Президент в кругу друзей

Публикуем материал, размещённый на сайте газеты «Правда».

Возглавив наблюдательный совет «Роснефти», Герхард Шрёдер должен будет, по идее, контролировать главу концерна Игоря Сечина. Что представляет собой этот человек? — задаются вопросом обозреватели немецкой газеты «Цайт» Алисе Бота и Максим Киреев.

«ЭКС-КАНЦЛЕР Шрёдер убеждён: немецкие СМИ и политики использовали его личное решение (возглавить наблюдательный совет «Роснефти») в предвыборных целях, — замечают авторы статьи. — Так какая разница Германии, чем занимается пенсионер Герхард Шрёдер?»

«В «Роснефти» тоже уверены в том, что западные СМИ раздувают вокруг концерна политическую шумиху и демонизируют его шефа Игоря Сечина, вместо того чтобы сосредоточиться на том, что для компании действительно важно. Ведь нефтяной гигант является крупнейшей компанией по добыче нефти в мире, он принадлежит не только русским, но и британцам, китайцам, представителям Катара и Швейцарии, ведёт дела по всему миру и с мая этого года пришёл в ФРГ», — говорится в статье.

«Всё это официальная, подкреплённая документально история успеха «Роснефти», — указывают журналисты. — В ней повествуется о том, что компания — самый влиятельный концерн РФ, присутствующий на мировом рынке и приносящий в российский бюджет 20 млрд евро налогов. Но Шрёдеру стоило бы поинтересоваться и другой стороной истории концерна, где речь идёт о методах и манипуляциях гиганта, чья львиная доля находится в руках государства и главы «Роснефти» Игоря Сечина, о которых не понаслышке знает бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев. С ноября прошлого года экс-министр находится под домашним арестом». Его обвиняют в получении от Сечина взятки в размере 2 млн долларов за одобрение сделки по покупке госкомпании «Башнефть» государственным концерном «Роснефть». Адвокаты Улюкаева убеждены: преступник — Сечин, а жертва — Улюкаев, передаёт немецкое издание.

Так кто же такой Игорь Сечин? — задаются вопросом Бота и Киреев. «Когда я находился в правительстве, Сечин был милым зайчиком. Интереса к энергетической отрасли он не демонстрировал», — цитирует «Цайт» слова Владимира Милова, недолгое время занимавшего должность заместителя министра энергетики в ходе первого президентского срока Владимира Путина. Сегодня Милов в оппозиции. В энергетическую отрасль, говорится в статье, Сечина привели случай и его преданность Путину.

Совместный путь вверх по карьерной лестнице они, знакомые по работе в спецслужбах, начали летом 1991 года: став заместителем мэра Санкт-Петербурга, Путин берёт Сечина к себе главой аппарата. «В авторитарной системе доступ к власти — ценная валюта, Сечин знает, как с ней обращаться. Он выстраивает около себя круг из старых друзей Путина, так называемых силовиков, — повествуют авторы. — Послушный Сечин становится номером два в государстве — так называют его сегодня многие отраслевые эксперты. И главный шанс подворачивается ему в 2003 году».

В то время «Роснефть» была практически никому не известным госконцерном с оборотом в 3,64 млрд долларов, стоящим на пороге продажи. Её тогдашний шеф Богданчиков обратился к Сечину за поддержкой, вспоминает Милов. Сечин помог: «Роснефть» не только не была продана, но и за 600 млн долларов приобрела концерн конкурента «Северную нефть».

«Громче всех сделку критикует олигарх Михаил Ходорковский, в то время шеф ЮКОСа, крупнейшего российского нефтяного концерна. Он оценивает стоимость «Северной нефти» в треть от официальной. То, о чём говорится в кулуарах, Ходорковский открыто перед телекамерами говорит в лицо Путину: Богданчиков и Сечин якобы присвоили часть суммы», — пишут авторы статьи. Через несколько месяцев Ходорковского и его компаньона арестовывают, обвиняя в уклонении от уплаты налогов, ЮКОС делят на части, «Роснефть» постепенно скупает лакомые куски на общую сумму 16 млрд долларов. Через 10 лет оборот концерна благодаря приобретениям вырастает в 36 раз по сравнению с 2003 годом. Концерн становится крупнейшей нефтедобывающей компанией в мире», — передаёт издание.

Отсидев 10 лет в российской тюрьме, Ходорковский уезжает за границу. «Когда он сегодня говорит о Сечине и «Роснефти», видно, как тщательно он подбирает слова; однако звучат они непримиримо остро — как слова человека, чей счёт ещё не погашен. Сечин считает себя важнейшим элементом, необходимым Путину для реализации его политической программы, считает Ходорковский», — пишут авторы. «Сечин хочет, чтобы Путин получал от него деньги из потайных касс на те нужды, которые не прописаны в бюджете», — цитирует его издание. И Сечин постоянно доказывает Путину: на «Роснефть» как на политический инструмент можно положиться, говорится в статье.

Однако, повествуют авторы, долги компании — 70 млрд долларов — превышают её рыночную стоимость. «Роснефть» растёт, но кризис отражается и на ней», — замечают немецкие журналисты, указывая на то, что эта ситуация, возможно, и стала одной из причин, по которым «Роснефть» купила нефтяную компанию «Башнефть» — ту самую, из-за сделки по которой Улюкаеву теперь грозит 15 лет тюремного заключения.

«Эта покупка предоставила «Роснефти» ещё одну возможность: «Башнефть» однажды уже была приватизирована. В 2009 году нефтяную компанию приобрела АФК «Система» олигарха Владимира Евтушенкова. Однако через 5 лет Евтушенков был заключён под домашний арест: неожиданно выяснилось, будто приватизация «Башнефти» прошла с нарушениями. Евтушенков, как от него и требовали, отдал свою долю обратно государству, Путин объявил дело закрытым. «Башнефть» отошла «Роснефти», — напоминает «Цайт».

В мае этого года, продолжает газета, «Роснефть» потребовала от АФК «Система» 3 млрд долларов компенсации: из-за реструктуризации «Башнефти», проведённой компанией Евтушенкова, якобы пострадала стоимость нефтяной компании, и поскольку с того времени доллар потерял в цене, АФК «Система» должна выплатить причитающуюся разницу.

Путин предложил прийти к приемлемому для обеих сторон решению. «В отличие от Ходорковского Евтушенков никогда не вмешивался в политику. Возможно, президент РФ понимал, что подобные процессы нервируют других инвесторов, которые до сих пор полагали, будто защищены от произвола, если соблюдают основное правило этого бизнеса: никогда не вмешиваться в политику».

«Вряд ли Герхарду Шрёдеру предлагается пост главы наблюдательного совета для предоставления возможности обуздать Сечина. Экс-канцлер ФРГ сам оправдывает свою работу тем, что хочет гарантировать энергетическую безопасность Германии, затем кивает на то, что вообще-то это его личное дело, на кого работать. Однако концерн, намеревающийся расширяться, не гарантирует интересов ФРГ: он превращает энергетическое хозяйство России в политический инструмент её президента. Решение Шрёдера не может быть его личным делом: своим назначением он обязан и тому, что не критикует своего друга Владимира Путина, но прежде всего своему социальному и политическому капиталу, принесённому ему канцлерством. Обычный 73-летний пенсионер из Нижней Саксонии с кучей свободного времени никогда бы не заинтересовал российского лидера», — подытоживают журналисты.

ПОДЕЛИТЬСЯ: