Публикуем материал, размещённый на сайте портала «Свободная пресса».

Москва рано или поздно уступит давлению Запада, и тогда «российской оккупации Донбасса и Крыма» придет конец. Таким оптимистичным для официального Киева прогнозом порадовал украинскую «патриотическую аудиторию» известный в узких кругах российский политический деятель Дмитрий Некрасов.

На днях в эфире украинского Обоз. LIV, рассуждая о планах Кремля по Украине, он наговорил много приятного для слуха тех, кто сейчас находится у власти в «незалежной». А поскольку в 2009-м Некрасов успел поработать в экспертном управлении Администрации президента РФ, мнение его местной публикой воспринимается как весьма авторитетное.

Некрасов, например, считает, что перспективы в плане экономики у Украины более «радужные», чем у России. Потому что Запад, как он надеется, «не даст», чтобы там «произошли какие-то совсем уж драматические события». И будет помогать.

Мол, мы, как он выразился, «понимаем, где экономический центр мира, у кого основная экономическая мощь, и на чьей стороне этот центр».

Почему российский гость не сказал прямо, что из нынешнего украинского кризиса «торчат уши» США, а предпочел изъясняться полунамеками, это вопрос второй. Главное, он не скрывает, на чьей стороне его собственные симпатии и с чем связаны его собственные надежды.

Москва — уступит, уверен Некрасов. Правда, надо запастись терпением, потому что «мы можем продержаться очень долго». Лет двадцать. Однако «долгосрочно Запад гораздо сильнее России», и «рано или поздно мы будем вынуждены обрушиться под нашей экономической неэффективностью и многими другими вещами».

Местоимение «мы» от персонажа, мечтающего о поражении своей страны и лебезящего перед ее противниками, в данном случае, однозначно режет слух и звучит диссонансом.

Но и это еще, оказывается, не предел. Из откровений политика становится ясно, что он, в принципе, не против и гражданской войны, и даже развала России.

Почему же Некрасов и подобные ему так жаждут смуты? И почему им так хочется поражения собственной страны?

— Для начала — об «экономическом центре мира» и «радужных перспективах Украины», — комментирует ситуацию генеральный директор Института региональных проблем, политолог Дмитрий Журавлёв. — Объективность выданного прогноза весьма сомнительна. Кто, собственно, сказал, что экономический центр находится на Западе?

По паритету покупательской способности объем китайской экономики превосходит объем экономики Соединенных Штатов. В Поднебесной нет разваленных городов на месте промышленных центров, как Детройт в Америке.

Не хочу отнюдь сказать, что Америка завтра утром развалится. У нее огромный запас прочности. У нее масса всевозможных, в том числе, экономических рычагов влияния — это правда. Но основным центром экономики мира она давно уже перестала быть.

Так традиционно бывает, что политический центр возникает на месте экономического. Но потом экономическая мощь ослабевает, а политический центр остается. Так было с Англией между мировыми войнами.

В 1878 году экономика США стала значительно больше, чем английская и немецкая. Но политический центр мира находился в Лондоне еще полвека. И окончательно оттуда ушел только после Второй мировой войны. Когда США стали именно политическим центром.

Так и сейчас. Да, США, бесспорно, политический центр планеты. И финансовый центр: крупнейшие в мире банки — американские. Но экономика, развивающаяся, в основном сосредоточена в Азии. И Соединенными Штатами не контролируется.

Ведь только что закончился Восточный экономический форум (ВЭФ). А перед этим был визит Путина в Китай. И там как раз мы разговаривали с экономическим центром.

Я недавно был в Швейцарии, в очень многих городах там висят государственные флаги Индии. Они характеризуют, знаете что? Индийские рестораны. Потому что граждан Индийской республики в Швейцарии очень много, оказывается. И это тоже часть швейцарской экономики.

Индийских граждан — обращаю внимание — не американцев. При том, что Швейцария одна из самых дорогих стран мира.

Уже нет той экономической гегемонии, о которой говорит г-н Некрасов. Причем, давно нет.

Есть финансовая и политическая гегемония, связанная с системой резервных валют, о чем Путин тоже говорил на ВЭФ. И если сейчас страны БРИКС откажутся от доллара, то, боюсь, что от экономической мощи США половина останется. Потому что главный «товар», которым торгуют Соединенные Штаты, это доллар.

«СП»: — Конечно, если они хозяева мирового печатного станка…

— Да, девять центов, по-моему, краска стоит, а бумажки можно выпускать хоть десятитысячные.

То есть, сами основания заявления этого российского эксперта неверны.

Но главный вопрос, конечно: почему эти люди, действительно, так хотят поражения своей страны?

И ведь мы не можем утверждать, что все они получают деньги от Запада — многие из либералов, кстати, их не получают. Они находятся в психологической и ценностной зависимости от Запада. У них в голове Запад.

«СП»: — Поясните.

— Они искренне уверены, что есть только одна правильная позиция — западная. При этом Россия, которая на Запад не похожа, воспринимается, как страна заведомо «плохая».

По их логике может быть либо «хорошо», как в Америке, либо — «плохо». А раз у нас не как в Америке, значит — «плохо». И с этим надо бороться. И Родина в этом случае превращается в «чужое» — она же не похожа на «идеал». Такая вот ценностная вассализация… Она прошла и в Западной Европе. И теперь уже во всей Европе. Она проходит у нас.

Началась, как минимум, в 70−80 гг., когда наша интеллигенция стала постоянно путать высокий уровень жизни с высоким уровнем развития общества. И, в конце концов, убедила себя, что есть только одна «правильная форма существования». Это форма существования Соединенных Штатов.

При этом, как в России часто и бывает, в качестве эталона была взята страна, которая в своем развитии уже не двигалась вверх, а начала очень медленно, с огромной массой двигаться вниз.

Петр I Голландию у нас пытался «построить», которая к тому времени уже начала отставать от ведущих стран. А эти ребята пытаются внедрить США, которые тоже уже не являются абсолютным центром мира.