В отдельной статье мы обратили внимание на лицемерный характер информационных рупоров компрадорского и международного капитала, обвиняющих политических противников «глобализма» в «аморализме» и т.д. Было доказано, что зачастую соответствующие претензии носят лживый и, самое главное, неискренний характер. Впрочем, подобные двойные стандарты классовый противник демонстрирует не только в момент ведения информационной войны против оппозиции в настоящее время. Откровенная двойственность в их подходе проявляется во время нападок на наше героическое прошлое.

Общеизвестно, что сейчас, пожалуй, только на основе истории разворачивается жесточайшая идеологическая борьба. Что «мировое сообщество», что поборники «вестернизации» и «демократии» внутри России, что часть «охранителей» и «державников» постоянно распространяет дезинформацию, фактически призванную посеять в обществе максимальное недоверие к нашей Отчизне, к подвигам всех наших предков, наших правителей, собравших великую и мощную державу, выведшую её на передовые позиции в мире. В ответ на напоминания о былых заслугах русских князей, первых царей, Советской власти, иных выдающихся заслуженных исторических деятелей адепты известной идеологии моментально начинают расклеивать ярлыки. «Рабство», «азиатчина», «восточная деспотия», «кровавая революция», «тоталитаризм», «массовый террор», «ГУЛАГ», — все эти штампы регулярно звучат из уст представителей определённых политических течений. Тем самым де-факто предпринимается попытка внушить народу мысль, будто наша Родина по определению «не права». И, соответственно, сокращается число людей, готовых до конца стоять за неё, бороться против отдачи России на заклание мировому капиталу.

Конечно, можно подробно доказывать несостоятельность всех вышеперечисленных, мягко говоря, «концепций». Но мы уделим внимание иной стороне дела. Те, кто постоянно льёт грязь на российскую и на Советскую историю, фактически умалчивают об огромных грехах западников, русофобов, антисоветчиков и контрреволюционеров всех мастей. В этой связи нам надо обратить внимание на каждый конкретный пример.

Так, после начала «перестройки» вслед за очернением Советской эпохи имели место тенденции компрометации едва ли не всей тысячелетней истории Отечества. Например, некоторые пытались изобразить дело так, будто первые русские правители (вроде царя Ивана IV Грозного) якобы замешаны в масштабном кровопролитии соотечественников и в тирании. Конечно же, распространялись штампы о «жестоких формах крепостничества» и т.д. Однако авторы подобных «разоблачений» сознательно замалчивали (и до сих пор замалчивают) об ужасной картине стран Европы того периода. Так, доктор исторических наук, профессор МГИМО В.Д. Соловей констатировал, что в годы царствования Ивана IV было казнено около четырёх тысяч человек, в то время как в Великобритании при Елизавете I – 89 тысяч человек. Тем не менее, для одних Иван Грозный является символом жестокости, а для британцев упомянутая королева – символом укрепления государственности. Также следует упомянуть о жертвах Инквизиции в средневековой Европе. Согласно различным оценкам, в данное время погибло от 4,5 тысяч до десятков тысяч человек.

То же самое относится и к разговорам о «диких формах феодализма и крепостничества» на Руси. Вспомните обстоятельства, связанные с восстанием Уота Тайлера в Англии, с крестьянской войной в Германии 1524 – 1526 гг., с подавлением восстания морисков в Испании в 1568 году и т.д., и все вопросы исчезнут. Обстоятельства упомянутого времени были таковы, что везде (в том числе в России) требовалось зачастую прибегать к максимальной концентрации финансовых ресурсов, в мобилизации населения (и знати, и простых людей) для решения общенациональных задач. Но почему при характеристике одних следует принимать во внимание исторические условия, а в отношении других – нет? Весьма и весьма непонятно.

В целом, в данное время везде противоречия решались далеко не гуманными методами – обстановка того времени была такова, что правители (и общество в целом) не знали иных способов. В качестве подтверждения данного тезиса можно перечислить деятельность ряда европейских королей, которые драли три шкуры с населения, в массовом порядке инспирировали расправы над поддаными (не только над простым народом, но и над представителями знати), разгоняли неподконтрольные им политические и государственные институты, правили исключительно по собственному разумению, творя произвол. К ним относятся и Генрих II, и Генрих VII, и Яков I, и Карл I (Великобритания), и Карл V, и Филипп II (Испания), и Франциск I, и Людовик XIV (Франция) и многие другие монархи. Тем не менее, их принято считать выдающимися руководителями, внёсшими лепту в укреплении государственности. Хотя они не отличались мягкотелостью. А русских князей и царей, немало сделавших для нашей страны, почему то принято считать неким «исчадьем ада».  Но если мы посмотрим глубже, до «глобалистов» и либералов внутри России на самом деле не интересуют вопросы гуманности и «цивилизованности». На фоне того, как они терпимо (и даже положительно) относятся к средневековым правителям Европы, это стало совершенно очевидным. Так что не «мировому сообществу» и не нашей пятой колонне учить других «доброте» и «нравственности».

Русские исторические государственные деятели (вроде Ивана IV) негативно воспринимаются данной когортой по совершенно иным причинам – за то что они, окончательно собрав и укрепив нашу державу, де факто создали в мировом масштабе мощный заслон на пути агрессивных экспансионистских устремлений Запада с его фальшивыми «ценностями». Ну и, разумеется, укрепив российскую государственность, они сорвали планы известных международных сил, ранее ожидавших повторения на Руси событий, аналогичных тем, что привели Византийскую империю к гибели.

Одновременно заметим, что из всех русских царей наибольшей критики со стороны известного политического направления подвергается, как правило, едва ли не один Иван IV Грозный. Видите ли, он самый «страшный и ужасный». При этом либералы и «охранители» не слишком сильно нападают и на Алексея Михайловича (хотя обстановка в стране во времена его правления провоцировала серию подавленных силой народных выступлений – что Соляного и Медного бунтов, что восстания Степана Разина), и на последних императоров династии Романовых в целом. Между прочим, в XIX – начала XX вв. самодержавие постоянно держало народ России в чёрном теле, контролируя всё политическое пространство. Использование карательных экспедиций против недовольства простых людей в то время было нормой. В годы правления одного только Николая II массовым явлением было силовое и жестокое удушение малейшего проявления недовольства людей труда. Это касается и расправы над забастовщиками на Ленских приисках, и «кровавого воскресенья», и жестокого подавления Московского восстания в 1905 году, и столыпинских репрессий и т.д. Тем не менее, Николай II причислен едва ли не к лику святых. Его принято открыто произносить до небес. А Иван IV выставляется неким параноиком и садистом. Вполне понятно, что не убийства подданных, не проявление диктаторских замашек интересует некоторых – иначе чего им было героизировать последних русских царей (включая Николая Кровавого)? Некоторым не по душе другое – то, что Иван Грозный на первом этапе своего правления предпринял серьёзные шаги, направленные на то, чтобы положить конец эгоизму и произволу правящего класса, не давать ему быть выше страны, поставить данную прослойку в определённые рамки. Ликвидация системы кормлений, фактически открывавшей местным властям путь к содержанию себя за счёт населения, ценой массового мздоимства и обирания подданных, упразднение налоговых привилегий крупных феодалов, прекращение разбазаривания казённых земель, возвращение государству имущества, расхищенного во время боярского правления, — всё это сохраняет актуальность и в наши дни. Однако идеи, связанные с пересмотром результатом приватизации, с введением справедливого налогообложения крупных сырьевых компаний, с пресечением попыток местных администраций и контрольно-надзорных инстанций постоянно доить население и экономику, явно идут  вразрез с устремлениями олигархического капитала и с социальной опорой обслуживающего его режима. Поэтому они пытаются обмазать чёрной краской тех, кто в прошлом ставил заслон эгоистическим устремлениям «элиты». Больше ничего их не волнует.

Как мы знаем, дело этим не ограничивается. Определённая политическая группировка тратит немало сил, направленных на поливание грязью Великой Октябрьской социалистической революции, опыта Ленинско-Сталинской модернизации в целом. Конечно, излюбленными штампами антисоветчиков остаются утверждения об «огромной цене большевистского эксперимента», о «человеческом жертвоприношении во имя прогресса» и т.д. Как будто при эксплуататорских режимах развитие носило гуманистический характер! Нам на полном серьёзе пытаются доказать, что строительство капитализма якобы не приводит к жертвам среди людей. Как будто известное «огораживание» в Англии не пустило по миру множество простых британцев! Как будто в период промышленного переворота в Великобритании в XVII и в XIX вв. не наблюдался рост детской смертности на 260%, равно как и смертности в работных домах в размере 20 – 30%. Как могут учить других основам морали и нравственности те, кто открыто прославляет опыт пиночетовской «модернизации» в Чили, обернувшейся страданиями большинства народа и массовыми казнями?

В ответ на это некоторые заявляют, будто в период социалистических преобразований народу было нелегко и т.д. А когда перемены проходили гладко и идеально? Разве при другой системе государство проявляло заботу о благе, о жизни и здоровье населения? Например, принято считать, что в дореволюционной России всё было настолько замечательно, что население якобы было едва ли не на седьмом небе. На самом деле выгоду от развития получала узкая горстка эксплуататоров. А большинство народа испытывало весьма нелёгкую участь. Только в 1891 – 1913 гг.. 17 – 19 млн. человек взрослого населения Российской империи скончалось от голода, от эпидемий опасных заболеваний. И это было не объективным стечением обстоятельств. Эгоизм правящего класса, упорное нежелание власти решать аграрный и рабочий вопросы в интересах большинства нации, присвоение львиной доли национального дохода «верхними десяти тысячами», отсутствие «социальных лифтов», сословность общества, — всё это обрекало трудящихся на незавидную участь. Причём соответствующее явление было отнюдь не редким. Разве столыпинская аграрная реформа была осуществлена без издержек? Разве не было массового разорения крестьян-переселенцев, финансово пострадавших и от произвола банкиров, и от беспредела чиновников? Всё это не могло остаться без последствий. Неслучайно в 1911 году П.А. Столыпин констатировал очевидное, отметив, что «голодало 32 миллиона, потери 1 миллион, 613 тысяч человек».

Ну а про последствия ельцинско-гайдаровских «преобразований», разрушивших экономику, социальную среду обитания человека, обернувшихся массовым обнищанием и вымиранием народов России, тоже известно. Неслучайно демографы прямо констатируют это. Они, говоря о «цене либеральных реформ для России», упоминают о «12 миллионах неродившихся детей и 7 миллионах сверхсмертности».  Думали ли «рыночники-реформаторы» и их заокеанские покровители о людях, разрабатывая и проводя в жизнь то «шоковую терапию», то монетизацию льгот, то законы о коммерциализации ЖКХ, образования и здравоохранения, то пенсионную «реформу»? Напротив, представители соответствующей когорты неоднократно не стеснялись заявлять, что «чем больше и быстрее умрет тех, кто жил в СССР, тем лучше». Требуются ли дополнительные комментарии? Добавить к этому жертв криминального беспредела, вооружённых конфликтов на постсоветском пространстве (всё это следствие политики «перестройки» и «демократических преобразований»), то убедимся, что против нации горбачёвско-ельцинской сворой было совершено колоссальное преступление без сроков давности. Действительно только в 1992 – 2010 гг., по данным Федеральной службы государственной статистики, численность населения Российской Федерации сократилась с 148 514, 7 тысяч до 141 832, 9 тысяч человек. А при Советской власти наблюдалась противоположная картина – только в 1922 – 1953 гг. численность Советского Союза увеличилась с 136,1 млн. человек до 191,2 млн. человек.

Но что мы наблюдаем? Лица, подобные П.А. Столыпину, Николаю II, Б.Н. Ельцину, Е.Т. Гайдару, возводятся определённым политическим течением в ранг «выдающихся государственных деятелей», «героев», «великих реформаторов» и т.д. При этом из В.И. Ленина и И.В. Сталина лепят образы «тиранов» и «преступников». Вполне понятно, что не человеческими потерями и не потрясениями озабочены буржуазные идеологи. Их не устраивает другое – что трудовому народу под руководством Коммунистической партии удалось разрушить эксплуататорскую систему, создать новый строй, базирующийся на принципах равенства и справедливости, доказать его жизнеспособность и эффективность. В результате весь мир увидел, что модель развития, не предполагающая грабежа населения узким кругом лиц, способна выдержать проверку на прочность, способствовать системному освоению обществом новых горизонтов. А капиталистам это вдвойне действует на нервы.

То же самое касается и разговоров о т.н. «репрессиях». Совершенно очевидно, что практически вся история любой страны полна страниц подавления классом-гегемоном сопротивления класса-антагониста. Практически всегда власть подавляла тех, чья деятельность была направлена против неё. Известно, что в 1930-ые годы на 100 тысяч чел. населения приходилось 583 заключённых, а в 1990-ые годы – 647 заключённых на 100 тысяч чел. населения. Одного только танкового расстрела здания Верховного совета РФ и последующего массового задержания как защитников Советской Конституции, так и случайных людей, хватит сполна. Напомним, что по разным оценкам, у Дома Советов погибло от нескольких сотен до более тысяч человек. Вечером 4 октября 1993 года там же было задержано 1700 человек, а в течение двух последующих недель (в период действия режима чрезвычайного положения в Москве) – до 89 тысяч человек.

Ещё можно вспомнить о репрессиях, процветавших в годы Столыпинской реакции. Достаточно обратить внимание на содержание вышедшей в 1909 году книги поручика лейб-гвардии Императорской фамилии батальона в Царском селе В.П. Обнинского «Новый строй». Он констатировал, что «главными средствами реакции в её расправе с революционными и оппозиционными силами оставались обыски, аресты, высылки, ссылки, тюрьма и казни». В тот период «высылались здоровые и больные, старцы и подростки», а «беспорядки карались с жестокостью, не укладывающуюся ни в какие рамки и переходившею нередко в систематические истязания». Подобные явления не были единичными. В.П. Обнинский писал, что «к началу 1908 года комплект тюремных мест был покрыт вдвое, достигнув впоследствии 200 000 человек».

Далеко не всё безупречно в этом плане и в «цитадели мировой демократии» — в Соединённых штатах Америки. Можно вспомнить и про интернирование японцев в 1941 году, и про маккартизм, и про «охоту на ведьм» после подавления беспорядков в Лос-Анжелесе и в Детройте, и про фактическое установление полицейского контроля над обществом и про репрессии, сопутствующие принятому после событий 11 сентября 2001 года «Патриотическому акту». Мы лишь ограничимся представленными за 2006 и за 2008 гг. данными Международного центра тюремных исследований (ICPS). Выяснилось, что по количеству заключённых США находились на первом месте в мире, держа за решёткой 2,2 млн. человек. Американцы опередили по данному показателю Китайскую народную республику (1,5 млн. заключённых) и Российскую Федерацию (890 тысяч заключённых). Более того, результаты проведённого Прогрессивной Лейбористской партией исследования выявили наличие немалого количества необоснованно арестованных лиц. Данная организация подчёркивала, что «более половины из 623 000 подследственных в тюрьмах округов и муниципалитетов… не совершали тех преступлений, которые им вменяются».

Имеют ли антикоммунисты моральное право после этого укорять СССР за «репрессии»? Не им судить об этом. Тем не менее, как уже отмечалось выше, П.А. Столыпин, виновные в развёртывании «белого террора» А.В. Колчак, А.И. Деникин и им подобные, постсоветские государственные руководители открыто поднимаются на щит как «борцы за свободу». Ну а про воспевание американской «демократии» тоже все знают. При этом Советская власть (особенно В.И. Ленин и И.В. Сталин) стала объектом постоянных нападок и компрометаций. Совершенно очевидно, что буржуазных деятелей и их пособников интересуют не издержки, не «перегибы на местах». Их категорически не устраивает то, что со стороны власти рабочих и крестьян был сломлен хребет «пятой колонне» и контрреволюции — как открытой, так и обманным путём пробравшейся в партию, в государственный аппарат и в Красную армию. В результате удалось сорвать замыслы тех, чья деятельность в той или иной степени способствовала бы реваншу эксплуататоров и возвращению трудового народа в бесправное и унизительное стойло, а также воспрепятствовать тем, кто содействовал бы внешним врагам Отечества в разрушении нашей страны.

Следовательно, как только известные элементы начнут атаку на российскую и на Советскую историю, имейте в виду – вас пытаются отвлечь от бедственного положения России, от провальных результатов прозападных капиталистических «реформ». И, соответственно, намереваются под разговоры о «десталинизации», о «декоммунизации» и о «демократизации» отнять последнее у народов нашей страны. Мы ни в коем случае не должны допустить, чтобы подобное свершилось.

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.