На какие меры готова была пойти ельцинская команда во имя продолжения либерально-западнического эксперимента над Россией даже в случае своего поражения на выборах, мы показали в предыдущей статье . В то же время Кремль отдавал себе отчёт в том, что с помощью имитации смены государственного курса и даже возможной отмены президентских выборов ему не выиграть. Ведь если даже т.н. «демократы» и попытаются удержаться у власти в случае своего поражения на выборах, то без наличия какой-либо значимой поддержки в обществе им будет достичь этого крайне сложно. В этой связи, для привлечение на свою сторону как можно большего числа избирателей, тогдашняя власть решила использовать тактику устрашения – через СМИ внушить населению, что переход на путь социалистического развития и ресоветизация России якобы чреваты катастрофой. Ельцинисты рассчитывали, что в результате данной операции их станет поддерживать большее число людей как «наименьшее зло». Собственно говоря, «либеральные» политики и т.н. «свободные» средства массовой информации активизировали информационную войну против КПРФ с февраля 1996 года, после визита Г.А. Зюганова в Давос.

Напомним, что 1 февраля 1996 года в швейцарском Давосе начал свою работу ежегодный Всемирный экономический форум. Его основатель и президент Клаус Шваб объявил в момент открытия мероприятия, что основное внимание будет уделено предстоящим в России президентским выборам и их влиянию на общую ситуацию в мире. В составе Российской делегации прибыл и лидер КПРФ. К нему, как к фавориту президентской гонки, был огромный интерес.

На пресс-конференции в Давосе Г.А. Зюганов разъяснил позицию партии по ключевым вопросам. Так, говоря о наиболее оптимальном варианте экономической модели развития, он заявил следующее: «Надо найти правильное соотношение государственных, коллективно-долевых и частных форм собственности, при условии, что все подчиняются закону, вовремя платят налоги и система организации хозяйства так построена, что выгодно работать, а не воровать и пьянствовать» (Говоря простым языком, речь шла о том, что не должно быть ни всеобъемлющего огосударствлении, ни  абсолютизации частной собственности, а нужна многоукладная экономика, при которой у государства находятся «командные высоты», а то, что связано со сферой услуг, торговлей и т.д. – в сфере частного предпринимательства. Собственно говоря, данную модель взяли на вооружение Китай, Вьетнам, Белоруссия, а с середины 1990-х годов – Куба).

Отвечая на вопрос об отношении к результатам проведенной приватизации, Зюганов подчеркнул, что «государственный контроль необходим в ключевых отраслях экономики, но не может быть и речи о широкой национализации…». Он высказался против того, чтобы полностью отменить итоги приватизации и начать всё с чистого листа. Однако считал необходимым устранить нарушения законности в приватизации. «Мы понимаем, что если завтра у кого-то начнут отнимать, то послезавтра по всей стране – от Мурманска до Владивостока – будут стрелять. Те… предприятия, которые хорошо работают и соблюдают трудовое законодательство, будут иметь все возможности работать и дальше. Опасность будет грозить лишь тем предприятиям, которые уничтожают, ликвидируют, разворовывают производственную базу, но этим должны заниматься соответствующие органы, как в любой стране, строго по закону», — заявил лидер КПРФ (Словом, речь шла и о лжебанкротстве предприятий. В то время было немало случаев, когда заводы простаивали, а новые хозяева прокручивали их средства. И это действительно преступное деяние – в Уголовном кодексе РФ есть специальная статья – «преднамеренное или фиктивное банкротство». И, кстати говоря, представители тогдашней правящей верхушки сами были замешаны в этом. В предыдущих статьях мы приводили фрагменты из интервью Б.А. Березовского П.Ю. Хлебникову, в котором он открыто заявил, как банкротятся предприятия в момент приватизации).

Вернёмся к пресс-конференции Зюганова в Давосе. Отвечая на вопрос об иностранных инвесторах, желающих вложить деньги  в Российскую экономику, лидер КПРФ ответил: «Если они будут знать правила игры, если они получат свою выгоду, а мы будем развивать производство, долгосрочные программы, они с удовольствием будут вкладывать». «Мы за долгосрочные связи. За то, чтобы они, вкладывая, получали и свои прибыли, а мы развивали современные технологии, создавали дополнительные рабочие места».  Т.е., речь шла, разумеется, не о предоставлении им возможности свободной скупки наших стратегических предприятий в собственность, как это сделали Чубайс с Кохом (в результате зарубежные фирмы быстро свертывали производство, как это, к примеру, сделал Джонатан Хэй – профессора Гарвардского университета и соратник главы Госкомимущества РФ). Подразумевалось использования механизма совместных предприятий, реализации совместных с иностранцами проектов в ряде отраслей, механизма концессий. Собственно говоря, именно такой метод активно использовался в Китае и на Кубе с середины 1990-х годов.

Все последующие дни Г.А. Зюганов пояснял позиции российской компартии по ряду остальных вопросов. Так, 5 февраля 1996 года, на пресс-конференции в Давосе, он прокомментировал свою позицию по ситуации в Чечне. Лидер КПРФ подчеркнул, что является «убеждённым противником войны» и выступает за переговоры между сторонами конфликта. Вместе с тем, он отметил, что выступает против вывода войск из Чеченской республики.  С одной стороны, в то время ситуация зашла слишком далеко и война приняла затяжной характер. О необходимости урегулирования ситуации в Чечне заявляли все кандидаты на пост президента – не только Зюганов, но и А.И. Лебедь, Б.Н. Ельцин, Г.А. Явлинский и другие. Таким образом, в рассматриваемый нами период наблюдался формальный консенсус по данному вопросу. Разумеется, если речь шла о постепенном движении к миру. С другой стороны, в один миг вывод войск был бы опасным шагом (в противном случае чеченские террористы восприняли бы это как проявление слабости федерального центра и в перспективе развязали бы новую войну – что и произошло через три года после подписания Хасавюртовского соглашения).

Интерес к Зюганову в Давосе был огромным. Лидера КПРФ приглашали на многочисленные конференции, завтраки, обеды, его выступления собирали полные залы. Ежедневно он давал огромное количество интервью зарубежной прессе. Так, по подсчётам Зюганова, в первый день их было пятнадцать. Таким образом, Г.А. Зюганова мировая экономическая и политическая элита приняла как будущего президента России. Это прямо говорит о том, что уверенность в его победе на выборах была не только в России, но и за рубежом. Увидев эту картину, представители российской «элиты» — березовские, чубайсы, гусинские и прочие, ужаснулись. Они и контролируемая ими пресса развернула настоящую информационную войну против коммунистов, приклеивая партии ярлык «красно-коричневых», «сталинистов», «крайне левых» и т.д.

Для разоблачения мифов, которые пытались в то время сформировать вокруг компартии, сделаем ряд отступлений. Для начала выясним, к чему прицеплялись т.н. «демократы», поливая грязью левопатриотическую оппозицию. Прежде всего, они активно противились идее национализации ключевых отраслей экономики (командных высот), изображая дело так, будто это «очередной эксперимент», «вторая попытка реализовать утопию о построении справедливого общества», «возврат к Советской системе», якобы «показавшей свою неэффективность», «шаг к гражданской войне» и т.д.

Разумеется, всё это представляло собой попытку введения избирателей в заблуждение. Начнем с того, что национализация широко практикуется и в капиталистических странах. Так, в дореволюционной России, в период правления Александра III, государство приобрело железнодорожные компании. В июне 1885 года император утвердил «Общий устав Российских железных дорог», предоставляющий правительству правовые основания для выкупа неэффективно использующихся железных дорог (и только за период 1887 – 1892 гг.. кабинет министров выкупил 10 частных железных дорог общей протяженностью 5500 верст, а данный процесс продолжался до 1901 года). Информация об этом содержится в 4-м томе книги «Наша железнодорожная политика по документам архива Комитета Министров», изданной в 1902 году, а также в статье «Железные дороги: выкуп по-царски», опубликованной в одном из сентябрьских номеров делового журнала «Русский фокус» за 2002 год.

Напомним, что в США, в период президентства Ф.Д. Рузвельта, в 1935 году был принят акт о регулировании держательских компаний в сфере предприятий общественного пользования. Данная мера фактически поставила под управление государства деятельность компаний, сосредоточенных в сфере энергетики и газоснабжения. В послевоенный период в Великобритании, во Франции и в ряде других стран Европы государство провело национализацию банковской системы и основных отраслей промышленности с помощью выкупа акций компаний (за исключением владельцев тех предприятий, которые сотрудничали с немецкими оккупантами, как, к примеру, руководители фирмы «Рено»). Правда, в дальнейшем, в годы «тэтчеризма» и «рейганомики», были приняты меры, направленные на дерегулирование экономической системы. Однако с момента начала мирового финансово-экономического кризиса в 2008 году правительство США фактически национализировало ряд компаний с помощью приобретения их акций. Так поступили с концерном «Дженерал моторз», с ипотечными гигантами Fannie Mac и Freddie Mac, со страховщиком AIG.

Словом, в современных условиях развития,  модель, основанная на всеобъемлющей приватизации и либерализации, перестала работать. Страны, идущие в настоящее время стремящиеся пробиться в лидеры (а не оставаться периферией «золотого миллиарда») и имеющие наиболее высокие темы роста, взяли на вооружение противоположный метод. Ведь по какому пути пошел Китай, который имеет шансы обойти США по экономическим показателям? Власти КНР на начальном этапе преобразований создали благоприятные условия для деятельности мелкого и среднего предпринимательства, допустив его в качестве дополнения (а не альтернативы) к общенародной собственности (а государственные предприятия преобразовали в госкорпорации, в акционерные общества с государственным участием, использовали формы частно-государственного партнерства). В дальнейшем, по мере упрочнения позиций альтернативного сектора экономики, провели приватизацию незначительных объектов в области сферы услуг, легкой и пищевой промышленности. Но о разгосударствлении командных высот речи не шло. (Об этом подробно писал директор Института экономики и политики Дальнего Востока Ли Чуаньтун в статье «Китайская гомеопатия вместо «шоковой терапии»», опубликованной в одном из октябрьских номеров газеты «Промышленные ведомости» за 2007 год). По аналогичной стезе во многом пошла и Белоруссия с 1994 года, с приходом к власти А.Г. Лукашенко (данный факт признает даже такой певец «перестройки» и «десталинизации» как Р.А. Медведев в своей книге «Александр Лукашенко. Контуры белорусской модели». Практика двух упомянутых стран – своеобразный укор нашим т.н. «либералам».

На полях заметим, что с данной инициативой выступали не только представители КПРФ в 1996 году и позже. Даже ряд буржуазных политических партий также периодически заявляли о необходимости возвращения государству стратегически важных отраслей экономики. Данный тезис присутствовал в программе движения «Отечество», возглавляемого Ю.М. Лужковым в 1998 – 2001 гг.., в программе партии «Родина» в 2003 – 2006 гг.., в программе «Справедливой России». Да и при В.В. Путине, несмотря на общее продолжение неолиберального экономического курса, в докризисный период всё же был внёс ряд корректировок в проводившуюся политику, к примеру, произошла консолидация активов ВПК, самолетостроения, судостроения и т.д.

О проедании олигархами национальных богатств, о фактическом затягивании ими петли на шее как населения России, так и национальной экономики, в последние годы написана гора статей разными экспертами – как проправительственными, так и оппозиционными. По крайней мере, сами представители отечественных деловых кругов периодически заявляли о том, что взвинчивание топливно-сырьевыми компаниями цен на энергоносители является одним из факторов, тормозящих экономическое развитие. С данными заявлениями выступили сопредседатель «Деловой России» А. Галушка и уполномоченный по права предпринимателей Б. Титов на встрече президента РФ с бизнес-сообществом, прошедшем в Воронеже в мае 2013 года. Здесь добавим, что о контрпродуктивности приватизации топливно-энергетического комплекса весьма точно высказался главный редактор журнала «Эксперт» В.А. Фадеев во время своего выступления на конференции «Россия – энергетическая сверхдержава», проведенной Общественной палатой РФ в июле 2006 года. По его словам, «если мы хотим действительно иметь мощную энергетику, мощный энергетический сектор, мы не сможем справиться с этим без государства». Фадеев подчеркнул, что мы все «пытались манипулировать, приватизировать, делить, надеяться на частный бизнес и так далее – не получится». Главный редактор «Эксперта» отметил, что «нельзя надеяться, что частный бизнес сам по себе вытянет этот огромный сектор, потому что проекты долгосрочные, проекты чрезвычайно капиталоемкие, проекты в определенном смысле рискованные, проекты низко прибыльные. И не надо полагать, что мы умнее всех в мире. Нигде в мире такие большие проекты не осуществляются частным бизнесом без участия государства».

На основании вышеизложенного мы показали несостоятельность одного из основных постулатов антизюгановской пропаганды 1996 года. Что же касается утверждений, будто лидер КПРФ якобы собирается отправить своих политических оппонентов за решетку, как утверждал, в частности, А. Чубайс на форуме в Давосе в 1996 году, то это прямая попытка исказить позицию главного политического противника ельцинского режима. Напомним, что в рассматриваемый нами период лидер КПРФ, напротив, стремился сформировать коалицию с национально-патриотическими силами, включить их, а также профессионалов из других политических партий, в состав правительства народного доверия. Но этот момент будет затронут в следующих статьях. А что касается многих деятелей ельцинской команды и «семибанкирщины», то здесь дело было непростым.

Вообще Зюганов говорил о необходимости борьбы с коррупцией и с экономическими преступлениями (когда, в частности, во время своего выступления в Давосе намекнул о необходимости пресекать искусственное банкротство предприятий, о чем мы писали выше). По идее данное предложение должны были бы разделять все политические силы, независимо от своей идеологической направленности. Ведь коррупцию и множество финансовых и прочих афер в капиталистических странах жестко пресекают. Например, в США предусмотрена ответственность для сырьевых компаний (вплоть до уголовной) за монопольный сговор, приводящий к спекулятивному взлету цен на бензин – соответствующий закон был принят американским конгрессом в мае 2006 года. Также борются с финансовыми пирамидами (например, в 2009 году к 150 годам тюрьмы был приговорен Медофф), с уклонением от уплаты налогов (например, закон о налогообложении иностранных счетов – FATCA, принятый в 2010 году, служит именно решению этой задачи). Перечислим фирмы, которые в Америке подвергались судебному преследованию за вышеперечисленные деяния: Exxon Mobile, Apple, WorldCom и т.д. В свою очередь, в ЕС активно функционирует Европейское бюро по борьбе с мошенничеством  (OLAF). Не следует забывать и об успешной операции «Чистые руки» в Италии в начале 1990-х годов.

Также заметим, что в Китае ведется активная борьба с коррупцией в государственном аппарате (в том числе и в высших эшелонах власти). За соответствующее должностное преступление в КНР привлекают к уголовной ответственности. Более того, только за период 2000 – 2015 гг.. было приговорено к смертной казни около 10 тысяч коррумпированных чиновников. Также обстоит дело и с пресечение экономических преступлений. Например, к тюремному заключению был приговорен исполнительный директор одной из крупнейших автомобильных  компаний Ян Жун по обвинению в получении кредита обманным путем. В 2008 году в КНР пресекли деятельность более 2,5 тысяч финансовых пирамид.

Кроме того, потребность в установлении всевластия закона, в противостоянии криминалу во всех сферах испытывала и испытывает по сей день вся страна – и простой народ, и добросовестные участники рынка. Например, в 2007 году председатель организации «Деловая Россия» Б. Титов на встрече с президентом В.В. Путиным поднимал тему как коррумпированности налоговых органов, так и деятельность фирм-однодневок. По словам Титова, последние «создают неравные условия конкуренции». Он подчеркнул, что в результате «нормальный бизнес, честный бизнес становится сразу в неконкурентную ситуацию» с ними. В свою очередь, в интервью «Независимой газете» от 25 июля 2014 года президент Союзлегпрома (объединения отечественных деловых кругов, сосредоточенных в легкой промышленности) Андрей Разбродин прямо заявил о «заполнении российского рынка контрафактными и контрабандными товарами», что, по его мнению, вытесняет национального товаропроизводителя. Президент Союзлегпрома подчеркнул, что основными конкурентами отечественных производителей являются «даже не официальные импортеры, а представители нелегального бизнеса, которые производят и ввозят потребительские товары с нарушением таможенного и налогового законодательства».

Заметим, что даже один из основателей неолиберальной системы олигархического капитализма Е.Т. Гайдар в своем интервью газете «Аргументы и факты» от 16 октября 1996 года, говоря о наличии неравных условиях для различных отраслей (в частности, о финансовых и налоговых преференциях для сырьевиков), об уклонении от уплаты налогов крупными нефтяными компаниями и «Газпромом», подчеркнул, что для пресечения данных явлений «нужна политическая воля» государства. Но, по его словам, «у каждой из этих компаний есть свои связи. Это мощные системы со своими людьми в прессе, в правоохранительных органах, налоговых инспекциях и полиции, которым они платят деньги».  Говоря об искусственном банкротстве предприятий, Е. Гайдар отметил, что «если б у нас нормально работали прокуратура и МВД, надо бы применять статью о хищениях и сажать на 10 лет». Он также заявил, что «в условиях развитого рынка, где правовая система к этому адаптирована, тот, кто так делает, попадает в тюрьму». По словам Гайдара, «нормальный работающий либеральный капитализм – это вместе с тем очень жесткий порядок. Попробуйте обанкротить банк в Англии! Потом, сидя в тюрьме, вы будете долго доказывать, что в тот момент, когда у вас впервые появилась мысль о возможном банкротстве, вы уже были в офисе Центрального банка и просили ввести административного управляющего. Не докажите – очень долго будете сидеть».

Разумеется, мы не являемся сторонниками модели либерально-капиталистической системы, осознавая её непригодность в современных условиях. Тем не менее, формальные слова о необходимости утверждения всевластия закона являются правильными. И всё вышеперечисленное изложил не Зюганов, не Глазьев. Об этом заявил один из певцов т.н. «свободного рынка».

Таким образом, всё вышеизложенное даёт основание утверждать о формальном наличии в рассматриваемое нами время консенсуса по вопросу о целесообразности борьбы за утверждение власти закона и дисциплины в различных сферах общества. Ведь представители разных политических сил данную тему затрагивали – как Зюганов, так и «правые», разных социальных слоев общества – как простой народ, так и добросовестные участники экономических отношений. Кроме того, в мире (как в США, формально заявляющей о своей приверженности идеям «свободы», так и в Китае, благоприятный климат для инвестиций которого хорошо известен) имеется опыт успешного пресечения деятельности различных аферистов. Но основная часть т.н. «демократов» в то время раздула самый настоящий психоз по поводу намерения Зюганова поставить заслон различным махинациям, навести элементарный порядок и укрепить элементарную дисциплину. Они интерпретировали данные намерения как стремление «расправиться с политическими оппонентами», «установить диктаторский режим», «раскулачить всех собственников» и т.д. Да всё дело в том, что ельцинисты сами были замешаны в тёмных делах – особенно представители т.н. «семибанкирщины» и многие работники администрации президента. В одной из предыдущих статьей («Предвыборные манёвры власти в 1996 году») в качестве подтверждения данного тезиса мы привели фрагмент интервью Б.А. Березовского П.Ю. Хлебникову, в котором он открыто заявил о том, как в ходе приватизации банкротятся компании. Напомним, что он отметил, что на начальном этапе приватизируется прибыль предприятия, находящегося пока у государства. Т.е., фирма, претендующая на его приобретение, создает вокруг него кучу посредников, навязывает свои услуги, а также вводит в состав его совета директоров своих людей, направляющую все средства претенденту. По словам Березовского, дело кончается «разрушением предприятий» (понятно, что речь идет о банкротстве в результате предпринятых действий), удешевлением его активов. И только потом приватизируется само предприятие. Данный метод он применял в отношении ЛогоВАЗа, Аэрофлота, Сибнефти, телеканала ОРТ и т.д.

А в целом, годы спустя, после событий 17 августа 1998 года, началось расследование деятельности т.н. «семьи» в рамках дела Bank of New York, проводившегося Министерством юстиции США и ФБР. В ходе следствия был вскрыт целый ряд фактов коррупции, финансовых махинаций, укрывательства многочисленных доходов от налоговых органов и т.д. Среди фигурантов дела были А. Волошин, В. Юмашев, Т. Дьяченко, А. Лившиц, О. Сосковец, А. Чубайс, Б. Березовский, Р. Абрамович, В. Потанин и другие. Дело дошло до того, что в сентябре 1999 года глава Палаты представителей Конгресса США Джим Лич открыто заявил, что под контролем «преступных синдикатов» находится 40% экономики России, что в Российской Федерации «воровство превосходит инвестиции», в связи с чем предложил заморозить активы российских компаний, заблокировать финансовую помощь России по линии МВФ. И лишь после подозрительной смерти банкира Э. Сафры, активно дававшего показания против ельцинской т.н. «семьи», дело фактически развалилось. Тем не менее, по завершению расследования суд обязал Bank of New York выплатить штраф по обвинению в пособничестве отмыванию денег.

Вполне понятно, о каких «политических оппонентах», которых якобы Зюганов хотел «упрятать за решетку», шла речь. Впрочем, в 1999 году, когда Е.М. Примаков объявил о начале борьбы против разграбления России, а Ю.И. Скуратов начал проводить расследование деятельности т.н. «семьи», последние также заявляли, что их якобы преследуют по политическим соображениям. Тем не менее, о том, что они представляли собой, видно из открытых заявлений Б.А. Березовского (он, как известно, часто любил бравировать и демонстрировать свою «крутость»), а также из материалов международных расследований, которые были инициированы не Компартией, а их зарубежными т.н. «партнёрами».

И, кстати говоря, те, кто в 1996 году и в дальнейшем на протяжении множества лет (либо их соратники по т.н. «демократическому» движению) активно защищали результаты чубайсовской приватизации (особенно «залоговых аукционов»), заявляя о «недопустимости судебного пересмотра её результатов», о «неприкосновенности олигархов – эффективных менеджеров», пугали общество «ужасами тоталитаризма», «новым 37-м годом», «гражданской войной» любую попытку призвать к ответу перед законом тех, кто нанес ущерб обществу и государству, в настоящее время встали на противоположную позицию. Так, они активно обвиняют в воровстве олигархов путинского призыва (таких как Тимченко, Ковальчук, Роттенберги, Абрамович и т.д.), в своих докладах пишут о махинациях, совершенных ими. И к чему призывают сейчас те, кто вчера настаивал на сохранении итогов разграбления России? Цитируем выдержку из экспертного доклада В. Милова и Б. Немцова «Путин. Коррупция». В правоохранительной сфере они предлагают «провести независимое расследование деятельности Путин и его приятелей – чиновников и бизнесменов на предмет коррупции». Когда в 1996 году Зюганов говорил то же самое в отношении данной команды, они обвиняли его во всех смертных грехах. А сами, как видим, в отношении своих оппонентов (или конкурентов) призывают применить репрессивные меры. И сразу возникает вопрос: а как же ваши разговоры про «презумпцию невиновности», про «опасность социальных потрясений», «гражданской войны», «обвала экономики», «нового 37-ого года» и т.д.? И только из одного этого факта становится лишний раз ясным, чего они в реальности опасались в 1996 году. Вполне понятно, что речь шла о спасении самих себя от возможной ответственности за содеянное. А для достижения данной цели они активно дискредитировали того, кто пытался их поставит в цивилизованные рамки.

Впрочем, в целях дискредитации КПРФ не только искажали её реальную позицию, приписывали ей многое, но и фальсифицировали Советский период нашей истории, пытаясь доказать, что та эпоха якобы характеризуется огромным количеством катастроф и «массовыми необоснованными репрессиями», стремлением «провести социальный эксперимент в качестве самоцели», якобы «приведший Россию в тупик» и т.д. О том, что происходило в реальности в первые десятилетия Советской власти, о том, что в 1917-1920 гг.., а также в 1930-1940-ые гг.. партия вынуждена была пойти по пути максимальной централизации и огосударствления всех сфер общества в силу иностранной интервенции, внешней империалистической угрозы, ВОВ, равно как и о наличии мощной «пятой колонны» в данное время, — всё это мы подробно проанализировали в статьях, посвященных Ленинско-сталинской эпохе. Здесь отметим, что при всех сложностях, накапливавшихся в хрущевско-брежневский период, СССР все таки сохранял сильные позиции. Ведь как сказал В.Ю. Сурков в начале 2006 года, «мы живём на наследство, доставшееся нам от Советского Союза», «мы пока мало сделали сами».

Тем не менее, нарастание проблем было очевидным, и коммунисты осознали необходимость преобразований, направленных на совершенствование социализма, переход к его более зрелым формам. Так, Н. Рыжков и Ф. Бурлацкий вспоминали, как Ю.В. Андропов, будучи Генеральным секретарём ЦК КПСС, поставил перед ними задачу разработать план проведения экономических преобразований (об этом же пишут С. Тэлбот, Д. Мэтлок и Р. Бретвейт в своей книге «Горбачев. Крах Советской империи»). В годы «перестройки» соответствующий план был представлен Ю.Д. Маслюковым. О необходимости реформирования социалистической системы, придания ей гибкого характера было черным по белому написано в программных документах КП РСФСР, ГКЧП. То, что они все не были стопроцентными консерваторами, пишут даже тогдашний помощник госсекретаря США С. Тэлбот, послы США и Великобритании в СССР Д. Мэтлок и Р. Бретвейт в своей совместной вышеупомянутой книге (а они, понятное дело, не принадлежали к компартии). Всё это можно найти в таких источниках как стенограммы съездов народных депутатов СССР, воспоминаний участников тогдашних событий (в том числе и западных политиков, а также В. Попова – члена Комиссии по экономической реформе при Совете министров СССР). Даже тележурналист В.Р. Соловьев (к тому же и отнюдь не мелкий капиталист), чьи взгляды весьма далеки от коммунистических, это зафиксировал в своей книге про Ю.Д. Маслюкова «Последний солдат империи». Всё это важно знать для правильного понимания нашей современной истории, тем более, что т.н. «свободная» пресса замалчивала либо искажала подлинную позицию коммунистов.   А ознакомление с первоисточниками и со сведениями, оставленными частью представителей противоположной стороны, показывают, как было дело в реальности. Одновременно заметим, что аналогичную позицию заняли китайские, вьетнамские, а с середины 1990-х годов и кубинские руководители компартий, приступив к модернизации социалистической системы. Однако Горбачев и Ельцин вместо усовершенствования социализма и Советской государственности взяли курс на их упразднение, со всеми вытекающими последствиями…

На основании всего этого мы можем утверждать, что коммунисты действительно принимали во внимание новые условия. Правда, ряд т.н. «демократических» деятелей полагал, что КПРФ якобы не учла ошибок своих предшественников. Так, публицист О.П. Мороз в своей книге «Как Зюганов не стал президентом» подчеркивает, что если бы компартия России не отдавала бы предпочтения Ленину и Сталину, не носила бы их портреты на своих шествиях, то тогда якобы можно было бы считать, что она не является «крайне левой», «ультрарадикальной», что не стремится восстановить «казарменный социализм» и т.д. Т.е., содержались предложения отказаться от положительной оценки деятельности В.И. Ленина и И.В. Сталина.  Да это примерно то же самое, что требовать от французов отменить празднование Дня взятия Бастилии, убрать памятники Робеспьеру и Наполеону, поскольку революция 1789 года, дескать, была кровавой, было много казней и т.д. Иначе Франция, якобы, антидемократическая страна. Разумеется, издержки были немалые, но и значение той революции весьма существенно. Поэтому они каждый год отмечают 14 июля.

Другой вариант: в 2002 году мэр Москвы Ю.М. Лужков выступил с инициативой возвращения памятника Ф.Э. Дзержинского на Лубянскую площадь. Он оценил его как деятеля, внесшего огромный вклад в борьбу с организованной преступностью, с детской беспризорностью, в восстановление народного хозяйства, разрушенного в годы Первой мировой войны, иностранной интервенции и гражданской войны. А в 2010 году в канун празднования 65-летия Победы над гитлеровской Германией в ВОВ,  Ю.М. Лужков предлагал развесить в Москве плакаты с изображением И.В. Сталина как Верховного главнокомандующего. И не утверждать ведь на этом основании, что Лужков якобы выступал с «крайне левых» позиций, что являлся сторонником очередного «революционного эксперимента», возвращения к «тоталитаризму», к «новому 37-ому году» и т.д.

«Демократические идеалы всех участников революции, от кадетов до большевиков, потерпели… поражение, как и идеалы всех демократов Французской революции, от фельянов до якобинцев. Чтобы эти идеалы окончательно победили во Франции, потребовались почти сто лет и череда кровавых потрясений. Но это не лишает Французскую революцию статуса демократической иконы во всём мире.

Наша революция на своих знаменах наряду со словами «свобода, равенство, братство» написала слово «справедливость». И требование справедливости стало ключевым в истории прошлого века. Под лозунгами, во многом заимствованными у нашей революции, прошли практически все революции и освободительные движения XX века, радикальным образом изменившие мир.

Запуск в космос Гагарина, победа в космической гонке, гигантский научно-технический рывок в 1960-е – именно в эти годы Советский союз стал второй экономикой мира – были, безусловно, результатом творческого подъёма, вызванного революцией и победой в войне. Подъёма, который переплавил в творчество стремление советских граждан к свободе».

Как вы думаете, это выдержка из статьи, опубликованной в «Советской России», в «Правде»? Нет. Может быть, позаимствовано из газеты «Завтра»? Тоже нет. Мы привели отрывок статьи А. Механика, опубликованной в одном из мартовских номеров журнала «Эксперт» за 2011 год. И что, в связи с тем, что коллектив данного журнала признает, что у Советской власти были достижения, пишет с уважением про Октябрьскую революцию, будем считать их «красно-коричневыми», «левыми экстремистами», «реакционерами, стремящихся вернуть командно-административную систему»? Разумеется, нет.

В настоящее время многие в качестве образца приводят практику Китая, власти которого, по их мнению, провели прогрессивные преобразования и вывели Китай на путь устойчивого развития. Считают, что это связано с тем, что они якобы отошли от основ коммунистической идеологии. Разумеется, политика руководства КНР в целом принесла значительный успех стране. Но утверждать, что они якобы отбросили в сторону коммунистические воззрения, крайне неверно. Да, КПК взяла на вооружение более гибкие способы социалистического строительства. Вместе с тем, прагматичная приверженность идея марксизма-ленинизма сохраняется. Все реформы проводились в рамках социализма. Так, в Уставе Коммунистической партии Китая, принятого на XVI партийном съезде 14 ноября 2002 года, подчеркнуто, что КПК «руководствуется в своей деятельности марксизмом-ленинизмом, идеями Мао Цзэдуна, теорией Дэн Сяопина…».  Отмечено, что коммунизм ими рассматривается как «высший идеал, к которому стремятся китайские коммунисты». Дальше идет речь о текущих задачах, связанных с укреплением социалистической системы в стране, с ее совершенствованием. Говориться о функционировании многообразия форм собственности при ведущей роли общенародной, об институте многопартийного сотрудничества под руководством Коммунистической партии. Также в уставе КПК черным по белому написано о необходимости твердого отстаивания «демократической диктатуры народа» (фактически речь о диктатуре пролетариата).

Как видим, от КПК никто не требует отречься от основ своей идеологии, не обвиняют их по этой причине во всех смертных грехах. А в 1996 году из КПРФ за всё это едва ли не стремились слепить образ «врага народа».

Т.е. некоторых деятелей смущает приверженность компартии марксизму. Между прочим, в развитых капиталистических странах, в момент начала мирового финансово-экономического кризиса в 2008 году, внимание общественности к данной теории стало возрастать. Так, в октябре 2008 года издатели и продавцы книжных магазинов Германии утверждали, что труды Карла Маркса стали активно скупать. Например, директор берлинского издательства «Карл Диетс» Йорн Шутрумпфт утверждал следующее: «Маркс опять в моде». Он подчеркнул, что наблюдается «совершенно отчётливый рост спроса на его книги», который, как ожидалось в то время, должен был возрастать более быстрыми темпами до конца 2008 года.

Мысль о кризисе капитализма как общественно-экономической формации формально разделяли наиболее дальновидные представители элиты. Так, в январе 2012 года, во время работы Всемирного экономического форума в Давосе, его основатель и президент Клаус Шваб заявил, что «капитализм в его нынешней форме уже не соответствует миру вокруг нас». В этой связи, по его словам, «необходима глобальная трансформация, и она должна начаться с восстановления чувства социальной справедливости по всему миру».

В свою очередь, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун на заседании Генеральной ассамблее Организации Объединённых наций, состоявшейся в мае 2012 года, заявил о необходимости взятия на вооружение «новой модели динамичного роста и устойчивого развития в интересах всех». По его словам, «старая модель пришла в негодность», в связи с чем сегодня «нужна революция в представлениях об основах динамичного роста и благополучия будущих поколений».

Пусть все это и способ поддержания реноме западных политиков. Тем не менее, все это лишний раз доказывает, что тот, кто исповедует марксистко-ленинскую идеологию, вовсе не является «политическим маргиналом», «реакционером» и т.д., как полагают наши либералы ещё со времён т.н. «перестройки».

Но вернемся к Зюгановской избирательной кампании в 1996 году. Тогда, как известно, взамен распущенного Фронта национального спасения (ФНС) предпринимались попытки создать коалицию, состоящую из коммунистов и державно-патриотических сил. В начале 1996 года народно-патриотический блок постепенно формировался. И, кстати говоря, по мнению ряда экспертов, во время предвыборной кампании Г.А. Зюганов больше предпочитал титул не кандидата от компартии, а кандидата от коалиции народно-патриотических сил. Ключевым моментом его агитационной кампании было построение сильной России, укрепление государства (т.е., на первом плане был патриотический мотив). В 1990-ые годы, в условиях предательства национально-государственных интересов России, подчинения внешней и внутренней политики интересам «ведущих мировых держав», попытки механического пересаживания на российскую почву западной модели общественного устройства, поглощения нашей страны Западом под флагом «интеграции в мировое сообщество» и т.д. данная тема была крайне актуальной.

В качестве примера приведем тогдашний своеобразный предвыборный «манифест», написанный, скорей всего, А.А. Прохановым, принимавшим активное участие в избирательной кампании Г.А. Зюганова в 1996 году:

 «Товарищи, друзья, соотечественники!

Былинный Илья Муромец, прежде чем поднялся во весь богатырский рост, просидел тридцать лет и три года. Ныне народ, одурманенный демложью…, просидел сиднем почти десять лет. Пробуждаясь, обобранным и униженным стоит он у развилки трёх дорог, с ужасом смотрит на то, что натворили временщики в родной стороне, и мучительно выбирает путь…

Россия ныне замерла над бездной. Она просит о помощи. Если придём все вместе поддержать её, убережём от драки, она возродится, выйдет, как и ранее, из всех смут ещё более могучей.

Вспомним, как собирались вокруг Москвы русские земли после тевтонских и монгольских нашествий. Как Земские соборы помогли избыть лихолетье Смутного времени. Как прорубал Пётр Великий «окно в Европу». Как воссоздавалось под руководством Ленина могучее государство после краха царизма в 1917 году. Как, сплочённые вокруг партии, одолели мы фашистского зверя и стремительно вышли на передовые позиции в мире.

Нам есть с чего брать пример. Главный урок наших предков в том, что без сильного государства не бывать сильной России. Спасти и возродить страну можно, только поставив общенародные, общегосударственные интересы выше всех других ценностей, только сплотив на их защиту большинство народа.

Мы для России – Россия для нас!»

 

*            *            *

В завершении статьи заметим, что в то время многие, исходя из того, что президентом выберут Г.А. Зюганова (как казалось в начале 1996 года), были готовы сотрудничать с ним. Это к вопросу об утверждении ряда т.н. «демократов» о том, что народ якобы не принял бы политику КПРФ. Но если мы посмотрим дневниковые заметки «либерального» публициста О.П. Мороза (был сотрудником «Литературной газеты» — прим. авт.) от 12 февраля 1996 года, то увидим, что все основания для формирования широкой коалиции здравых сил (о чем периодически говорили в то время лидеры КПРФ) были налицо. Политику Зюгановской команды в случае её прихода к власти готовы были принять даже многие её оппоненты. Так, О.П. Мороз в своих записях в дневнике подчеркнул, что один из тогдашних кандидатов в президенты России Святослав Фёдоров заявил, что готов сотрудничать с теми коммунистами, «которые стоят на позиции «юного Маркса», провозгласившего принцип «От каждого по способностям, каждому – по труду»». (Примерно эту же мысль озвучил Г.А. Зюганов в Давосе, подчеркнув, что основная задача заключается в том, чтобы создать условия, при которых люди могли бы ощутить адекватную отдачу от своего труда, независимо от того, в каком секторе экономики они работают). Это прямо говорило о возможности присоединения С. Фёдорова к команде Зюганова после первого тура выборов, его поддержки во втором раунде голосования.

Депутат Государственной думы от фракции «Яблоко» Вячеслав Игрунов заявил: «С Зюгановым, который, на мой взгляд, движется в сторону социал-демократии, можно обсуждать ряд проектов и направлений в развитии страны…». По его словам, «коммунистов нельзя считать нашими… союзниками, но они вызывают… меньшую неприязнь, чем другие фракции – НДР, ЛДПР». Это что означало? Что во втором туре выборов часть тех, кто проголосует за Явлинского в первом, может поддержать Зюганова исходя из формулы «наименьшего зла».

Мэр Москвы Ю.М. Лужков, отвечая на вопрос о возможности сотрудничества с коммунистами в случае их победы на президентских выборов, заявил, что не исключает этого. Т.е., хоть он и поддерживал Б.Н. Ельцина на выборах в 1996 году, но, скорей всего, исходил из того, что следует работать с тем президентом, кого выберет народ. Да, с ним могут возникать разногласия – ведь он же и в настоящее время оппонирует тому, что делает ельцинская команда в экономике, но сотрудничает с президентом, поскольку его, якобы, народ избрал. Точно также и с Зюгановым, если он займет первое место на выборах. Судя по всему, Лужков мыслил именно так.

Дальше О.П. Мороз пишет, что якобы представители чеченской стороны готовы были проголосовать за Зюганова. В частности, он приводит заявление президента Чечни Джохара Дудаева, который отметил, что свой партбилет он не сдавал и т.д. Также О. Мороз приводит высказывание одного из чеченских полевых командиров за 1996 год, который заявил, что рассчитывает на победу коммунистов на выборах, поскольку они «единственные приличные политики в России». Мы не можем сказать, насколько всё это было достоверным, но если даже это и было так, то это отнюдь не означало, что будут закрыты глаза на преступления чеченских сепаратистов.

О.П. Мороз подчеркнул, что и с федеральной стороны в Чечне наблюдалось «покраснение». Так, БТРы всё больше разъезжали под красными флагами, а не под триколорами, над местами дислокации войск нередко развевался флаг СССР. Ходили слухи, будто на швейных фабриках резко подскочил заказ на красные знамёна.

Как видим, у КПРФ шансы на победу на президентских выборах, назначенных на 16 июня, были весьма и весьма серьёзные. Но о том, как дальше разворачивалась предвыборная борьба, мы будем рассматривать в следующих статьях.

Михаил Чистый

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.