновременно заметим, что далеко не лучшим образом обстоят дела в вопросе гарантия занятия мелким и средним бизнесом. Например, в декабре 2015 года президент Владимир Путин в своём послании Федеральному собранию констатировал, что в 2014 году из 200 тысяч уголовных дел по экономическим преступлениям до суда дошли  только 46 тысяч, а 15 тысяч дел развалились в суде. Только 15% уголовных дел окончились вынесением приговоров. По словам главы государства, «около 80% или даже 83% предпринимателей полностью или частично потеряли бизнес». То есть, «их попрессовали, обобрали и отпустили».

Следует понимать, что подобное явление не вчера возникло. Напомним, что ещё в «лихие 90-ые» в результате «реформ» сформировалась система, при которой действуют разные условия в отношении ряда отраслей экономики. Так, сырьевые отрасли получали от государства субсидии, кредиты, налоговые льготы, а машиностроение, сельское хозяйства, мелкое предпринимательство, напротив, оказались отрезанными от доступа получения дешёвых кредитных ресурсов и дотаций. Зато они столкнулись с огромным и громоздким уровнем налогообложения. Казалось бы, выравнивайте условия деятельности хозяйствующих субъектов, спрашивайте в первую очередь с тех, кто получает от власти льготы. Вместо этого олигархи продолжили оставаться «священной коровой», а остальные попали под каток. Достаточно вспомнить про подписанный 18 августа 1996 года президентом указ № 1212 «О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения», де-факто поставившего мелкие и средние хозяйствующие структуры под власть налоговых органов. А указ Б.Н. Ельцина от 29 мая 1998 года «О мерах по обеспечению безусловного исполнения решений о взыскании задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам», фактически предоставившего Федеральной службе налоговой полиции (ФСНП) право арестовывать имущество любого должника бюджета? Совершенно было очевидно, что в условиях кризиса, падения доходов предприятий, нехватки оборотных средств, высочайшего уровня налогообложения, рост цен на энергоносители «под раздачу» рискует попасть любой завод, любая фирма, не имеющие отношения к олигархическим структурам.

Таким образом, защитники итогов приватизации и всевластия олигархического капитала озабочены отнюдь не гарантией прав собственности простых людей. Напротив, своими действиями они доказали, что это для них является пустым звуком. У представителей соответствующей группировки голова болела и болит о другом. Они как огня боятся мысли возможности принятия судебно-следственных действий в отношении инициаторов и исполнителей залоговых аукционов. Что было сказано в представленных в 1996 и в 2004 гг. Счётной палатой Российской Федерации документах? «В результате проведения залоговых аукционов отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам»; «конкурс фактически носил притворный характер», поскольку «в большинстве случаев состязательность при проведении аукционов не предполагалась. Из 12 аукционов лишь в четырёх сумма кредита существенно превысила начальную цену»; «банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков – участников консорциума – средства в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались Правительству Российской Федерации в качестве кредита под залог акций наиболее привлекательных предприятий». Одновременно немало интересного и загадочного таят в себе истории, связанные с приобретением в 2005 – 2006 гг.. петербургским банком «Россия» непрофильных активов «Газпрома» с использованием сомнительных схем, а в 2020 году – «Массандры» в Крыму. 

Следует упомянуть о другой стороне дела – о содержании записки, направленной в 2009 году на имя президента Д.А. Медведева рабочей группой Государственной Думы РФ по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. В документе чёрным по белому было написано, что за 1992 – 2009 гг. значительная часть нефти, алмазов, угля, драгоценных металлов, апатитов и т.д. при экспорте не была зарегистрирована. За указанный период ущерб от контрабандных действий составил минимум 10 трлн. долларов. И где реакция со стороны власти? Один только губернатор-коммунист С.Г. Левченко бросил перчатку чёрным лесорубам, обманывавших бюджет Иркутской области. Однако его затравили с помощью СМИ.

Таким образом, те, кто трубит о «священной и неприкосновенной частной собственности», подразумевают сохранение права «элиты» безнаказанно грабить государство и общество. И, стремясь сохранить своё доминирующее положение, они зачищают всё экономическое пространство. Именно в интересах компрадорской олигархии исполнительная власть душить иные сектора российской экономики, либо принимает драконовские меры против малого предпринимательства, против народных предприятий, против личной собственности простых людей.

«Репрессии» и диктатура. В настоящее время мы наблюдаем усиление давления власти на практически все оппозиционные силы, независимо от того, являются ли они левыми, правыми, центристами и т.д. По крайней мере, за последний год нормой стали произвольные задержания за участия в одиночных пикетах даже региональных депутатов. А имевшие место уже несколько лет аресты за элементарные «лайки» и «репосты» в социальных сетях и в интернете, за простые скачивания с сайтов тех или иных картинок? А принятие законов о «фейковых новостях» и за «оскорбление власти»? Практика показывает, что подчас соответствующим образом квалифицируют даже простую констатацию ужасного положения в той или иной сфере, либо называние вещей своими именами – особенно при характеристике действий представителей правящего класса. Причём шансы на вынесение судом справедливого решения практически равны нулю. Например, при И.В. Сталине количество оправдательных приговоров в разные годы составляло от 11 до 40 процентов. А в настоящее время соответствующий показатель колеблется в районе от 0,23 до 0,8 процентов. Какие после этого ещё нужны доказательства?

Между прочим, следует иметь в виду, что в 1930-ые годы на 100 тысяч чел. населения приходилось 583 заключённых, а в 1990-ые годы – на 100 тысяч чел. населения – 647 заключённых. Как видим, во время «демократии» в тюрьмах сидело больше людей, чем в предвоенное десятилетие. Причём вся  вина значительного их числа заключается в том, что они в условиях безнадёги, разрухи и нищеты стащили по курице с общего двора, бидон с молоком с завода – чтобы хоть как-то свести концы с концами. И эти тяжёлые социально-экономические условия, вынуждающие многих россиян идти на подобные меры, созданы как раз политикой власти. При этом «стащившие полстраны» находятся не на нарах, а в президиуме.

Однако уже тогда всё свидетельствовало о том, что дело дойдёт и до массовых политических преследований. Мы совершенно справедливо возмущаемся тем, что сейчас «партия власти» давит все оппозиционные партии и движения. Но разве в 1990-ые годы не к этому призывали представители «Демократической России»? Вспомните, как на своих митингах они ставили вопросы о запретах коммунистических и национально-патриотических движений, о закрытии их печатных изданий и телепрограмм, о привлечении к уголовной ответственности видных представителей то КПРФ, то «Трудовой России», то Фронта национального спасения, то Верховного совета РФ. А знаменитое позорное письмо «демократической» интеллигенции, вышедшее в свет после расстрела парламента, авторы которого, выдвигая все вышеперечисленные требования, открыто призывали к чистке силовых структур от коммуно-патриотов, к расправам над защитниками Советской Конституции? Вы обратите внимание на их лексику: «Хватит говорить! Пора научиться действовать! Эти тупые негодяи уважают только силу. Так не пора ли её продемонстрировать нашей юной, но уже… достаточно окрепшей демократии»? Всё последнее десятилетие XX века представители этой волны твердили, что нашей стране якобы нужно использовать пиночетовский опыт, подавив сопротивление «красно-коричневых», «популистов», «охлоса» и заставить принять «современные рыночные стандарты»? И какой им после этого смысл удивляться тому, что «единороссы» цементируют политическое пространство? Или всё дело только в том, что принцип бумеранга сработал против авторов соответствующей концепции?

Как видим, отнюдь не посадок и нар боялись антисоветчики, русофобы и антикоммунисты. Поэтому, когда народ начинают запугивать угрозой «нового 37-ого года», это пускание пыли в глаза. Как уже было сказано, сегодня в тюрьмах сидит на порядок больше, чем в 1930-ые, но в то же время число оправдательных приговоров существенно меньше. И не перегибы, которые в тот период имели место, волнуют компрадоров. Их злит то, что в то время была уничтожена «пятая колонна» и, как следствие, была сведена к минимуму перспектива поражения СССР в войне. Компрадоры также  отдавали себе отчёт в том, что им придётся отвечать перед законом и перед судом за антигосударственную деятельность, за разрушение страны, за пропаганду территориальных уступок и ненависти к России, за разграбление национального достояния, за расстрел Верховного совета и за провоцирование бойни в Чечне. Кому охота отправляться в места не столь отдалённые, особенно если понимаешь, что несёшь ответственность за содеянное? Однако практически во всех уважающих себя странах пособники внешних противников, пытавшихся в их интересах дезорганизовать ключевые сферы жизнеобеспечения, оказывались на скамье подсудимых. В конце концов, разве в послевоенный период во Франции данную участь не разделили вишисты?

Международная конфронтация, «холодная война». На протяжении последнего времени на наших глазах разворачиваются тенденции, ведущие к возможному столкновению крупнейших международных блоков. Ведь после 2014 года расширение количества антироссийских экономических, дипломатических и иных санкций, эскалация информационной агрессии, провокаций против России на приграничных территориях фактически стали нормой. Сами посудите. Инспирирование США и Евросоюзом бандеровского переворота на Украине, в результате которого власть в Киеве захватили антироссийские националистические силы, развязывание террора в отношении русскоязычного населения Донецкой и Луганской народных республик, точечные атаки на приграничные территории Российской Федерации (достаточно вспомнить обстрелы инфраструктуры г. Гуково Ростовской области летом 2014 года), поддержка «мировым сообществом» деятельности ИГИЛа, подлившего масло в огонь в конфликтную обстановку на Ближнем Востоке, едва не ввергнувшим Сирию в состояние братоубийственной войны, — всё это (равно как и многое другое), доказывает, что прежние разговоры о «стратегическом партнёрстве» западные государства использовали в качестве ширмы для прикрытия собственных империалистических устремлений.

Именно длительное следование российского руководства в фарватере «ведущих мировых держав» фактически развязало руки последним. Попытки нашей стороны кинуться им в распростёртые объятия на любых условиях, отсутствие последовательных мер, направленных на защиту национально-государственных интересов России, были расценены «глобалистами» как проявление слабости, со всеми вытекающими последствиями. В результате США и ЕС сменили тактику, перейдя от обманывания нашей страной фальшивыми разговорами о «сотрудничестве», об «общности интересов» к прямой конфронтации и к открытому ущемлению позиций России. И дальнейшее полное молчание с нашей стороны явно не кончилось бы добром. И ситуация не изменится, пока наша страна останется уязвимой. Только государство, располагающее развитой промышленностью, сельским хозяйством, высокими технологиями, устойчивой обороноспособностью, крепким социально-демографическим потенциалом, обладает авторитетом и влиянием в мире. Сильного никто не сотрёт в порошок. Конечно, в этом случае отношение к нашей стране со стороны «мирового сообщества» лучшим не будет. Тем не менее, с нами (как в своё время с СССР) вынуждены будут считаться. А подобное станет реальностью при выработке основ нового курса, в полной мере отвечающего потребностям времени и национальным интересам России, при утратой криминально-компрадорской «элитой» экономической и политической власти. Ни для кого не секрет, что подобная прослойка, стремящаяся сохранить продолжать возможность отмывания наворованных капиталов в зарубежных банков, боится полностью действовать вразрез с «глобалистскими» установками. Только вот их игры дорого обходятся нашему государству.

«Раскачивание лодки», «дестабилизация обстановки». Весьма странно слышать соответствующие рассуждения от политических наследников деятелей, подобных Анатолию Собчаку, Борису Ельцину и прочим. Какой ценой к власти пришли те, в честь которых сейчас и в Екатеринбурге, и в Москве открываются центры? К каким методам в борьбе за власть прибегали лица, к памятникам которых Владимир Путин возлагает цветы и публично даёт им положительные оценки? Так, сейчас «партия власти» любит безапелляционно обвинять в «выполнении политического заказа Госдепартамента США» всех, кто протестует против социальной, политической и правовой несправедливости (независимо от идеологической окраски участников протестных акций). А разве в 1989 – 1991 гг. «Межрегиональная депутатская группа» и «Демократическая Россия» не пользовались информационной, финансовой и дипломатической поддержкой со стороны США и Великобритании? Прочитайте книгу Строуба Тэлбота, Джека Метлока и Роберта Бретвейта «Горбачёв. Крах Советской империи» — и все вопросы моментально исчезнут. Бывший советник государственного секретаря США, бывший американский и британский послы в СССР не скрывали, что интересы западных государств полностью совпадали с целями ельцинистов в силу стремления последних и предоставить независимость Союзным республикам, и сократить военный бюджет, и перестать оказывать поддержку независимым государственным руководителям (вроде Фиделя Кастро и Саддама Хуссейна). Однако подобные лица, оказывается, достойны возведения центров! А те, кто поднимает голос против произвола правящего класса, даже не затрагивая политических аспектов (как, скажем, дальнобойщики, протестовавшие в 2015 году против введения платы за проезд большегрузов по российским автомагистралям), объявляются «смутьянами»! Где элементарная логика?

Не будем забывать, что в 1990-1991 гг. «демократы» открыто расшатывали основы территориального единства государства – начиная от принятия декларации о суверенитете и до объявления экономической войны Центру. Не говоря уже о том, что на референдуме 17 марта 1991 года они открыто призывали голосовать против сохранения СССР. Фактически речь шла о выступлении против своего же Отечества! А искусственное создание дефицитов продовольствия с целью провоцирования народного возмущения? Вспомните озвученное Г.Х. Поповым 17 сентября 1989 года заявление на конференции Московского объединения избирателей. Если это не «расшатывание обстановки», не «подрыв государства», то как иначе можно охарактеризовать эти действия? То есть, получается, что политическим учителям руководителей «единороссов» можно было использовать любые средства в борьбе за власть. Да ещё их возводят на пьедестал – тех, кто приложил руку к уничтожению тысячелетней страны. А все, кто сейчас хотя бы слово замолвят против политики правящего режима, изображаются едва ли не «общественно- опасными элементами».

Только из одного этого понятно, что правящий класс и его информационно-политическая обслуга озабочены отнюдь не перспективой втягивания России в состояние хаоса. Напротив, именно перманентная зачистка политического пространства, воспрепятствование народу возможности мирно оказать влияние на изменение власти в перспективе чреваты нарастанием опасных явлений. Рано или поздно доведённый до отчаяния народ, не имея возможностей нормального выражения протеста, может пойти на крайние меры. Конечно, вслед за этим может наступить хаос. Но виновниками будут не те, кто возвысил голос против произвола и несправедливости, а те, кто обирал народ, притеснял его, не давая возможность законными методами отстоять свои права. История недвусмысленно доказывает, что рано или поздно попытка власти прижать общество к ногтю оборачиваются незавидными последствиями.

Что же касается конкретно левопатриотических сил во главе с КПРФ, то речь идёт о развёртывании масштабной борьбы за смену власти и системы. Предлагается сделать акцент на отстаивание идеи формирования коалиционного правительства народного доверия. И никакими потрясениями это не обернётся. Достаточно вспомнить, как в 1997 – 1998 гг. в России наблюдался подъём забастовочного и протестного движения. Компартия Российской Федерации тогда встала во главе него, провела серию крупномасштабных общероссийских акций. В итоге под массовым давлением народа правящий режим вынужден был предоставить оппозиции возможность формирования коалиционного правительства национального согласия. К слову, тогда «демократическая» и проолигархическая пресса аналогичным образом обвиняли КПРФ и НПСР в «раскачивании обстановки», в «провоцировании междоусобицы» и т.д. Тем не менее, воплощение в жизнь предложения левопатриотических сил благотворно отразилось на России. Сформированное при участии лидеров коммунистов правительство Евгения Примакова – Юрия Маслюкова – Виктора Геращенко, добившиеся социально-экономической стабилизации, бросившее перчатку олигархии, пользовалось колоссальным авторитетом в народе, среди патриотически настроенной части буржуазии и государственных деятелей. И это, несомненно, консолидировало нацию.

Перспектива «экономического краха». Абсолютно беспочвенны претензии в адрес левопатриотической оппозиции в «отсутствии понимания экономики», в готовности «развалить народное хозяйство». Есть ли моральное право судить об этом у тех, кто не сумел добиться создания устойчивого народнохозяйственного комплекса, повышения благосостояния народа? Что же касается КПРФ и её союзников, то прогрессивность и созидательность их программных положений является медицинским фактом. В этой связи придётся напомнить, что даже данные Госкомстата зафиксировали в октябре 1998 – марте 1999 гг. рост промышленного производства в размере 23,8%. Это наблюдалось при правительстве Евгения Примакова и Юрия Маслюкова. В свою очередь, в 2015 – 2018 гг. наблюдалось увеличение валового регионального продукта Иркутской области (при губернаторстве коммуниста Сергея Левченко) с 1001,7 млрд. рублей до 1 434 млрд. рублей, инвестиций в основной капитал – с 206,1 млрд. рублей до 316 млрд. рублей. В целом, согласно данным Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), в 2014 – 2019 гг. экономика региона выросла на 34,7%, в то время как в масштабах всей страны данный показатель увеличился только на 17,4%. А факты – упрямая вещь, от которой никуда не денешься.

Всё это крайне важно понять (особенно в канун очередных выборов) и не позволить в очередной раз себя обмануть. Будущее – в наших руках.

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.