По материалам публикаций на Центральном сайте КПРФ

Причин радости в нашей стране все меньше, а вот поводов для недовольства — все больше. Впрочем, с недовольством теперь стоит быть осторожнее — недовольным отныне можно быть в строго отведенных местах. Желательно, безлюдных. Например, на кухне после полуночи.

В России фактически запретили митинги. В закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» были внесены уточняющие поправки, авторами которых стали депутаты и сенаторы всех фракций, кроме КПРФ. Закон в новой редакции стал довольно специфичным — формально, конечно, право собираться мирно и без оружия у россиян никто не отнимал, вот только список разрешенных локаций для подобных собраний становится крайне скудным. Митинги, собрания и шествия, согласно предложенным в Госдуме поправкам, запрещаются возле вокзалов и станций всех видов — автобусных, железнодорожных, метрополитеновских, внутри и возле аэропортов, на детских и спортивных площадках, а также на территории образовательных, медицинских и социальных учреждений. Последнее, впрочем, не лишено разумности — и об этом стоит помнить и самой правящей партии, активно эксплуатирующей бюджетников. Но это уже отдельная тема.

Законотворцы этим не ограничились. Митинговать отныне запрещается на территориях, расположенных у правительственных зданий, возле культовых помещений и религиозных организаций. На случай же, если в городе все равно остаются места, не попавшие ни под один из вышеперечисленных случаев и рискующие оказаться местом проведения протестной акции, в законопроекте предусмотрена лазейка — всегда можно принять дополнительные ограничения для любых мест, «если это обусловлено историческими, культурными, иными объективными особенностями». Судить о том, является ли заявленное место исторически особенным или нет, будут региональные власти.

Конечно, все это можно посчитать очередной перестраховкой от террористической угрозы. В конце концов, стоит ли пара поправок большого внимания в стремительно меняющемся мире, когда перекраивается геополитическая карта, целые страны оказываются в глубоком кризисе, а пандемия не спешит сдавать свои позиции? Однако все становится яснее, если задаться целью и изучить историю вопроса. Ограничивать политические права и свободы россиян начали уже давно — еще в конце 2020 года, когда внимание общественности было занято пресловутым ковидом, президент страны Владимир Путин существенно ужесточил правила проведения митингов. Тогда под запрет попала возможность проведения акций протеста возле зданий экстренных служб, а у властей появилась возможность пусть и не запрещать напрямую, но бесконечно переносить любые публичные акции из-за угрозы ЧС. Местные власти не преминули воспользоваться данным правом, и почти сразу же митинги оппозиции стали переносить по причине пандемии.

 Та же пандемия абсолютно не мешала проводить голосования по поправкам в конституцию, собирать концерты и прочие развлекательные мероприятия. Но, видимо, российских властей убоялся даже вирус.

Дальше — больше. Одиночные пикеты, ранее не требовавшие согласования, стали попадать под раздел о митингах, если они оказывались «объединены одним замыслом». В ноябре прошлого года в нижнюю палату парламента был внесен еще один любопытный документ, который был принят Госдумой в первом же чтении 4 марта году текущего. Послушание Думы неудивительно — законопроект был внесен самим правительством, а касался он существенного расширения возможностей сотрудников прокуратуры.

 Сотрудникам надзорного ведомства был предоставлен дополнительный доступ к информации о россиянах — соответствующие поправки были внесены в законы о прокуратуре и о персональных данных. При этом речь шла не только о стандартных, общих данных — таких как фамилия, имя, возраст, место жительства и место работы, но и о так называемых специальных — органам прокуратуры дали право получать и обрабатывать данные, касающиеся национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья и даже интимной жизни граждан России. Именно «граждан России», а не только преступников — закон отныне разрешает прокуратуре использовать персональные данные не только при надзоре за соблюдением законности, но и в любых других случаях.

Формально прокуратура и так имела возможность получить многие данные, однако для этого ей приходилось взаимодействовать с другими ведомствами и органами власти. Запросить информацию сотрудники надзорного органа могли через полицию, ФСБ или МВД, однако теперь никаких дополнительных согласований не требуется — вся информация будет предоставлена напрямую. Законность такого поистине всезнания вызывает вопросы, так как никаких механизмов для пресечения нецелесообразного использования персональных данных россиян нет. «Исключить нарушения прав граждан нельзя», — уклончиво комментируют ситуацию юристы. Их можно понять — открыто выражать несогласие становится небезопасно.

Вот мы и дожили до возвращения царской «охранки». Может, уже пора переименовать ФСБ в Тайную канцелярию, а полицию — в жандармерию? А там и до рудников сибирских руд рукой подать. Однако даже с подобными предложениями стоит быть осторожнее — не записали бы нас в экстремисты. Так что не ругаемся и машем флагом. Естественно, триколором — с другими флагами теперь лучше на улицу не выходить.

Сергей Обухов, депутат Государственной Думы, секретарь Центрального комитета КПРФ, доктор политических наук:

— Несмотря на «антиковидную амнистию», режим повышенной готовности по-прежнему сохраняется.

 «Все ограничения сняты, кроме политических. Теперь каждый день мы получаем сообщения:

 то митинг КПРФ не разрешили, запретили пикет, то задержали депутатов Пензенской областной Думы за нарушение антиковидных ограничений.

 Получается, что бесконечные концерты на площадях и акции проводить можно, а оппозиционные мероприятия — нельзя? Понятно, что это режим повышенной готовности не для борьбы с ковидом, а для борьбы с оппозицией, с коммунистической партией и для того, чтобы нивелировать и не допустить общественную активность граждан. Но не получится! Я уже подготовил очередной запрос господину Мишустину, чтобы он сообщил, каковы критерии введения режима повышенной готовности. У нас что, бесконечный рост заболеваемости, раз вы не снимаете этот режим? Или это тянет на ограничение политических прав и свобод? 29-я и 31-я статьи Конституции предоставляют гражданам право на свободу собраний, которое никакой режим повышенной готовности отменить не может.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.