В предыдущих статьях нами было доказано, что утверждения о «неизбежности» распада СССР в реальности не имеют под собой оснований. Так, наличие экономического кризиса вовсе не означает, что должен обязательно произойти территориальный распад государства. История прямо свидетельствует об этом. А домыслы о «насильственном присоединении» Россией целых народов, в связи с чем последние якобы стремились выйти «из под пяты империи», тоже несостоятельны. Правда, в ответ на вышеизложенные аргументы разрушители СССР и их идейные последователи нередко любят заявлять о том, что в 1991 года якобы не было абсолютно никаких шансов сохранить единое государство. Дескать, все стремились «обрести свободу и независимость», сбросив с себя «невыносимое бремя» т.н. «имперскости».

На наш взгляд, соответствующие доводы не имеют под собой реальной основы. И некоторые могут задать вопрос: как можно было сохранить Советский Союз в 1991 году? Он, якобы, «уже фактически сам развалился», а Ельцин, Кравчук и Шушкевич, мол, «всего лишь констатировали гибель государства». Но те, кто распространяет соответствующие слухи, сознательно умалчивает об одном, весьма существенном факторе: 17 марта 1991 года был проведён Всесоюзный референдум, на котором подавляющее большинство народа проголосовало за сохранение СССР. Вопрос стоял о сохранении Союза Советских Социалистических республик в качестве обновлённой федерации.[1] Как известно, результаты референдумов обладают высшей юридической силой (т.е., обязательны к исполнению).

Казалось бы, в условиях, когда народ проголосовал за сохранение государственного единства Советского Союза, нужно сосредоточиться на укрепление территориальной целостности страны. Если говорить конкретным языком, то для пресечения сепаратистских устремлений республиканских лидеров нужно было снова выстроить «вертикаль власти», почём зря упразднённую в своё время горбачёвцами.

Вместо этого в апреле 1991 года М.С. Горбачёв вместе с лидерами девяти союзных республик (в том числе и с Ельциным), начал в Ново-Огарёве разрабатывать проект Союзного договора, который предусматривал превращение СССР в конфедерацию (т.е., в союз государств). Тогдашний председатель Верховного совета СССР А.И. Лукьянов, принимавший участие в переговорах, вспоминал, что из итогового варианта Договора о Союзе суверенных государств предлагалось исключить упоминание о том, что СССР является федеративным государством. Это раз. Советскому Союзу отказывали в праве иметь собственность. Это два. Также отстаивали одноканальную систему поступления налогов. Это три. Словом, «новоогарёвский процесс» вёл дело к разрушению государства.[2] Таким образом, игнорирование воли народа, выраженной на мартовском референдуме, налицо.

Тем не менее, горбачёвская авантюра вызвала протест со стороны целого ряда высокопоставленных Советских государственных и партийных деятелей. Так, Верховный совет СССР выступал против игнорирования результатов Всесоюзного референдума. Например, постановлением ВС СССР № 2187 – 1 «О проекте Союзного договора», предусматривалось приведение текста Союзного договора «в соответствии с итогами референдума СССР, состоявшегося 17 марта 1991 года». Вполне понятно, что речь шла о необходимости сохранения государственного единства СССР.

Аналогичная оценка рассматриваемому событию была дана Е.М. Примаковым, занимавшем в 1991 году должность председателя Совета Союза ВС СССР. Несмотря на то, что он не принадлежал ни к ГКЧПистам, ни к их сторонникам, также никогда не делал резких заявлений, о «ново-огарёвском процессе» 1991 года Евгений Максимович в своих мемуарах писал следующее: «… если бы после референдума, высказавшегося за сохранение общего государства, не взяли бы курс на создание Союза Суверенных Государств, а приступили бы к поэтапному созданию «мягкой» федерации, вначале ограничившись лишь предложением подписать договор об общем экономическом пространстве, сепаратисты могли бы проиграть».

Однако все конструктивные предложения патриотически настроенных государственных и партийных деятелей, равно как и их протест против горбачёвской ликвидаторской политики, игнорировались Кремлём и замалчивались «демократической» прессой.

Правда, на слуху до сих пор утверждения о том, что «новоогарёвский процесс» якобы мог сохранить страну, однако действия ГКПЧ, дескать, ускорили распад СССР (якобы, они «напугали» республиканских лидеров, после чего те «побежали от Москвы»). И после этого, мол, Советский Союз уже «рассыпался» окончательно. Но выше мы показали, что проект, разрабатываемый под руководством М.С. Горбачёва, в реальности вёл дело именно к дезинтеграции (нами были приведены мнения представителей разных политических сил, которые подтверждают соответствующий тезис). А ГКЧПисты, опираясь на результаты мартовского референдума 1991 года, стремились не допустить драматического разворота событий. Другое дело, что действовали они непоследовательно и робко, но это отдельная тема.

Что касается реакции республиканских лидеров на попытку введения режима чрезвычайного положения на территории СССР, то здесь тоже не всё так просто. В реальности большая часть республиканских органов власти не вступила в прямую конфронтацию с ГКЧП. Более того, целый ряд высокопоставленных должностных лиц Союзных республик поддержал действия ГКЧП (к ним относились председатель Верховного совета Белорусской ССР Николай Дементей, председатель Верховной рады Украины Леонид Кравчук, президент Грузии Звиад Гамсахурдиа, президент Азербайджана Аяз Муталибов и другие). Хотя они в большинстве своём, скорей всего, заняли выжидательную позицию, но данный факт говорит о многом. Против ГКЧП выступили лишь руководители РСФСР (Борис Ельцин), Киргизской ССР (Аскар Акаев), Молдовской ССР (Мирча Снегур). И потом, массовые выступления активизировались когда? После того, как Ельцин с Хасбулатовым призвали народ выходить на улицу. Если бы их нейтрализовали, то в таком случае, как отмечает либеральный публицист О.П. Мороз, не было бы никакого сопротивления ГКЧП.

Таким образом, всего три республиканских лидера перешли дорогу ГКЧП. Но это отнюдь не означало, что они все обязательно вывели бы свои республики из СССР. В случае, если была бы воссоздана вертикаль власти (контроль Центра над республиками), то не стоило бы труда снять с занимаемых постов Ельцина, Акаева и Снегуру.

Что же касается очередной вспышки «парада суверенитетов», то она начала проявляться в какой момент? После падения ГКЧП. Напомним, что 24 августа 1991 года о своей независимости объявила Украинская ССР, 27 августа 1991 года – Молдавская ССР, 30 августа 1991 года – Азербайджанская ССР, 31 августа 1991 года – Узбекская ССР и Киргизская ССР, 9 сентября 1991 года – Таджикская ССР, 27 октября 1991 года – Туркменская ССР. Словом, все дезинтеграционные процессы активизировались после известных августовских событий 1991 года, когда ГКЧПисты уже находились в следственном изоляторе Лефортовской тюрьмы.

Тем не менее, это отнюдь не означало, что якобы не осталось абсолютно никаких шансов сохранить Союзное государство. Даже часть представителей «демократического» движения, соратников Ельцина и Силаева разработала экономический договор между республиками СССР, который предусматривал сохранение единых хозяйственных связей. И соответствующий документ был подписан в Кремле в октябре 1991 года подавляющим большинством Союзных республик (за исключением Азербайджана и Грузии). Показательно, что даже руководители прибалтийских республик подписали данный договор.[3]

Что же произошло в дальнейшем? Ельцинское руководство отбросило данное соглашение в сторону. Так, материалы книги либерального публициста О.П. Мороза «Так кто же расстрелял парламент?» свидетельствуют о том, что когда Явлинский спросил Ельцина насчёт экономического договора, то последний заявил о том, что «Россия пойдёт одна» и «ждать никого не будет». На возражения о том, что соответствующее решение означает «конец тысячелетней страны», Ельцин дал следующий ответ: «Это не важно. Важна реформа». Да и сам Явлинский в своём интервью «Комсомольской правде» от 28 ноября 2003 года тоже говорил о соответствующей реакции Ельцина на предложения не игнорировать подписанное Союзными республиками экономическое соглашение.

Соответственно, уже были сделаны реальные шаги, направленные на сохранение Союзного государства хотя бы в рыхлой форме. Подписание Экономического договора между подавляющим большинством республик СССР говорит само за себя. Но наши т.н. «демократы» упорно сопротивлялись попыткам сбережения страны. Мы привели сведения даже тех, кто в 1991 году был соратником Ельцина. Они тоже подтверждают разрушительные умонастроения тогдашних лидеров т.н. «демократического движения».

В свою очередь, Б.Н. Ельцин и его соратники в открытую не афишировали своих подлинных замыслов. В частности, официальной целью его визита в Минск 7 декабря 1991 года было проведение переговоров по поставкам в Белоруссию нефти и газа. Однако известно, что он вместе с Шушкевичем и с Кравчуком подписал сутки спустя.

Вышеизложенные материалы доказывают, что была сила, заинтересованная в ликвидации Советского Союза. Но подробно о её разрушительных деяниях речь пойдёт в следующей статье.

[1] Следует напомнить, что федеративное государство предусматривает наличие определённой политической самостоятельности его субъектов. В то же время, в отличие от конфедерации, данный принцип государственного устройства предусматривает распространение законов на всю территорию страны (соответственно, местное законодательство не должно вступать в противоречие с федеральным). Кроме того, субъекты федерации не могут выступать в качестве субъектов международных отношений.

[2] Юридическая оценка итогов проекта Союзного Договора была сделана пятнадцатью  экспертами ещё до 19 августа 1991 года. Они поставили под сомнение его правовую значимость. По словам экспертов, «признав федерацию, договор на деле создаёт даже не конфедерацию, а просто клуб государств. Он прямым путём ведёт к уничтожению СССР, в нём заложены все основы для завтрашних валют, армий, таможен и др».

[3] Всё это признавал даже такой видный представитель «демократов первой волны» как Г.А. Явлинский в своём интервью газете «Комсомольская правда» от 28 ноября 2003 года.

Михаил Чистый

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.