В предыдущих статьях мы писали, как весной 1996 года окончательно сформировался Блок народно-патриотических сил, поддерживающий кандидатуру Г.А. Зюганова на президентских выборах. В состав данной коалиции вошли не только представители КПРФ, но и целый ряд политических партий и движений государственно-патриотической и центристской направленности – Аграрная партия (М.И. Лапшин), «Блок Станислава Говорухина», движение «Держава» (А.В. Руцкой), Российский общенародный союз (С.Н. Бабурин), «Духовное наследие» (А.И. Подберёзкин) и т.д. Вполне понятно, что большая часть вышеупомянутых политических сил не относилась к левому спектру (в 1999 году часть из них вошла в состав блока Примакова – Лужкова «Отечество – вся Россия», а другая часть в состав блока «Родина» в 2003 году). Однако коммунистов и национально-ориентированные буржуазные силы объединяли такие ценности как сильное государство, территориальная целостность и независимость России, укрепление порядка и дисциплины внутри страны, сохранение и развитие реального сектора экономики, социальная справедливость (а ельцинский режим с 1991 года открыто отбрасывал это всё в сторону как ненужный хлам).

Напомним также, что в истории коммунисты разных стран мира также объединялись с национально-буржуазными силами в период борьбы с коллаборационистским  правительством (как, например, Компартия Франции с национально-консервативными силами, со сторонниками Шарля Де Голля в годы Второй мировой войны), либо против неоколониальных режимов (как в Латинской Америке, например, в рамках Народного фронта Чили в конце 1960-х – начале 1970-х годов). Учитывая, что т.н. «демократы» открыто проводили внутреннюю и внешнюю политику в интересах «ведущих мировых держав» (на что, кстати, содержится намек даже в тексте доклада Конгресса США «Российский путь к коррупции» от 2000 года, плюс в статье американского историка Стивена Коэна «Провальная американская (двухпартийная) политика в отношении России», опубликованной в The Huffington Post), все здравомыслящие, патриотически настроенные партии и движения консолидировали свои усилия.

Весной 1996 года определённые попытки приблизиться к Блоку народно-патриотических сил начал предпринимать не кто иной, как лидер ЛДПР В.В. Жириновский. Т.е., формально появилась возможность расширения тех, кто мог бы поддержать Г.А. Зюганова на выборах президента.

Но сперва скажем несколько слов об избирательной кампании самого Владимира Вольфовича в 1996 году. То, что его кандидатом в президенты России выдвинула возглавляемая им ЛДПР, общеизвестно. Отметим, что во время подготовки к выборам главы государства в 1996 году он открыто заявлял о себе как об альтернативе и коммунистам, и т.н. «демократам» (т.е., и Зюганову, и Ельцину одновременно).     В то же время Жириновский отдавал себе отчёт в том, что выйти во второй тур выборов у него нет шансов (в марте 1996 года это стало очевидным). А он, как известно, конъюнктурщик и всегда на деле обслуживает любую власть, независимо от того, какую политику она проводит. Следовательно, ему пришлось бы присоединиться к тому, кто победил бы на выборах в 1996 году.

И в виду того, что шансы выйти во второй тур президентских выборов были лишь и Г.А. Зюганова и Б.Н. Ельцина, то «на всякий случай» лидер ЛДПР пытался заигрывать одновременно с представителями обоих основных противоборствующих сторон. Так, ещё в двадцатых числах января 1996 года В.В. Жириновский позитивно оценил выступление Б.Н. Ельцина в Совете Федерации. По его словам, в нём «правильно расставлены акценты в отношении терроризма на территории России и в отношении дальнейшего курса реформ». Владимир Вольфович даже сокрушался, что ЛДПР «как оппозиционной партии будет практически невозможно критиковать какие-либо аспекты деятельности исполнительной власти, если она скорректирует курс реформ в интересах всех россиян».

Жириновский стремился примкнуть не только к Ельцину, но и к Зюганову. Так, 22 марта 1996 года он открыто заявил, что многократно предлагал коммунистам создать единую оппозицию и выдвинуть «единого нейтрального кандидата», «какого-нибудь хорошего хозяйственника из Сибири», не принадлежавшего «ни к белым, ни к красным».

Но неделю спустя лидер ЛДПР ратовал за то, чтобы «красные» и «белые» как можно быстрее перегрызли глотки друг другу. По его словам, «когда коммунисты и демократы добьют друг друга, тогда и для ЛДПР останется много свободного места для движения вперёд».

Как видим, всё, что волнует Жирика в наибольшей степени – успех партии как таковой, а не судьба России и её народов.

И так он продолжал держаться «особняком»  на протяжении всей весны 1996 года. Однако в конце мая того же года Владимир Вольфович снова начал лавировать между Зюгановым и Ельциным. Так, 24 мая 1996 года Жириновский на встрече с российскими банкирами заявил, что в виду того, что народ не воспринимает ельцинский курс, но в то же время «никто не хочет прихода к власти коммунистов», Ельцин должен подумать о назначении первыми вице-премьерами лидеров оппозиционных думских фракций. В таком случае, подчеркнул В.В. Жириновский, ЛДПР может поддержать Ельцина во втором туре президентских выборов. В противном случае, подчеркнул лидер Либерально-демократической партии, оппозиция (к ней он отнёс себя, Геннадия Зюганова и Александра Лебедя) объединиться и победит в первом туре выборов главы государства. И распределение высших должностей будет следующим: Г.А. Зюганов – президент, он (В.В. Жириновский) – премьер-министр, А.И. Лебедь – министр обороны.

Как видим, Жириновский фактически исходил из того, предоставят ему и его соратникам по его партии правительственные должности или нет, а вовсе не из того, какой курс собираются проводить те или иные деятели в случае своей победы на выборах. Откровенно запутанные, лишённые на первый взгляд четкой логики рассуждения о том, что, якобы, они против коммунистов, пусть Ельцин назначит лидеров думских фракций заместителями главы правительства, а если он против этого, то тогда поддержим Зюганова, — говорят сами за себя.

Однако через пять дней после вышеупомянутой встречи Жириновского с российскими банкирами вроде стало ясно, какой выбор сделал лидер ЛДПР. Так, 29 мая 1996 года В.В. Жириновский заявил о своём намерении заключить союз с Г.А. Зюгановым и А.И. Лебедем для победы в первом туре выборов. И отдельные признаки сближения левопатриотических сил с ЛДПР начали в те дни проявляться. Так, 3 июня 1996 года прошла встреча Г.А. Зюганова с В.В. Жириновским. Разговор шёл о том, чтобы на выборах было всё честно и о присутствии большего числа наблюдателей от каждой партии на избирательных участках в день голосования.

Впрочем, КПРФ и Народно-патриотический блок стремились заключить союз и с рядом остальных кандидатов в президенты. Так, Зюганов заявил, что в ближайшее время он проведёт ряд дополнительных встреч с остальными кандидатами в президенты. Но после первого тура президентских выборов кандидаты начнут примериваться друг к другу. «После 16 июня мы посмотрим политический вес каждого и потом будем определяться в своей тактике и стратегии», — заявил лидер КПРФ.

10 июня 1996 года одно из информагентств сообщило, что со стороны коммунистов обещано пять мест ЛДПР в коалиционном правительстве народного доверия. Г.А. Зюганов подтвердил возможность такого союза, но отметил, что всё будет зависеть от политического веса Жириновского после первого тура выборов.

Таким образом, вероятность сближения Народно-патриотического блока и ЛДПР стала реальной. Что это означало? Что во втором туре выборов президента сторонники Жириновского смогли бы проголосовать за Г.А. Зюганова.

Разумеется, непристойное (подчас и хулиганское) поведение Жириновского не может не вызывать отвращения. Это понятно. Но речь идёт не о личности Владимира Вольфовича, а о его предложениях. Бесспорно, ЛДПР является далеко не коммунистической организацией, а буржуазной (как, впрочем, и «Яблоко», и  «Единая Россия», и ПАРНАС, и «Справедливая Россия» и т.д.). Но это отнюдь не означает, что в их программе не может быть провозглашено правильных приоритетов. Так, данная партия (как и КПРФ) тоже провозглашала идеи сильного государства, социальной справедливости, выступает за государственное регулирование экономики, за отстаивание геополитических интересов России, резко высказывалась о криминальной деятельности олигархов вроде Березовского, Ходорковского, Чубайса, Коха, Потанина и прочих, требуя проведения судебных процессов над ними за разграбление России. Со всем вышеперечисленным вполне можно согласиться.

Однако ряд остальных предложениях партии Жириновского носит весьма дискуссионный характер (а часть из них откровенно не продумана) – и про губернизацию России, и про его призывы «завоевать Европу», «топить сапоги в Индийском океане» и т.д. К сожалению, он периодически выступает с откровенными антисоветскими идеями. А самое главное – ЛДПР на словах критикует правительство и при этом голосует за все их инициативы – даже за антисоциальные.

Но, как бы то ни было, желательно работать со всеми, кто выдвигает прогрессивные патриотические идеи – особенно в момент вывода России из тяжелого положения. Разумеется, речь шла об использовании ценного опыта профессионалов ряда остальных партий, в т.ч. и ЛДПР (например, в 1998 – 1999 гг. в правительстве Примакова – Маслюкова участвовал один представитель партии Жириновского – М. Калашников, занимая должность министра труда и социальной политики. Ему удалось справиться со своими обязанностями).

Однако предвыборная борьба на этом не заканчивалась. Левопатриотические силы ожидал мощный информационный удар со стороны Кремля. Но о нём речь пойдёт в следующей статье.

Михаил Чистый.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.