По материалам публикаций на сайте портала «Свободная пресса»

Михаил Делягин

Видеоконференция Си Цзиньпина с Байденом знаменовала нежелание и неготовность полюсов новой биполярной системы к лобовому столкновению, пусть даже и по поводу Тайваня.

Непосредственной основой переговоров стало понимание руководством Китая, что воссоединение с Тайванем (означающее для китайцев завершение исторического процесса восстановления целостности Родины, начатое восстановлением контроля за Тибетом в 1950 году) обвалит мировые рынки и испортит его репутацию, а значит — и перспективы.

Поэтому до конца следующего лета Китаю разумней подождать, пока рынки не рухнут сами (например, в силу сокращения эмиссии доллара), — и воссоединиться уже тогда, когда до этого никому не будет дела.

Американцев этот подход более чем устраивает: если воссоединение будет не стартом разрушения старого мира, а всего лишь одни из его эпизодов — они не продемонстрируют слишком ярко своей беспомощности перед Китаем и сохранят лицо, а вместе с ним и влияние, и деньги.

На стратегическом же уровне и Китай, и США ищут варианты перед идущей глобальной трансформацией — перехода от власти финансового капитала к власти капитала цифрового (вначале, вероятно, в союзе с промышленным) — и стараются по возможности не форсировать события, чтобы сделать неминуемые изменения более плавными, а значит, более понятными и, если повезет, более подающимися использованию и менее разрушительными.

Однако они отдают власть над событиями представителям будущего — тем самым «цифровикам».

Помимо «цифровиков» (раздавивших, похоже, проект воссоздания Австро-Венгрии как оргструктуры старых европейских консервативных элит) и примазавшейся к их порыву «глобальной фармы», открывшимся историческим окном возможностей спешит воспользоваться Англия.

Ее задача проста: разрушение Евросоюза (в стиле Бэннона) для выгрызания в нем своей зоны влияния, в которую уже готовы войти как минимум управляемая лондонским инвестиционным банкиром Франция, Испания с Португалией и ряд территорий в Средиземном море (начиная с Мальты). Инструментом же Англии с восторгом хотят быть Польша, Прибалтика и Украина, напуганные замыканием США на взаимодействие с Китаем.

Для разрушения ЕС Англии, прежде всего, надо подорвать Германию — и Борис Джонсон уже требует выбрать между надежными поставками российского газа и очередной версией «европейских ценностей», штабной самолет ВВС Британии мечется между Краковом и Киевом, Польша организует кризис беженцев (похоже, просто повысив тариф за нелегальный транзит мигрантов по своей территории), террористы ВСУ вновь начинают утюжить Донбасс, а немецкие политические кастраты вновь откладывают сертификацию «Северного потока-2».

Для провоцирования и дискредитации России и Ирана (чтобы США тратили управленческие ресурсы на выстраивание отношений с ними, а не на обуздание вырывающегося на свободу английского сателлита) вновь разжигается азербайджано-армянская война.

Кстати, экономическое ослабление Германии объективно выгодно и Китаю, так как расширяет его возможности на европейском рынке, — и в этом отношении на более высоком, стратегическом уровне Англия выступает на стороне Китая против США. Но понимать, и тем более реагировать на это, в США уже некому.

На этом фоне усилия премьера Мишустина по повышению эффективности правительства и по выстраиванию в его рамках инвестиционного контура, нейтрализующего усилия ставленников западных банкстеров, приобретают новое значение.

Система стратегического планирования — гибкого, имеющего собственную структуру (от конкретных мер ведомств через стратегические инициативы правительства к национальным целям президента) и сочетающую отраслевую и региональную вертикали управления, — пока исподволь противостоит либеральному вымариванию страны искусственно созданным денежным голодом.

Льготное кредитование и субсидирование, направленные на поддержку потребительского спроса, стимулирование сельского хозяйства и экспорта с последующим возвратом части выручки в виде инвестиций (в том числе через офшоры) качественно снизили разрушительность кризиса и сохранили устойчивость экономики. Получающие непрямую поддержку правительства отрасли (машиностроение, металлургия, химия, удобрения, сельское хозяйство) демонстрируют устойчивый рост в 3−5%.

Только в третьем квартале масштабы социальной поддержки со стороны государства по всем каналам оценивается в 4 трлн.руб., — из которых не менее половины пришло в АПК и торговлю. Сейчас в правительстве рассматривается дополнительное обложение сверхприбылей торговых сетей, что может принести бюджетам 300−500 млрд.руб., причем с торможением роста цен (а не с их ставшим привычным разгоном).

Да, конечно, эти методы слишком сложны и потому сопряжены со значительными издержками, — но такова плата за вызванное политическими причинами сохранение контроля либералов за монетарными властями. Для нейтрализации разрушительной либеральной политики формируется так называемый «большой Минфин», объединяющий Минэкономразвития, ФНС, аналитический центр правительства и координирующие структуры. В рамках этой системы Минфину останутся свойственные ему функции финансового директора, а его по сути дела диктаторские полномочия, столь пагубно влияющие на страну, будут аккуратно, но неотвратимо размыты.

При этом цифровизация, обеспечивая если не партнерство, то хотя бы взаимопонимание с будущими хозяевами мира, гарантирует России место в глобальной конкуренции наступающей эпохи.

Эта невидимая в силу своей поэтапности и мозаичности модернизация восстанавливает институциональные возможности развития России как раз в тот момент, когда разрушение привычных международных отношений начинает открывать этому развитию реальные возможности.

Несмотря на все внутриполитические эксцессы, Россия остается третьим мировым центром силы — и выполняет в силу этого исключительно важную стабилизирующую и направляющую функцию.

Комментарий редакции: Обострение геополитической обстановки ставит на повестку дня вопрос о принятии системных мер по ускоренному возрождению и развитию национальной промышленности, сельского хозяйства, высоких технологий, по преодолению социально-демографического кризиса. Ведь только наличие устойчивой производственной базы, функционирующей на самостоятельной и на современной основе, обеспечивает укрепление национальной безопасности государства. Равно как и высокий уровень жизни народа, забота о росте его благосостояния формирует огромную степень доверия общества к власти, что, в свою очередь, предопределяет основы единства страны, необходимого как воздух в условиях усиления натиска извне. Однако приходится констатировать, что кабинет министров делает, мягко говоря, далеко не всё, чтобы перечисленные факторы присутствовали. Безусловно, определённая поддержка ограниченного круга отраслей экономики имеет место. Но, принимая во внимание особенность сегодняшней ситуации, надо делать ставку на всестороннюю и системную поддержку всех производительных сил, на централизованное стратегическое планирование, добиваясь ускоренного развития. Именно реиндустриализация откроет России дорогу к выживанию, а не цифровизация. Помимо всего прочего последнее сегодня гарантирует только сокращение занятости и обострение социальных проблем. Но позитивные изменения станут реальностью, когда криминально-компрадорская буржуазия утратит экономическую и политическую власть. Чтобы это стало реальностью, важно народу сплачиваться в деле борьбы за Ресоветизацию.



Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.