Советская власть на порядок гуманнее «демократической»

В момент разрушения СССР «демократы»/либералы и адепты «перестройки» потратили немало слов на дискредитацию Советской политической системы. В частности, была написана гора материалов о «неадекватности и предвзятости социалистического правосудия», об «излишней суровости» и «жестокости» органов государственной безопасности, прокуратуры и т.д. Однако соответствующие суждения использовались в целях подготовки общества к уничтожению социализма, к разрушению нашего государства, его подчинения диктату «ведущих мировых держав».

Во-первых под флагом «демократизации» и «введения свободы» на волю выпустили даже уголовных преступников, дали зелёный свет криминалу, всем антигосударственным прозападным сепаратистским политическим силам и дельцам, разворовавшим национальное достояние. Вот поэтому пытались измазать чёрной краской всё, что могло послужить препятствием на пути перечисленных элементов. Во-вторых,  именно после «перестройки» количество заключённых превышает численность осуждённых в Сталинский период. Например, в 1930-ые годы на 100 тысяч чел. населения приходилось 583 заключённых, а в 1990-ые годы – 647 заключённых на 100 тысяч чел. В последнее десятилетие XX века в США на 100 тысяч чел. населения приходилось 626 заключённых. Цифры однозначно дают понять, какой режим в наибольшей степени гуманный.

Одновременно заметим, что количество оправдательных приговоров при И.В. Сталине в разные годы достигало от 10 до 25 процентов. Например, в 1937 году соответствующий показатель достиг 10,3%, а в 1938 году (во время пика «ежовщины») – 13,4%. А что мы наблюдаем в условиях буржуазной «демократии»? Самый низкий показатель по количеству решений в пользу обвиняемого достигал в 1993 году, составив 0,3%.  В 2003 году он достиг 0,8%. А в 2015 году, по данным официального представителя Следственного комитета РФ Владимира Маркина, количество оправдательных приговоров не превышало 0,2%.

Безусловно, никто не отрицает «перегибов на местах», противозаконных арестов, имевших место в годы коллективизации, в 1937 – 1938 гг. Соответствующие негативные явления были осуждены ещё при И.В. Сталине. Достаточно вспомнить совместное постановление СНК СССР и Политбюро ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1938 года, упразднившего внесудебные «тройки» и надлежащего возбуждать уголовные дела исключительно с санкции Генерального прокурора. Лица, виновные в превышении полномочий (вроде Р.И. Эйхе, Н.И. Ежова и им подобным) были отстранены от занимаемых должностей, переданы суду и приговорены к высшей мере наказания. В 1934 – 1936 гг. значительная часть необоснованно высланных крестьян вернулась на прежнее место жительства и была передана на государственное иждивение. С приходом Л.П. Берии на пост главы НКВД СССР были пересмотрены многие дела в отношении церковников, учёных, военачальников (вроде К.К. Рокоссовского, А.В. Горбатова, С.П. Королева, А.Н. Туполева, Д.Д. Ландау и т.д.). Однако это отнюдь не означает, что все арестованные и приговорённые к смертной казни были невиновными. Факт саботажа со стороны кулаков, развёртывания ими террора в деревни, вредительства на производственных и на транспортных объектах, наличия пользующегося поддержкой гитлеровской Германии и Японией внутрипартийного военно-политического заговора, — отнюдь не выдумка, а суровая реальность, подтверждаемая не только документами, не только доселе замалчиваемыми историческими фактами, но и написанными в эмиграции избежавших ареста заговорщиков. На это, между прочим, намекал в 2017 году в беседе с корреспондентами «Российской газеты» директор Федеральной службы безопасности РФ А.В. Бортников.

Стражи интересов Отечества и народа

В целом, что неправильного было в действиях Советских судов, КГБ и прокуроров на протяжении последующих десятилетий? Принято считать, что они якобы неправедно действовали, арестовывая то за пропаганду некоммунистических взглядов, то за попытки заниматься фарцовничеством (да и предпринимательством в целом). Если даже предположить, что упомянутые явления достойны поощрения, то всё равно судьи и правоохранители в СССР применяли санкции за подобные деяния в строгом соответствии с действовавшим на тот момент законодательством. Вы можете по разному оценивать его, можете одобрять либо критиковать. Однако все юридические основания для заключения лиц, подобных Солженицыну, Сахарову и прочих были налицо.

Как никак, Советские чекисты, прокуроры, милиционеры и судьи немало сделали для поддержания порядка и мира в стране, для защиты общества от криминала, а СССР – от попыток западных разведывательных служб дестабилизировать обстановку. В условиях «холодной войны», когда США делали ставку на подрыв нашего Отечества изнутри, проявление бдительности силовыми структурами, пресечение провокаций западного империализма и его пособников имело принципиальное значение.

К сожалению, с момента начала «перестройки» вместе с водой выплеснули ребёнка. Формально разрешив обсуждать внутриполитические проблемы, одновременно отодвинули на задний план вопросы порядка, государственности и стабильности. Разрушив систему управления, нанеся удар по спецслужбам, страну поставили на грань государственной катастрофы. Всех, кто пытался возвысить голос против национального предательства и разрушения социализма, моментально подвергали шельмованию, либо увольняли. Но, несмотря на это, среди представителей Советских правоохранительных органов нашлось немалое количество тех, кто, рискуя должностями, не боялся пойти против поползновений антисоветчиков и русофобов. Стоит выделить руководителя Главного следственного управления Генеральной прокуратуры СССР, руководителя Управления Генеральной прокуратуры СССР по надзору за исполнением законов о государственной безопасности В.И. Илюхина, председателя Комитета государственной безопасности СССР В.А. Крючкова и т.д. Недаром многие сотрудники спецслужб на своих собраниях в обращениях на имя первого лица в СССР выражали  озабоченность набирающими обороты разрушительными тенденциями.

Всё резко изменилось

После предательского расчленения СССР и реставрации капитализма произошло постепенное, но переформатирование всей управленческой машины, всех государственных структур. Отныне их деятельность была направлена на удовлетворение потребностей не трудящегося большинства, а узкого круга новоявленного класса эксплуататоров. Соответственно, современные органы государственной власти озабочены отнюдь не проблемами и интересами народа. Ожидать от них проявления заботы об оппозиции капиталистической системе наивно вдвойне.

Не остались в стороне от данных процессов правоохранительные органы и система правосудия. На примере последних событий, связанных с организацией судилища то над Николаем Платошкиным, то над Олегом Шереметьевым, то над Павлом Грудининым, то административных дел над Екатериной Енгалычевой, то с организацией провокации против Ивана Голунова, многие убедились в ангажированности и в ненадёжности судебной власти и силовых структур. Однако ведь были случаи, когда данные органы действовали, не смотря в рот начальству. Ведь смогли же левые силы добиться в 1992 году в Конституционном суде отмены ельцинского указа о запрете деятельности Компартии России. Выносил ведь в 1993 году Конституционный суд РФ постановления о незаконности указа 1400 о роспуске Верховного совета. Выступили ведь многие работники (в том числе руководящие)  Центрального аппарата Министерства безопасности, целого ряда региональных управлений Министерства безопасности, служащих военной контрразведки Московского военного округа против данных действий (речь идёт о прошедшем 30 сентября 1993 года на Лубянской площади митинге). Пытался ведь в начале октября 1993 года прокурор Москвы Геннадий Пономарёв возбудить уголовное дело в отношении начальника ГУВД г. Москвы Владимира Панкратова за избиение его подчинёнными демонстрантов 2 октября 1993 года на Смоленской площади. Далеко не все подразделения милиции поддержали тогда ельцинский переворот (как, например, московский ОМОН). Отказалось ведь в марте 1996 года руководство Министерства внутренних дел РФ выполнять распоряжение Б.Н. Ельцина о разгоне Государственной Думы и о запрете КПРФ. Пытались ведь в июне 1996 года руководящие кадры Федеральной службы безопасности РФ вывести на чистую воду ключевых представителей ельцинского предвыборного штаба, разворовавших государственные бюджетные средства, Пыталась ведь под руководством Ю.И. Скуратова Генеральная прокуратура РФ в 1997 году, а также в 1998 – 1999 гг. нанести удар по разворовавшим национальное достояние и государственные ресурсы крупным коммерсантам и ельцинским правительственным «реформаторам». Как получилось, что внезапно все они словно переобулись в воздухе?

Истина в том, что в данной сфере было и есть немало порядочных людей, искренне настроенных на защиту народа от криминала. П.Ю. Хлебников писал, что правоохранительные органы пытались остановить волну насилия и бандитизма. Но в силу последствий разрушительных «реформаторских» экспериментов не могли довести дело до конца. Олигархической власти, присвоившей криминальным путём несметные богатства, в общем то не нужно бороться с преступностью. Но зато они горазды противодействовать всем, кто выступает против них.

Сперва независимая народная, потом  — коррумпированная, потом – административно зависимая система

Конечно, в 1992 и в 1993 гг. Конституционный суд РФ вынес решения не в пользу Кремля. В 1994 году Верховный суд РФ вынес оправдательный приговор генералу В.И. Варенникову (активному участнику ГКЧП), а в 1995 году Президиум Верховного суда оставил его в силе. Однако это не означало, что в данный период в судебной сфере всё было идеально. Это в начале, когда «демократы» ещё не успели полностью установить политический контроль над всем, чем можно, пока не формировался класс олигархического капитала, судьи могли выносить решения, не оглядываясь на «сильных мира сего». Но по мере того, как масштабы криминального беспредела набирали обороты, по мере того, как поднявшаяся на приватизации новоявленная буржуазия начинала диктовать власти линию поведения, становилось очевидным, что органы правосудия де-факто становятся игрушкой в руках сомнительных структур.

В результате развития вышеупомянутых процессов криминальные структуры (в том числе финансово-экономические) стали оказывать влияние на судей. Зачастую невозможно было добиться справедливого решения, поскольку представители фемиды в силу коррумпированности нередко выносили приговоры в пользу бандитов и аферистов. Это побуждало преступников всех мастей на новые разрушительные действия. В итоге простому человеку, любому честному труженику, честному хозяйственному руководителю трудно было рассчитывать на защиту от убийц, грабителей и проходимцев всех мастей. Как добиться справедливости при подобном положении вещей? Вся страна была по сути брошена на съедение мафией. Причём обстановка настолько накалилась до предела, что в 2002 году даже один из видных «демократов первой волны», давая характеристику сформировавшейся после разрушения СССР судебной системе, заявил следующее: «Есть как бы независимые суды… По этому случаю анекдот: судятся два олигарха и приносят судье один — миллион, другой — полтора. Судья, возвращая полмиллиона тому, кто дал больше, заявляет, что теперь будет судить честно. Когда этот анекдот был рассказан на коллегии российских судей, стояла гробовая тишина. Причина ясна…».

Народ России был не удовлетворён происходящим. Так, результаты проведённого в 2001 году фондом «Общественное мнение» социологического опроса доказывали, что 71% жителей нашей страны полагали, что суд руководствуется не только законом, но и «иными обстоятельствами». Кроме того, 39% респондентов считали, что «деньги оказывают наиболее сильное влияние на работу российского суда и судей. 12% считало, что на судебные органы оказывают давление представители власти, а 4% говорило о давлении криминальных структур. В этой связи 65% опрошенных заявляло о необходимости проведения судебной реформы.

Между прочим, все это являлось прямым результатом разрушения проводниками в нашей стране прозападной линии системы Советского народовластия и насильственного формирования власти криминально-компрадорского капитала. Сами посудите. С момента принятия «Сталинской» Конституции 1936 года судьи состояли из равноправных народных судей и народных заседателей. Первые избирались населением района или города на пятилетний срок, а вторые — избирались либо выдвигались на два года от трудовых коллективов. И это не сравнить ни с назначаемыми властью послушными ею судьями, ни с буржуазным судом присяжных, формируемом скрытым способом, да и состав которых подбирается непонятно кем. Данный механизм предопределял степень ответственности работников государственной юридической службы перед обществом, побуждал действовать в интересах народа, в интересах закона. Правда, в годы «перестройки» народные судьи стали не избираться, а назначаться Совета народных депутатов на 10-летний срок. Но и тогда если кому и было назначение, то избранным населением органам власти. А с приходом в 1991 году к власти «демократов» Советы депутатов начали назначать судей пожизненно. Тем не менее, по прежнему сохранялся механизм избираемых фабрично-заводскими либо сельскими собраниями народных заседателей. Ну а в 1996 году система народных судов (в том числе народных заседателей, выборности) была упразднена федеральным конституционным законом «О судебной системе». Отныне важные дела вершили районные (городские) суды. Вполне понятно, что новый правящий олигархический класс не нуждался в народном правосудии, избираемом населением и функционирующем с участием делегированных от трудовых коллективов заседателями.

Предложенная в 2001 году Кремлём судебная реформа была поддержана всеми фракциями, представленными в Государственной Думе – и левыми, и правыми, и центристами (не говоря уже о «партии власти»). Действительно важно было решить задачи укрепления материально-технической базы независимости судебной системы, повышения степени ответственности её работников, принятия иных мер, направленных на пресечение коррупции и т.д. Если все политические силы разделяли подобный подход, значит Россия действительно остро нуждалась в воплощении в жизнь соответствующих мер. Однако правящие круги всё же придумали лазейку, позволяющую им манипулировать фемидой. В опубликованной статье доктора юридических наук, профессора И.Г. Шаблинского «К вопросу о независимости судебной власти в России» уделено внимание внесению в 2001 году поправок в закон о статусе судей. Отныне упразднялась практика согласования кандидатур судей с региональными органами законодательной (представительной) власти. Но «появились специальные нормы о назначении президентом председателей и заместителей председателей судов». В частности, было предусмотрено, что «председатель суда распределяет обязанности между судьями, осуществляет общее руководство аппаратом суда и т.д.». Более того, решающее слово в вопросе о назначении председателей судов по истечению их шестилетнего срока теперь было за администрацией президента РФ. Соответственно, «тот, кто определял судьбу председателей судов, получал возможность влиять на поведение судов».

Таким образом, мы отчётлив видим, когда власть окончательно поставила правосудие под собственный контроль. Безусловно, произошло это на второй год президентства В.В. Путина. Однако он в этом был отнюдь не одинок. Ведь во время его первого срока представители «семьи» (особенно А.С. Волошин, А.Б. Чубайс и М.Б. Ходорковский) продолжали оказывать влияние на процесс принятия стратегически важных решений. Данная группировка и их ставленник сделали своё дело…

Олигархическая власть берёт правоохранителей под колпак

Что же касается работников правоохранительных органов, то многие из них в 1990-ые годы действительно были не в восторге от потакания власти крупномасштабным аферистам. Так, 26 июня 1996 года председатель Комитета Государственной Думы по безопасности В.И. Илюхин на своей пресс-конференции, обнародовал материалы следствия по делу лиц, задержанных в рамках расследования попытки выноса из дома правительства РФ картонной коробки с государственными деньгами. Он добавил, что воспрепятствования попыткам расследования финансовой деятельности активистов ельцинского предвыборного штаба, открытое занятие президентом стороны Березовского – Чубайса вызвало протест многих работников правоохранительных органов и спецслужб. По словам Виктора Илюхина, они были в недоумении по поводу происходящего, задавались вопросом о реальном наличии равенства перед законом, о настрое главы государства на борьбу с коррупцией и с организованной преступностью.

В свою очередь, в одном из декабрьских выпусков газеты «Завтра» за 1999 год была опубликована статья лидера КПРФ Г.А. Зюганова «Ответы народу». Затрагивая тему недовольства правоохранителей воспрепятствования попыткам Ю.И. Скуратова вывести на чистую воду мошенников и расхитителей народного добра, он писал следующее: «Мне не раз доводилось беседовать со следователями, с работниками Министерства внутренних дел, с судьями и с прокурорами. Их всех мучает один и тот же вопрос: “После истории со Скуратовым, которого указными методами выдворили из кабинета генерального прокурора, независимый институт прокуратуры попал под полный контроль кремлевской администрации, вся система правопорядка оказалась подчиненной чистогану, который правит всей вертикалью исполнительной власти сверху донизу. Нам стыдно, — говорили прокуроры и судьи, — стыдно, что мы сегодня вынуждены вершить неправый суд, вести пристрастное делопроизводство. В противном случае мы вынуждены уходить из МВД, уходить из следственных органов, искать себе другую работу.” Они спрашивают: “Что вы, коммунисты, можете предложить нам? Как вы намерены действовать в условиях, когда, по существу, ни одно крупное антикоррупционное дело не доведено до суда, когда скандал с отмыванием денег в Бэнк оф Нью-Йорк, скандалы вокруг Аэрофлота и фирмы Мабетекс провалились в правовую пустоту? Как вы намерены восстановить авторитет правоохранительных органов, на глазах у всего мира раздавленных, униженных, подчиненных грубой коррумпированной власти?”
Я отвечал им: “Мы прекрасно видим трагическое положение правозащитных органов, их следователей, прокурорских работников, судей. Мы обещаем вам, что будем бороться за восстановление чистоты и законной значимости должности генерального прокурора. Мы будем бороться за то, чтобы была восстановлена вся вертикаль государственной прокуратуры. Мы добьемся того, чтобы олигархи не вмешивались в дела ФСБ, в дела судов, в дела следствия, чтобы все виновные понесли наказание. Коррупция, перекачка миллиардов российских денег за рубеж, организованные убийства, хищения и растраты жилищного фонда, криминальный вывоз российской нефти — все это необходимо пресечь. Новая Дума возьмет под пристальный контроль ведение всех крупномасштабных уголовных дел, которые сегодня заморожены и спущены в песок. Никому из тех, кто замарал свой офицерский мундир связью с криминальным бизнесом, не должно быть места в правоохранительных органах. Каждому вору — по приговору».

Действительно в 1999 году ельцинская «семья», «демократические реформаторы», олигархи-приватизаторы и их зарубежные хозяева оказались в весьма неудобном политическом положении. Соответствующая группировка полностью скомпрометировала себя в глаза российского народа. Масштабные потери России, понесённые в 1990 – 1998 гг., августовская финансовая катастрофа 1998 года, вскрытие генеральным прокурором Ю.И. Скуратовым (равно как и в рамках дела Bank of New York) масштабных махинаций в деятельности многих видных представителей олигархического бизнеса и ельцинских правительственных чиновников, с одной стороны, созидательные итоги политики левоцентристского правительства Е.М. Примакова и Ю.Д. Маслюкова, мэра Москвы Ю.М. Лужкова, с другой стороны, — всё это сулило «семье» и её ставленнику непременное политическое фиаско на парламентских и на президентских выборах. Разумеется, ещё в 1993 году данная группировка избавилась от контроля законодательной власти над исполнительной. В результате она получила возможность проводить свои эксперименты, не оглядываясь на мнение народа и его полномочных представителей. Конечно же, это сделало власть фактически закрытой, позволило её приватизировать узкой горстке лиц. Однако в 1999 году стало очевидно, что дальнейшее существование пусть и лишённого контрольных полномочий, но самостоятельного парламента, ограниченного количества весьма относительно, но так или иначе самостоятельных СМИ, относительно независимого правосудия, относительно независимых правоохранительных органов может сыграть с компрадорами злую шутку. Разоблачения махинаций «семьи» идеологически родственными, но конкурирующим  телеканалами, массовый всплеск народного протестного движения в 1998 году и решительность Государственной Думы, сформировавшей на определённый период неподконтрольное олигархии и засевшим в Кремле компрадорам правительство народного доверия, едва не объявившей импичмент главе государства, действия Генеральной прокуратуры против «сильных мира сего», — всё это создало для «чемпионов приватизации» и их политических покровителей опасный прецедент.

После отставки правительства Евгения Примакова и Юрия Маслюкова, после смены руководства Генеральной прокуратуры РФ (замены Юрия Скуратова на «семейного» Владимира Устинова) правящий класс возобновил начатое в 1992 – 1993 гг. дело по цементированию политического пространства. Создание в июле 1999 года специального правительственного ведомства, установившего контроль над СМИ, начало давления на телеканалы вроде ТВЦ и НТВ, использование управленческого аппарата и силовых структур для оказания давления на оппозиционные силы (особенно на КПРФ и на «Отечество»), конечно же, запустило развитие процессов, обернувшихся в конечном итоге политическим монополизмом «партии власти». Разумеется, власть отныне взялась и за правоохранительные органы. Депутат Государственной Думы от КПРФ, бывший первый заместитель прокурора г. Москвы Ю.П. Синельщиков во время своего выступления на пленарном заседании нижней палаты Федерального собрания РФ от 23 марта 2021 года вспоминал, что «в начале 2000-х годов органы прокуратуры» подверглись «невиданной ранее массовой чистке». В большинстве своём «под раздачу» попали не те, кто запятнал честь мундира, был замешан в коррупции, в превышении полномочий, а те, кто оказался неугоден олигархической власти. История с Юрием Болдыревым, с Алексеем Казанником, с Александром Коржаковым, с Михаилом Барсуковым, с Юрием Скуратовым и т.д. прямо свидетельствует об этом.

Конечно, было бы преувеличением утверждать о полном отсутствии в правоохранительных органах достойных людей. Есть те, кому не по душе нынешний капиталистический режим. Многие из них голосуют за левопатриотические силы. Однако в условиях высокой степени буржуазной диктатуры и авторитаризма они пока не могут открыто заявить о своей позиции. В целом, проблема не в персоналиях, а в системе. При капитализме властные структуры работают отнюдь не в интересах простых и честных людей. А при функционировании авторитарной системы тем более наивно ожидать объективности данных структур. Когда правящий класс вмешивается в дела судебно-следственных органов, когда они де-факто превращены в органы политического сыска, на справедливость и на неангажированность с их стороны трудно рассчитывать. Если даже там море положительных персонажей, при нынешнем раскладе это не поменяет их общей сути (не говоря уже о системе).   

Что делать дальше?

Совершенно бесполезно осуществлять стопроцентную кадровую замену состава судебных и правоохранительных инстанций в нынешних условиях. Набери хоть всех с золотой головой, при буржуазной системе, а тем более при вмешательстве власти в дела судебных и силовых ведомств, при авторитарных методов управления страной, при ориентации политики режима на интересы не общества, а узкого круга приватизаторов всё останется по старому. Поэтому менять надо, во-первых, власть, а во-вторых, систему.

Правоохранительные органы должны быть сориентированы не на подавление народного недовольства, а на защите общества от преступных элементов. Борьба с наркомафией, с фальсификаторами лекарственной и продовольственной продукцией, с терроризмом, с коррупцией и с преступностью, со шпионажем, -вот ключевые задачи, реализация которых позволит защитить нашу страну и народ. Конечно же, все разделяют тезис, что судебная система должна быть не игрушкой в руках криминальных или олигархических структур, либо в руках власти. Ей должно быть возвращено первоначальное предназначение. В качестве первых шагов по решению соответствующей задачи могло быть воплощение в жизнь озвученных в 2015 году на пленуме МГК КПРФ предложений депутата Государственной Думы, первого секретаря столичной партийной организации В.Ф. Рашкина по реформе судебной системы. Так, он выступил за усиление роли Государственной Думы в формировании высших судов (не только «парламентского большинства», но и оппозиции), за введение выборности районных и мировых судей непосредственно населением при повышении к ним квалификационных требований, расширить применение суда присяжных и т.д.

Однако мы не призываем ограничиваться применением фрагментарных мер. Совершенно очевидно, что в рамках нынешней системы ни расширение применения суда присяжных, ни введение выборности судей населением не повлияет кардинальным образом на изменение ситуации. Особенность проведения избирательных процессов знакома очень хорошо. Вполне понятно, что традиционные методы манипуляции голосованием правящий класс распространит на все выборы. Также совершенно очевидно, что ничто не может помешать властным структурам повлиять на формирование состава присяжных заседателей, использовать данный механизм для получения желанного результата. Это относится и к криминальным структурам, к олигархии. Вот поэтому В.Ф. Рашкин в своём вышеупомянутом докладе ставил вопросы о масштабном проведении реформы избирательной и политической системы, об отходе от модели президентского самодержавия, от политического монополизма «партии власти», о контроле народа и законодательной власти над исполнительной, о новой модели социально-экономического развития России. Возродив национальную экономику, преодолев социально-демографический кризис, добившись установления главенства принципов равенства и справедливости, положив конец диктату олигархического капитала и компрадорской системе, удастся сформировать фундамент подлинного народовластия, работы органов власти в интересах общества.

Следует помнить, что это лишь первый шаг на пути к социально-классовому освобождению российского народа. Валерий Рашкин в 2015 году заявлял, что «наша главная задача  – получить более действенный инструментарий для начала движения в сторону перевода страны на социалистические рельсы, и, в конечном итоге, осуществления подлинной социальной революции и построения в нашей стране социалистического общества». А при переходе России на путь социалистического развития неизбежно произойдёт переформатирование сознания и мотивации народа. Конечно же, органы государственной власти будут работать на удовлетворение потребностей широких масс трудящихся, а не узкого круга буржуев. В частности, судебная система и правоохранительные органы,  будут действовать ради защиты власти трудового народа, ради интересов трудящихся. Причём в основу принципов их работы будут заложены именно те принципы и те механизмы, что успешно функционировали при Советской власти.

За новые победы!

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.