По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия»

Как никогда сейчас нужна правда о войне и в первую очередь, нынешним (и будущим) бойцам, командирам и тыловикам как бесценный опыт и наука их предшественников, что обеспечило Великую Победу в 1945-м!

В противном случае, и нынешним, и будущим дезориентированным иной «правдой» защитникам и оружейникам придется по новой повторить те ошибки и промахи, которые были тогда допущены. А это вновь кровь, тяжкий труд, отступление, невыполнение боевых приказов и людское горе…

Недавнее решение Европарламента определило: СССР – не победитель и не освободитель, а оккупант и главный соучастник кровопролития всемирного масштаба. А значит он такой же виновник, как и Германия. Потому война Советского Союза была не Отечественной и не справедливой, а агрессивной и захватнической. Потому итоги войны должны быть пересмотрены, Совет Безопасности ООН переизбран, с обязательным исключением из него России и включением Германии и Японии.

Что касается компенсации «пострадавшим от советской оккупации» и их территориальных претензий (Прибалты, Финляндия, Польша, Украина, Румыния, Турция, Япония), то все обязано быть удовлетворено…

Вот такова «рыночно-партнерская взаимность» нашей спасенной соседки Европы. На мой взгляд, подобное ее решение по степени опасности для нас превосходит печально известный «Мюнхен-1938». Нынешние события в Белоруссии, на Украине, Кавказе, Средней Азии, Сирии, всё более ужесточающиеся санкции (экономические, технологические, спортивные и т.п.), открытая дискриминация России во всем и везде лишь подтверждают ускоренную практическую реализацию главной цели черной резолюции Европарламента. Потому, не откладывая, надо помочь молодым и юным поскорее осознать всю серьезность сегодняшнего дня, а для должной ориентировки, на худший вариант, чаще напоминать им былое-горячее, как было, а не как по разным причинам и обстоятельствам стало. Уж больно страшна война, что на передовой, что в тылу, что малым, что старым, что иным. Недаром в не столь отдаленные времена главным лозунгом в стране был призыв «За чистое небо над головой».

Второй причиной выступления стал совсем прискорбный факт: в «войне моторов», благодаря наличию которых в Красной Армии и превосходству их по количеству и качеству аналогов противника и была выиграна война, разговора почти не ведется. Как могло случиться, что решающий наш козырь напрочь исчез из числа самых веских аргументов Победы даже в воспоминаниях некоторых высоких военачальников? И не только о боевой технике, но и о ее уникальных создателях. К примеру, в мемуарах Г.К. Жукова об этих творцах воспоминания крайне редки, скупы и походя… Многие наши «Левши и Кулибины» вообще не заметило «перо маршала». То же наблюдается и по части «изделий» этих конструкторов. Зато на протяжении всех трех томов многократно звучат его жалобы на «бедность и нищету» вооружения и превосходство в этом противника. Мало этого, там же, не жалея страниц и слов, расписываются боевые отличия своих и подчиненных войск…

Явно не подумали соавторы, что таким однобоким показом войны они только помогают нашим врагам в их утверждении, что наша победа достигнута не техникой, а кровью. По такой «правде» действительно получается, что мы победили великими людскими жертвами, голым патриотизмом, штрафниками, заградотрядами, комиссарами с пистолетом и ленд-лизом.

Чтобы показать всю надуманность подобных утверждений, приведу абзац из сборника документов «Г.К. Жуков в битве под Москвой», где на стр. 156 приводится распечатка его телефонного разговора с командующим 50-й армией генералом И.В. Болдиным (январь 1942, место – район Калуги): «В отношении паники и потерь от авиации противника могу только сказать: никакой массовой гибели от бомбометания на протяжении всей войны не было и нет сейчас. Все это Вами придумывается для оправдания невыполнения приказа и массовых потерь, из-за плохой организации боя…»

Добавлю, за время Московской битвы коричневая авиация сделала в 2 раза меньше боевых вылетов, а потеряла в 2,5 раза больше самолетов, нежели красная!

Не знает мир спасенный, что безвозвратные в войне потери сторон, только на поле боя, составили соотношение 1,00:1,33 в «пользу» агрессоров! Тем удивительнее утверждения «наших знатоков»: Красная Армия потеряла в 10 раз больше, чем враги, просто захлебнувшиеся русской кровью…

Проверим арифметику «счетоводов» на простом примере. За все время обороны Тулы и ее подступов погибли 7154 красных воина (см. областную «Книгу Памяти»).

К слову, практически безоружные патриоты-ополченцы Тульского рабочего полка вынуждены были сразу оставить свою линию обороны в самом начале боя, иначе на их месте оказалась бы «гора кровавых тел». А так обошлось несколькими жизнями из числа замешкавшихся добровольцев…

По науке «военведов», Гудериан, потеряв какую-то тысячу человек, просто из «интереса» пошел на Москву в обход города с юго-востока, троекратно удлинив себе срочную дорогу на нашу столицу. Хотя причину такого странного «маневра» он сам объясняет огромными потерями в живой силе и боевой технике: «В пехотных ротах, наступавших на Тулу, в живых осталось по 50–60 человек (из 140 возможных). Остатки танков 3 и 4-й танковых дивизий я был вынужден свести в 5-ю танковую бригаду».

Еще более конкретен командир авангарда (той самой) 5-й танковой бригады подполковник Г. фон Оппельн Брониковски: «Только 3-я танковая дивизия на пути от Мценска к Туле и в боях за город потеряла 110 танков. К вечеру 31 октября в ее составе осталось только 40 танков…»

Разделяет печаль строк и бронекомандарм – 2 (см. «Воспоминания солдата», стр. 322): «…11 октября в районе боевых действий 24-гo танкового корпуса у Мценска… развернулись ожесточенные бои, в которые втянулась вся 4-я танковая дивизия. В бой было брошено большое количество танков Т-34, причинивших большие потери нашим войскам. Превосходство наших танковых сил, имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику. Тем самым исчезли перспективы на быстрый и непрерывный успех».

На удивление, в наших военных справочниках и мемуарах, особенно Г.К. Жукова, по теме читается совсем иное: «При обороне Москвы (что в скобках – при контрнаступлении. – Прим. авт.) мы в боевом строю имели: танков – 990 (775) шт.; артиллерии – 7600 (7700) шт.; самолетов 677 (1000) шт.». Явно маловато, кoль у немцев аналогичное выглядело заметно предпочтительней, соответственно: танков – 1700 (1170) шт.; артиллерии – 14 000 (13 500) шт.; самолетов – 1390 (615) шт. Если при обороне с таким убойным нашим арсеналом еще можно согласиться, то при контрнаступлении подобное исключено.

Правду находим в потерях нашей боевой техники за всю Московскую битву: «Танков – 3214 шт.; артиллерии – 17 182 шт.; самолетов – 433 шт.»!

Мало этого, раз противник был отброшен от столицы на 100–250 километров, то изрядное количество нашей боевой техники находилось еще и в  составе армий, преследующих войска отступающего противника! Тогда «откуда дровишки»?

Еще раз заглянем в «Книгу потерь» генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева (М. 2009, стр. 338–340), где в графе «поступило на фронт» (22.06. – 31.12.) говорится: танков 5600 шт. (в т.ч. 900 КВ и 1900 Т-34), самолетов 9900 шт., артиллерии 58 400 шт…

Но вновь удивление: при проведении сразу после упомянутого контрнаступления (через день) Ржевско-Вяземской стратегической наступательной операции (08.01.–20.04.1942) наши войска в строю имели опять сиротские «орудий и минометов – 11 тысяч шт., танков – 454 шт.», самолетов – не указано… Однако и здесь не «по старту-финиш», читай, потери: танков – 957 шт.; орудий и минометов — 7296 шт.; самолетов — 550 шт… Выходит, и здесь не голым патриотизмом, не железными приказами и неземными карами враг был отброшен от Москвы еще на 80–250 км. И на новых рубежах войска Жукова–Конева перешли к обороне, закрывшись от супостата не колючей проволокой и трехгранными штыками, а «железом», снарядами, минами и бомбами!..

Для полноты нашей картины с «моторами» напомню, что только за первый период войны  (22.06.41 по 18.11.42) мы потеряли: «танков – 24 771 шт.; артиллерии и минометов – 129 397 шт.; самолетов – 11 873 шт.» Сведения взяты из «Книги потерь», стр. 346.

Так что до сих пор причину наших в 2–3 раза больших потерь в людях и боевой технике в роковом 41-м в сравнении с аналогичным в последующих семи полугодиях войны надо искать не в моторах, не в тылу и не в Кремле…

Чтобы окончательно закрыть тему проблем с моторами, приведу по ним копию таблицы из 12-томной «Истории В.О.в.» (1965 г.и.) на 19 ноября 1942-гo, самого трудного «по моторам» года войны (опубликована в «Н.В.О.» №46, 2005 г.).

В таблице наглядно показано, что силы Г.К. Жукова тогда в 1,5–2,0 раза превосходили силы А.М. Василевского. Силы же противника у второго были практически одинаковы, а вот у первого – в разы меньше. Тем не менее фантастические итоги «Урана»-Александра Михайловича известны всему миру! А вот горькие итоги «Марса»-Георгия Константиновича рассекретили россиянам только через 65 лет, в 2007 году. И то благодаря принципиальной позиции редакции «Военного Энциклопедического словаря» (2007 г.и., стр. 805).

Сам Г.К. Жуков объяснил в мемуарах тот свой (Марсовский) «сбой»… «жадностью» Верховного (см. «В. и Р.», т. 2, стр. 265): «Мы буквально выпрашивали у Сталина противотанковые ружья, автоматы ППШ, 10–15 орудий ПTO, минимально необходимое количество снарядов…»

На такой «клин» в историю «Mapca» вынужден ответить справкой о вражьем «клине» (см. «Энциклопедия В.О.в.», 2015 г.и., стр. 473): «Группировка нем. 9A (генполк. В. Модель), оборонявшем ржевский выступ, насчитывавшем на 25 ноября 140 тысяч человек, 1900 орудий и минометов», 125 танков. В первые два дня операции нем. группировка пополнилась за счет резерва г.а. «Центр» пятью дивизиями».

О боетехнической «бедности» Георгия Константиновича с самого начала войны скажем и устами начальника ГРУ BC РФ (1992–1997) генерал-полковника Ф. Ладыгина (см. «В. – П. К.» №33, 2011 г.): «…сильно побили нас немцы в первые же дни войны и на Юго-Западном фронте. Побили там, где руководил Георгий Жуков. Причем немцы нанесли нам тяжелейшее поражение значительно меньшими силами. Только по танкам он (Жуков) превосходил немцев в 4–5 раз…»

Однако Г.К. Жуков и здесь «находчив» в своем мемуарном резюме (т. 2, стр. 17): «…войсками Юго-Западного фронта успешно был нанесен один из первых контрударов по немецко-фашистским войскам. Его сила могла быть еще больше, если бы в руках командования была более мощная авиация для взаимодействия с мехкорпусами и хотя бы еще 1–2 стрелковых корпуса…»

К счастью, не успел тогда Г.К. Жуков собрать еще желаемые им сверхсилы, быть бы и им (без разведки, без подготовки и без тесного взаимодействия) в числе сильно побитых…

Во имя справедливости и объективности скажу, что после «Марса» Жуков в течение длительного времени никаких войск в командование не получал.

В соответствии с недавно принятыми поправками в Конституции, в частности: «РФ чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды», за что, кстати, проголосовало абсолютное большинство россиян, пора нам хотя бы приблизиться к этой самой фронтовой правде. А не обосновывать все то невероятное «лето-41» послевоенными «откровениями» кое-кого из самих виновных, оказавшихся и в числе победителей.

Недаром еще в 50-х годах маршал Тимошенко, отказавшись от воспоминаний, заявил: «Всю правду не напечатают, а полуправды я не хочу». То же было сказано И.С. Коневым! Из мемуаров К.К. Рокоссовского «просветители» изъяли целых 70 листов были, которую частично восстановили только в 1997 году! Еще подлее поступили те, кто уничтожил все три тома переписки маршала авиации А.Е. Голованова со Сталиным. Одиозный Герострат в сравнении с нашими «факельщиками» – неразумное дитя. Он хотел себя прославить, а наши – стереть из истории главных спасителей Отечества…

Так что непростительно всем печатным батальным «спецназовцам», что с тех пор и поныне по их вине главный козырь нашей армии – ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ и его создатели оказались забытыми. Потому и здесь считаю, пока не поздно, исправить столь ущербный для нас перекос в оценке итогов Великой Отечественной войны и воздать должное святым конструкторам и их чудо-изделиям. Вот тот «меч-кладенец», что напрочь порубил действительно грозную и неспроста хваленую боевую технику Европы, с которой она до того нигде и никогда не терпела столь сокрушительного разгрома.

Замечу, появление на сцене ТВД гигантской фигуры боевого слона заметно поубавит и величину некоторых погонщиков!..

Значимость боевой техники в глазах Верховного была настолько велика, что в 1943 году, после Сталинграда, указом ПВС СССР для высшего командного состава наших боетехнических войск были введены очередные воинские звания (после генерал-полковника): маршал и главный маршал (авиации, артиллерии, бронетанковых войск, войск связи и инженерных войск)! У «сухопутчиков» следующим званием так и осталось «генерал армии».

И ныне роль конструкторов и их боевых машин в укреплении обороноспособности страны и боеспособности армии по-прежнему первозначима и определяюща! Так что и с этой стороны внимание вопросу вооружения будет справедливо, как и столь же полезно, и нынешней смене тех искусных и непревзойденных кузнецов-оружейников!

Н. ДРОНОВ

полковник в отставке

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.