По материалам публикаций на сайте газеты «Правда»

Автор статьи — В.П. Рыбалкин, кандидат исторических наук, доцент МГАФК.

Из всех видов Вооружённых сил и родов войск В.И. Ленин наибольшее внимание уделял военно-морскому флоту. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к Полному собранию сочинений Ленина и Ленинскому сборнику. Но не менее интересный, разнообразный и важный материал содержится и в мемуарах, к рассмотрению которых и перейдём.

Мичман царского флота В.Л. Панюшкин (прототип заглавного героя фильма «Мичман Панин») вспоминает о своей встрече с Лениным в эмиграции примерно в 1912 году. При этом Ильич сказал Панюшкину: «Нам очень нужны партийные работники… в особенности на флоте. Без этого нельзя победить» (в революции. — В.Р.). Узнав, что Панюшкин разжалован в матросы, Ленин сказал ему: «Вам очень важно задержаться на корабле хоть матросом… Европа катится к войне (мировой. — В.Р.). Нам нужны крепкие партийные организации, работающие среди… матросов».

В.Д. Бонч-Бруевич вспоминал, что, ещё будучи в Женеве, Ленин дал исчерпывающую и всестороннюю характеристику матросов: «Моряки на кораблях — это рабочие на фабриках и заводах. Они твёрдо спаяны со своим «производством», они живут тут же, на этих своеобразных заводах, среди них много рабочих; машины их объединяют, сплачивают; они как пролетарии чутко понимают друг друга; жизнь у них общая; они сливаются в одну массу, чувствуют общий гнёт царской военщины и более чем кто-либо из военных, приспособлены к восприятию нашей (большевистской. — В.Р.) пропаганды и агитации. По мере развития революционного движения — я уверен — среди моряков военно-морского флота оно также всё более и более будет появляться. Революционные вспышки, восстания. Борьба с царизмом — подобно борьбе на «Потёмкине» всё чаще будет давать о себе знать». Бонч-Бруевич добавляет, что далее Ленин пристально изучал и отмечал все признаки революционного движения на военно-морском флоте.

«Флот — это оплот революции», — не раз говорил Ленин. И добавлял: «Несмотря на дьявольскую муштру самодержавной военщины, благодаря условиям жизни матросов, нередко находящихся в заграничных плаваниях, проникновение революционной литературы туда возможно в значительно большей степени, чем в сухопутные войска». В 1910—1916 годах Ленин говорил, что надо принять все меры, чтобы как можно глубже и больше проникнуть в матросские массы, закрепить там свои связи, наладить строжайшие конспиративные организации, через которые и влиять на массы, распространяя литературу, листовки, прокламации. Бонч-Бруевич вспоминает, что при возвращении из Швейцарии в апреле 1917 года Ленин, увидев на платформе строй встречавших его матросов, подошёл к ним и сказал, что им надо бороться до полной победы пролетариата. Бонч-Бруевич специально отмечает, что в феврале — октябре 1917 года при обострении ситуации и в других экстренных случаях Ленин тотчас же делал распоряжение немедленно связаться со всеми флотскими организациями и всегда вызывал из Кронштадта наши боевые большевистские кадры матросов. При этом Ленин крепко надеялся на их дисциплинированность и выдержку. Ленин даже заметил: «Матросы придают особую солидность и внушительность демонстрациям. Это настоящая революционная армия, к тому же так всегда прекрасно, по-воински подтянутая».

Моряк-балтиец Л.П. Чубунов видел Ленина на солдатском митинге в Измайловском полку 10 апреля (по старому стилю, далее — с.с.) 1917 года. При этом Ленин обратился к Чубунову: «Расскажите, как настроение у балтийских моряков?» Далее в ходе беседы Ленин отметил: «Моряки-балтийцы люди хорошие и они за свою власть Советов будут драться». В завершение беседы Ленин попросил Чубунова: «Передайте мой привет всем морякам».

Н.И. Подвойский вспоминал, что в 1917 году сразу по окончании прошедшей 14 (27) апреля Общегородской Петроградской конференции большевиков в беседе с ним Ленин отметил, что в Февральской революции одну из самых видных ролей сыграли матросы. И добавил, что поэтому их и надо посылать агитировать солдат. Служивший на линкоре «Император Павел I» Ф.М. Дмитриев вспоминал, что в один из перерывов в работе Апрельской Всероссийской конференции РСДРП (б) — 24—29 апреля (с.с.) того же года — в беседе с ним Ленин подробно расспрашивал о состоянии флота.

Моряк Балтийского флота И.И. Вахрамеев рассказывает, что во время работы Второго Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов днём 26 октября (с.с.) между первым и вторым заседаниями (или по окончании работы съезда) Ленин собрал у себя моряков — делегатов съезда и обратил их внимание на то, что главный орган моряков — Центрофлот — на стороне врагов революции. В ответ на это они тут же создали Военно-морской революционный комитет. На первом же заседании этого комитета его председателем избран Вахрамеев. Об этих решениях Вахрамеев доложил Ленину и сказал, что вновь созданный комитет решил распустить контрреволюционный Центрофлот. Владимир Ильич полностью одобрил это решение, что и было претворено в жизнь в тот же день.

Военный моряк А.Е. Воробьёв 28 октября (с.с.) 1917 года был назначен начальником караула Смольного. Он вспоминает, что если выходя на прогулку Ленин встречал Воробьёва, то всегда спрашивал, как кормят моряков, вовремя ли подвозят пищу, достаточно ли в Смольном кипятку. Член Кронштадтского Совета рабочих и солдатских депутатов А.Г. Пронин вспоминает о встрече с Лениным 27 октября (с.с.) того же года. Говоря о роли кронштадцев в победе Октября в Петрограде и их предстоящего участия в разгроме похода Керенского — Краснова, Ленин сказал: «Кронштадтцы сделали очень много, но им, возможно, предстоит больше теперь — в момент отчаянной борьбы» для отражения похода Керенского — Краснова на революционный Петроград.

Как известно, в конце октября 1917 года контрреволюция походом Керенского — Краснова на Петроград попыталась свергнуть Советскую власть. Ф.Ф. Раскольников вспоминает, что в те дни Ленин поинтересовался, куда можно будет поставить корабли, если придётся обстреливать окрестности Петрограда, можно ли их ввести в устье Невы, как можно организовать оборону Петрограда кораблями. Узнав, что Гатчина занята Красновым, Ленин приказал Раскольникову: «Позвоните… в Кронштадт и сделайте распоряжение о срочном формировании ещё одного отряда из кронштадтцев. Необходимо мобилизовать всех до последнего человека». Однако Раскольников не смог дозвониться в Кронштадт. Тогда Ленин приказал ему самому на месте сформировать сильный отряд кронштадтцев с пулемётами и артиллерией.

Вахрамеев вспоминает, что в тот же день его вызвали к Ленину в штаб Петроградского военного округа на совещание командования советских войск, ведших борьбу с Керенским — Красновым. На этом совещании Вахрамеев сказал, что можно провести вверх по Неве несколько эсминцев для обстрела Царского Села и подступов к Петрограду, поставить корабли на Морском канале с более дальнобойной артиллерией для обстрела позиций врага. После этого Ленин сразу взял циркуль и стал измерять расстояние от Морского канала до Царского Села. При этом он интересовался, как далеко могут стрелять миноносцы и линкор. После этого он одобрил предложение Вахрамеева и тут же написал ему приказание поставить миноносцы у Рыбацкого, а в Морской канал — линкор. Вахрамеев отмечает, что Ленин часто говорил: «Вы, моряки, нужны революции на самых опасных местах».

Матрос-балтиец Н.А. Ховрин входил в отряд моряков, отправляемых в Москву на помощь боровшимся за установление Советской власти в Москве в конце октября 1917 года. 31 октября (с.с.) на встрече с этим отрядом Ленин выразил уверенность: «Матросы не подведут».

Показательна состоявшаяся 1 ноября (с.с.) 1917 года встреча Ленина с командиром входившего в состав Балтийского флота крейсера «Диана» капитаном 1-го ранга М.В. Ивановым. Ленин чётко объяснил Иванову, что при Советской власти «не правительство, а народ будет штыками защищать все завоевания революции!». И добавил: «Примите командование всеми морскими силами Петроградского округа!» Так Ленин показал на практике необходимость использовать военспецов.

С.Н. Баранов — делегат от Балтики открывшегося 18 ноября (с.с.) 1917 года Первого Всероссийского съезда военных моряков, вспоминает, что накануне открытия съезда Ленин встретился с большевиками — делегатами съезда. Ленин сразу спросил: «Есть ли у вас, в Балтийском флоте такие корабли, какие можно ввести в Неву, чтобы обстреливать подступы к Петрограду?.. Нам придётся крепко защищаться». Затем Ленин поинтересовался дальностью стрельбы самых больших корабельных орудий. Получив ответ, Ленин сказал: «Надо, чтобы съезд вынес решение, чтобы такие корабли, когда нам понадобится, были присланы в нужный срок и точно в указанное место. Съезд ваш является высшей властью во флоте, и его решения должны выполняться на всех морях». Затем Ленин предложил поставить комиссаров от партии большевиков во все морские управления; комиссары будут контролировать деятельность этих органов и учиться управлять. При этом Ленин добавил:

«Это очень важно — творчество самой массы моряков… Надо, чтобы их наказы влились в организацию управления, тогда они поверят в собственные силы, их творческая энергия будет расти».

Главный комиссар Черноморского флота В.В. Роменец вспоминает о своей встрече с Лениным, состоявшейся примерно в середине декабря 1917 года. При этом Роменец сообщил о бегстве командующего Черноморским флотом контр-адмирала А.В. Немитца. В ходе беседы Ленин поинтересовался положением в Севастополе и тут же назначил Роменца командующим Черноморским флотом. Так Ильич не на словах, а на деле приобщал рядовых матросов к управлению Советским флотом.

После заключения Брестского мира остро встал вопрос о судьбе Черноморского флота. Бывший в июне 1918 года заместителем народного комиссара по военным и морским делам Ф.Ф. Раскольников в связи с этим вспоминает, что 9 июня Ленин вызвал его к себе и дал указание затопить Черноморский флот, чтобы он не достался немцам: «Увести флот в Севастополь — это значит отдать его в руки германского империализма… Необходимо во что бы то ни стало потопить флот». Узнав, что потопление в Новороссийске 18 июня 1918 года Советской Россией ряда кораблей Черноморского флота вызвало негодование немцев, Ленин сказал: «Нашли дурачков. Отдай им флот!» Как известно, при этом враги Советской власти увели часть кораблей в занятый тогда контрреволюционерами Севастополь. По этому поводу Ленин негодовал: «Обязательно их надо было расстрелять и потопить… мерзавцев, изменников, предателей нельзя было отпускать!.. Жаль, очень жаль, что так случилось!»

В.Д. Бонч-Бруевич — управляющий делами СНК РСФСР — вспоминает, что Ленин по поводу угона белыми в Бизерту многих кораблей Черноморского флота не раз повторял: «Мы его вернём, обязательно вернём!» Позже он не раз говорил наркому иностранных дел Г.В. Чичерину, что надо при первой возможности потребовать вернуть обратно эти корабли. Когда кто-то сказал Ленину, что этот флот износился и пришёл в негодность, Ленин ответил, что не всегда уместно исходить только из практических соображений, что надо помнить о достоинстве Родины, неуместно терпеть пленение угнанного флота.

Один из делегатов Восьмого съезда РКП(б) И. Казимиров вспоминает, что в один из перерывов в работе съезда Ленин спросил у него: «Как дела у моряков?» Затем сказал, обращаясь к присутствовавшим: «Красным командирам надо… шире использовать опыт военных моряков».

В.Д. Бонч-Бруевич отмечает, что после разгрома интервентов и белогвардейцев Ленин «очень ретиво относился» к делу возрождения Черноморского флота, которое он считал очень важным и необходимым». При этом Ленин «не пропускал ни одного человека из моряков, служивших в различных комиссариатах, чтобы не спросить, не пора ли вернуться к родной стихии и возобновить работу по своей специальности». Бонч-Бруевич добавляет: «Кипучую деятельность проявлял Владимир Ильич в отношении снабжения южного флота всем необходимым. Он держал у себя все телеграммы, полученные по этому поводу, записывал всё, что узнавал по прямому проводу, и тщательно проверял отправку по всем нарядам, теребя решительно всех и требуя быстрого выполнения всех запросов».

Бонч-Бруевич также отмечает: «Владимир Ильич придавал огромное значение организации Азовского, Черноморского и прилегающего к ним речного флота и, как рачительный хозяин нашей страны, ничего не упускал из виду». Небезынтересно и такое воспоминание Бонч-Бруевича: «Предметом особого беспокойства Владимира Ильича была особая забота о доставлении гидроавиации и быстроходных катеров, которые должны были бы быть переправлены с Каспийского моря в Азовское… Владимир Ильич также усиленно хлопотал, желая переправить… несколько подводных лодок, чтобы усилить Черноморский флот».

Председатель Центробалта Н.Ф. Измайлов вспоминает о встрече с Лениным в октябре 1921 года. Ленин спросил, как обеспечена охрана границ на Чёрном море? Какие типы судов считаются наиболее эффективными в дальнейшем? Ленин также поинтересовался, какие корабли считаются наиболее важными на Балтике? Затем Ленин стал излагать свои мысли о реорганизации флота. Говоря о шедшем тогда послевоенном сокращении Советских Вооружённых Сил, Ленин предупредил, что при этом надо отобрать и оставить на флоте самых лучших специалистов; надо взять курс на создание пролетарских кадров командного состава и морских специалистов из коммунистов и комсомольцев, рабочих, крестьян и матросов, проявивших командные способности в Гражданской войне.

И. Казимиров вспоминает, что в 1922 году, когда он работал в Главном морском техническом управлении, ему вновь неоднократно пришлось беседовать с Лениным. В ходе одной из бесед «Ленина интересовало всё: и оснащение кораблей техникой, и количество топлива, требующегося на боевую единицу, и боевая учёба, и быт моряков». В одной из следующих встреч Ленин поинтересовался: «Достаточно ли материала для ремонта кораблей». И предупредил: «Флот надо укреплять». В одну из следующих встреч Ленин поинтересовался: «Как моряки одеты, обуты? Как питаются?» Узнав, что питаются неважно, сказал: «Хлеб у нас есть. Мы обеспечим им армию и флот в достаточном количестве».

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.