По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»

Автор статьи — Виктор Кожемяко

Итак, на исходе 1 ноября, то есть буквально за пять минут до полуночи, в телеэфире прозвучала новость, которую все искренне переживающие тяжелейшую драму русской культуры ждали без малого три года. Было сообщено, что на должности художественного руководителя МХАТ имени М. Горького больше не будет получившего громкую скандальную известность Эдуарда Боякова.

Операция внедрения его проводилась топором

Читателям «Правды» сегодня излишне в подробностях разъяснять, кто есть этот Бояков и почему происшедшее с ним (наконец-то!) для очень многих большая радость. Наша газета настойчиво и последовательно добивалась, чтобы данный персонаж исчез с мхатовской сцены как совершенно её недостойный. Более того, с момента неожиданного вознесения такой ничтожной фигуры на вершину руководства одним из ведущих творческих коллективов страны мы предупреждали, какими бедами это обернётся. И не ошиблись.

Собственно, первая и главная беда вопиюще заявила о себе уже тогда, в начале декабря 2018-го. Для внедрения Боякова на должность худрука Московского Художественного академического театра имени М. Горького надо было снять с этой должности Татьяну Васильевну Доронину. Величины несопоставимые. Да и особенная у народной артистки СССР роль в становлении театра, которым на новом этапе его биографии, после раскола труппы, она руководила более тридцати лет. А если уж где-то наверху возникла идея «омоложения», разве не следовало прежде всего с ней посоветоваться о преемнике?

Нет, не посоветовались! Крайне болезненную операцию вообще проводили не скальпелем, а топором, причём обманно и воровски, про что мы не раз уже писали. Подлинно великой личности, которой гордится наша страна, было нанесено чудовищное оскорбление. Откупным сочли почётное вроде бы звание президента театра, но на поверку это тоже оказался обман — всего лишь декоративная фикция. Никаких реальных прав в родном театре Татьяна Васильевна не получила.

А продолжением оскорбления (и лично её, и театра с уникальной историей, и верно любивших его зрителей) стало по существу всё, что начал вытворять в стенах МХАТ дорвавшийся до власти назначенец. Волны зрительского возмущения одна за другой прокатывались в публикациях нашей газеты и ряда других изданий, в интернете. Заявлявший во вступительных своих речах о том, что будет сохранять великие традиции МХАТ и продолжать путь Дорониной, Бояков практически сразу же повернул вспять.

Лучшие спектакли доронинского репертуара снимались, а взамен выходили пошлые однодневки. Актёры, осмелившиеся высказать недовольство этим и с добром отозваться о своей многолетней наставнице, оставались без ролей и вынуждены были скитаться по судам, добиваясь справедливости. Видимо, этот мелкий, бездарный завистник цель поставил кардинальную: полностью стереть имя Татьяны Дорониной из истории МХАТ. Ведь разгромлена была не только посвящённая ей выставка, но даже её гримёрная. И в устных, и в печатных выступлениях Бояков свою предшественницу в конце концов демонстративно совсем перестал упоминать. Зато себя без малейшего стеснения ставил рядом со Станиславским и Немировичем-Данченко…

Вот и первый вопрос: как же могло получиться, что выдающийся деятель отечественной культуры Т.В. Доронина, которую по масштабу следует назвать национальным достоянием, оказалась фактически выброшенной из этой культуры? И не на месяц, допустим, даже не на год, а на целое трёхлетие!

Учинившие и допустившие это, судя по всему, сразу выбросили её и из своих голов. Уже просто не задумывались, наверное, на какие невероятные муки обрекли своим пренебрежением глубоко чувствующего и мыслящего человека. Равно не задумывались о судьбе творческого коллектива.

Пеклись о нём, о Боякове

А учинившие и допустившие — кто они? Поскольку речь идёт о сфере культуры, уместно вспомнить, что есть у нас российское министерство под соответствующим названием. Оно, кстати, официально является и учредителем МХАТ как театра федерального уровня. То есть вроде бы вполне логично, что топорную операцию по замене Дорониной на Боякова проводил лично тогдашний глава этого министерства Владимир Мединский.

Но, замечу, вместе с ним был ещё Владимир — советник президента РФ по культуре В. Толстой. И что же это значило?

Осведомлённые люди уже в те дни уверяли: решение об операции принято не в министерстве, а выше. Конечно, Мединский не против, его высокомерное отношение к Дорониной давно известно, однако свержение её было предопределено якобы в администрации президента. Оттуда же, дескать, следует и мощная поддержка Боякова.

В том, что поддержка у него действительно необыкновенно мощная, вскоре можно было убедиться весьма наглядно. Я тогда уже писал: амбициозный, но бездарный назначенец сполна проявил себя в самом первом, заявочном спектакле «Последний герой». Он оказался кричащим торжеством непрофессионализма, безмыслия и безвкусицы. Надо же было и пьесу такую отыскать, наполовину состоящую из мата! Впрочем, проведённая по настоянию «советников» словесная чистка в корне спектакль не изменила.

Зрители бурно негодовали, но показательно отношение министерства. Его представитель в лице заместителя Мединского по работе с театрами пришёл смотреть скандальный спектакль лишь через несколько месяцев после премьеры и сидел в полупустом зале. Когда же его спросили о впечатлении, ответил: «А что? Я видал и похуже».

То есть в министерстве знали: Бояков неприкасаем. Это подтвердилось и последовавшей затем небывалой, удивительной охранной кампанией, которую минкульт, даже при очень большом желании, не смог бы организовать. Разве вправе он дать указание главному правительственному официозу — «Российской газете» откликаться на каждый новый спектакль бояковского театра? Причём только в хвалебном духе!

Нет, министерство не смогло бы. Однако кто-то же (повыше!) такое указание редакции явно дал. Приведу дополнительно характерное свидетельство. На сцене МХАТ в минувшем сезоне появляется первый и единственный за все годы бояковского правления спектакль по русской классике — «Лес» А.Н. Островского в постановке приглашённого из Питера режиссёра-модерниста Виктора Крамера. И каков результат? Если он, Крамер, в сценическом действе броско присутствует, то Островский — ни в коей мере. Получилась просто глумление над великим драматургом!

И вот рецензентка «Российской газеты», воспринявшая спектакль так же, как я, да и большинство зрителей, не выдержав, решила прямо об этом высказаться. Проглядели почему-то редакторы, допустившие её статью в печать? Многие честной оценке обрадовались, но этим не кончилось. Очень скоро в той же газете выходит другая статья о том же спектакле. А в ней утверждается, что работа Крамера замечательно талантливая и ею надо лишь восторгаться. Словом, Бояков ведёт театр верной дорогой…

Право, вряд ли кому ещё в театральной истории создавались настолько благоприятные или даже комфортные условия существования. Все желания Боякова выполнялись словно по мановению руки. Захотел, скажем, 150 миллионов рублей на показуху под названием «Открытые сцены МХАТ» — пожалуйста. И зови на основную сцену за любой гонорар хоть Якубовича с телевизионного «Поля чудес», хоть скандальную Ольгу Бузову.

Дошло до того, что Бояков показал нам недавно… «продолжение» чеховских «Трёх сестёр»! Не удивляйтесь: некий драматург нашего времени Наталия Мошина в самом деле осмелилась по-своему продолжить трепетно пронзительную пьесу классика. Тут особенно нелюбимая Антоном Павловичем изо всех действующих лиц Наташа оказалась для Мошиной вместе с постановщиком Бояковым наиболее любимой, вызывающей полное сочувствие.

Что ж, за последние годы мы убедились: при желании много способов находят извращенцы, чтобы надругаться над самым святым и прекрасным в нашей культуре.

Главное сейчас — что предстоит дальше?

Обратимся снова к непосредственному поводу для этих заметок. Велик соблазн сказать народной мудростью: «Сколько верёвочке не виться, а быть концу». Для Боякова конец его пребывания в стенах МХАТ явился в лице Владимира Кехмана — нового генерального директора театра, назначенного приказом министра культуры Ольги Любимовой 27 октября.

Напомню, что, согласно недавнему изменению в уставе МХАТ, он стал театром «директорским». Министерство постановило: именно назначаемый им гендиректор решает вопрос, кому здесь быть (или не быть) художественным руководителем. Предыдущий и.о. директора оказался в полной зависимости от Боякова. А вот новый генеральный, можно предположить, пришёл уже с иными намерениями в отношении зарвавшегося и наломавшего столько дров худрука.

Думаю, изначально направленность этих намерений определилась всё-таки не самим Кехманом и опять-таки не только на уровне министерства. Где же, как и почему? Известно, что Татьяна Васильевна со своей тревогой за родной театр обратилась лично к президенту страны, когда ей вручалась высокая государственная награда. Но с тех пор прошло два года, а изменений к лучшему за это время не обозначилось никаких.

Доронина вынуждена была вторично обратиться к главе государства, на что с публичным раздражением прореагировал его пресс-секретарь. Интересно, а теперь, после заметного изменения настроя где-то наверху, Дмитрий Песков хотя бы так же публично извинится перед великой женщиной России?

Основная мысль, вытекающая изо всей драматической коллизии МХАТ, по-моему, состоит в следующем. До чего же легко в нынешнем государстве Российском на любое ответственное место поставить совершенно негодного человека и насколько трудно, сложно, долго приходится потом с этого места его выкорчёвывать. А дело-то сильно страдает, и люди страдают тоже.

Мало вам примера МХАТ? Гляньте тогда, скажем, на горе-руководителя Роскосмоса. Или вспомните многолетнего главу правительства страны. Фактами подобными изобилует наша жизнь.

Давно назревший решающий разговор с губителем МХАТ имени М. Горького состоялся почти три года спустя после того, как он эту пагубу начал. По признанию Владимира Кехмана, 1 ноября новый гендиректор высказал Боякову много нелицеприятного. Итогом острого разговора стало написанное Бояковым заявление об освобождении его от обязанностей худрука МХАТ — по собственному желанию.

Я знаю, услышав об этом, многие обрадовались. И основания тому есть. Хотя, что касается Боякова, замечу: он ещё легко отделался. Нет сомнений, далее тоже не пропадёт. Разве в нынешних условиях может пропасть такой ловкий проходимец? Они, проходимцы, сегодня всюду проходят. Так что не удивляюсь уже вовсю завихрившейся кампанией в защиту «обиженного» отставника. До смешного: кое-кто называет его чуть ли не гением. Ясно, что силы, в своё время Боякова выдвинувшие и столь мощно три года поддерживавшие, сквозь землю не провалились.

А вот будет ли иметь равную поддержку новое руководство МХАТ? И кто теперь станет худруком, какой курс коллективной работы проложит генеральный директор? У него серьёзный опыт руководства Новосибирским академическим театром оперы и балета, а также Михайловским театром в Петербурге, и этот опыт должен ему помочь.

Первые заявления Владимира Кехмана и уже принятые им меры обнадёживают. Так, важнейшей задачей определил он возвращение Т.В. Дорониной в театральный процесс. Хочет, чтобы она снова выходила на сцену и в качестве актрисы, чтобы к её мнению и советам в коллективе относились максимально внимательно: «Если Татьяна Васильевна сформулирует свои пожелания, то надо их выполнять».

Браво, Владимир Абрамович! Примите в свою очередь пожелания успехов на этом и всех других направлениях нелёгкой вашей миссии. Она крайне трудна уже потому, что за время бояковщины сплочённый при Дорониной коллектив оказался расколотым и разобщённым, деморализованным и дезориентированным. А репертуар? А способы привлечения людей в зрительный зал?

Вы сами прекрасно понимаете, о чём идёт речь, потому извините, что здесь несколько задержусь. Но уж слишком злободневна проблема! Поскольку прежде всего в отношении к ней проявляется бояковщина, захватившая ныне, увы, далеко не один только МХАТ.

Действительно, чем всё чаще завлекают в театр зрителей? Не высоким искусством, не талантом и мастерством — отнюдь! Завлекают скандалом. Причём это не только не осуждается, но становится даже модным. Председатель Союза театральных деятелей России Александр Калягин, не выдержав, недавно так и написал: «Модный театр скандала».

Конечно же, вспомнил Ольгу Бузову, «фирменную» для Боякова: «Во МХАТ была приглашена с единственной целью — привлечь внимание». А следом заговорил по поводу предстоящей премьеры в другом столичном коллективе — Театре на Малой Бронной, который вверен теперь «модному» Константину Богомолову.

«Сюда, — замечает А. Калягин, — на роль Раневской (великая роль мирового репертуара) приглашена трансгендер Наталья Максимова, которая интересна исключительно тем, что в юности сменила пол. И этот факт, который по логике должен был бы скрываться, напротив, становится главным пиар-ходом.

Ксения Собчак приглашает её на свою передачу, и для широкой общественности устраивается каминг-аут (этот термин доселе мне был неизвестен), дабы подогреть интерес к будущей премьере такой пикантной и шокирующей подробностью».

Стоит добавить, что Собчак ведь жена Богомолова, а телепередачи её выходят не где-нибудь, а на Первом канале. В тему председатель СТД вопрошает: «Какая ещё пресс-конференция идёт в прямом эфире? Только та, которую ведёт модный режиссёр Константин Богомолов».

Вывод народного артиста России Александра Калягина до предела тревожен: «Произошло невозможное — театр стал внедряться в индустрию развлечений! На наших глазах даже академические сцены отдаются под коммерческие проекты, которые осуществляют умелые режиссёры, привлекая артистов с «медийными» лицами. И эта болезнь очень заразительна, нам угрожает настоящая эпидемия, которая может разрушить российский театр».

Вот какого масштаба угроза! Сейчас весь мир напрягся в борьбе с эпидемией коронавирусной. А разве эпидемия коммерциализации, примитивной развлекаловки, нарастающая в российской культуре, не требует таких же чрезвычайных мер?

Я с Калягиным полностью согласен. А вы, Владимир Абрамович? Мне понравилось, что среди первоочередных ваших действий в стенах МХАТ стало резкое сокращение рекламной и управленческой службы, которая во многом «заменяла» работу творческую. И совершенно в духе калягинских раздумий ваше решение прекратить огульное, дорогое и зачастую творчески неоправданное приглашение со стороны тех самых «медийных» лиц.

Надо же как-то останавливать опасную эпидемию. Необходимых одолений вам на будущее!

Обрадуем поклонников истинного МХАТ и ещё одним известием. Новый гендиректор уже начал обещанное возвращение в сохранившиеся спектакли доронинского репертуара талантливых актёров, которые при Боякове из-за их принципиальной позиции оказались изгоями. Так, 6 ноября в «Синей птице» зрители после долгого перерыва вновь увидели Ольгу Дубовицкую и Андрея Зайкова, а 10 ноября в спектакле «Отцы и дети» свои коронные роли родителей Базарова опять изумительно сыграли тот же Андрей Зайков и заслуженная артистка России Лидия Матасова. Вместе с ними в этот спектакль вернулся и самый молодой из отлучённых артистов — Дмитрий Корепин. Вскоре, 20 ноября, он появится также в «Мастере и Маргарите», где играет роль Ивана Бездомного. На 30 ноября назначен спектакль «Красавец мужчина», и здесь среди ведущих исполнителей можно будет увидеть Лидию Матасову и ещё одну заслуженную артистку России — Елену Катышеву. Сейчас она перед вами вместе с заслуженным артистом России Александром Титоренко в спектакле «Пигмалион», куда, надеемся, вернутся эти замечательные мастера МХАТ. Несмотря на то, что А. Титоренко, как и заслуженные артисты России Андрей Чубченко и Юлия Зыкова, тоже оставшиеся без работы, был приглашён в родственный по духу Малый театр, В. Кехман принял решение: все они одновременно по-прежнему будут играть свои роли на сцене МХАТ. Словом, ждём возвращения на эту великую сцену многих несправедливо изгнанных. А особенно, конечно, ждём Татьяну Васильевну Доронину, которая в январе 2019 года последний раз сыграла здесь одну из самых выдающихся своих классических ролей в спектакле «Васса Железнова». Попутно заметим: если при Дорониной в репертуаре МХАТ имени М. Горького всегда было несколько постановок горьковских пьес, то Бояков не оставил ни одной из них и не поставлено при нём ни одной!

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.