Юрий Мелитонян. Врачебная тайна

Публикуем материал, размещённый на сайте газеты «Правда».

Систему вызова оперативной помощи с единого телефонного номера 112 в России решили создавать ещё в далёком 2004 году. Постановление правительства приняли в канун новогодних праздников, 31 декабря. Кстати, сами новогодние праздники власти начали «удлинять» примерно тогда же: именно в январе 2004 года жители России впервые отдыхали пять дней подряд. Это безмерно порадовало тех, кто мог позволить себе отбыть за границу, искупаться в тёплых морях, потусоваться в Куршевеле. Но в самой России, особенно в провинции, длинные праздники аукнулись ростом алкогольных отравлений, пожаров, бытовой преступности, преждевременных смертей. Оставленные один на один с вынужденным бездельем, многие с этим вызовом не справились. Тогда-то правительство и решило «помочь» людям. Есть проблемы? Звоните по номеру 112 и вызывайте кого хотите: пожарных, спасателей МЧС, милицию, «скорую помощь»… А если нужно, поговорите по душам с психологом.

О ТОМ, что система «112» заработала по всей стране, власти отрапортовали почти через десять лет — летом 2013-го. По нынешним временам вроде бы «нормально» — иные государственные проекты тянутся столько же, а потом их бросают на полпути так и не доведёнными до конца. Взять хотя бы пресловутый «национальный проект» под названием «Доступное и комфортное жильё — гражданам России». О нём объявили в 2005 году, через несколько лет продлили, потом что-то переделали… В результате где-то жильё построили, где-то нет, кому-то оно досталось в порядке живой очереди, кто-то платит ипотеку, кто-то ждёт обещанного по сей день. И так во всём…

На станции скорой медицинской по-мощи провинциального города Вязники, что во Владимирской области, вызовы по номеру 112 начали раздаваться только осенью 2017 года. До этого не хватало компьютеров с нужными программами и звонившие попадали сначала в местное отделение МЧС, а оттуда дежурный офицер связывался с врачами. Нередко непонятно было, на что жалуется пациент и по какому адресу ехать. Такой вот «испорченный телефон» единой службы спасения.

Журналисты телеканала «Красная Линия» никогда бы не узнали об этом и не рассказали своим телезрителям, если бы сами не отправились в Вязники и не увидели всё своими глазами.

Фельдшер «скорой помощи» Владимир Евдокимов со своей бригадой только что госпитализировал в отделение наркологии вдребезги пьяного местного жителя. Его нашли на ступеньках кафе официантки. Не госпитализировать было нельзя: Владимир уверен, что второй вызов был бы на констатацию смерти.

— Пьют в нашем городе сильно, особенно те, кому за тридцать, — рассказывает Евдокимов. — А всё оттого, что безработица, рабочих мест нет. Кто помоложе — сидят на «химии». Спайсы и тому подобное. Тех, кто хоть раз попробовал, — до семидесяти процентов. А каждый пятый травится ежедневно.

И тем не менее Евдокимов считает, что ситуация меняется к лучшему. Тяжёлых наркоманов, например, стало меньше. Правда, непонятно почему. То ли у людей денег нет, то ли полиция стала лучше работать.

Работу городской «скорой помощи» Владимир Евдокимов не оценивает. Просто рассказывает и показывает.

— Машина, на которой мы выезжаем на вызовы, совсем новая, — хвалится он. — Оснащена по последнему слову медицинской техники. Есть всё необходимое для поддержания жизнедеятельности организма, даже аппарат искусственного дыхания. Инструменты, лекарства — полный комплект.

Рассказывая, Владимир Евдокимов успевает заполнять медицинскую карточку на того пьяного, которого только что госпитализировал. Писать фельдшеру в последнее время приходится очень много.

— Пять минут на осмотр больного, три минуты на лечение и пятнадцать минут на заполнение отчёта, — сокрушается он. — Придираются к каждой закорючке. Полис, паспорт, СНИЛС, кучу галочек надо поставить…

Отчёты и галочки в конечном итоге обернутся заработной платой всей его медицинской бригады. Рыночная система в российское здравоохранение внедряется жёстко и последовательно.

— Именно так, — подтвердил директор департамента здравоохранения Владимирской области Владимир Кирюхин, когда журналисты телеканала «Красная Линия» пришли к нему на приём. — Сегодня мы фактически переводим медиков на контрактную систему оплаты труда.

Кирюхин признал, что базовая ставка областного медработника — четыре тысячи рублей. Но минимальный доход, говорит он, — уже 19 тысяч. Правда, это вместе со всеми галочками, отчётами и надбавками, которые, по его словам, надо заслужить и обязательно обосновать.

Кирюхин утверждает, что зарплату медикам существенно повышать не следует.

— Ну давайте сделаем всем зарплату по сто тысяч рублей, — предлагает чиновник. — Думаете, качество медицины от этого улучшится? Да ничего подобного!

Александр Кирюхин как бы транслирует политическую волю власти: сотрудники государственной службы «скорой помощи», точно так же как и их коллеги в коммерческом секторе, свои деньги должны «зарабатывать». И ничего, что гарантированная зарплата у этих фактиче-ски государственных служащих ниже прожиточного минимума. Как они выживают на эти деньги, как умудряются ещё и работать с полной самоотдачей, почему не увольняются и не уходят в настоящий коммерческий сектор — это их «врачебная тайна». Тайна сугубо личная. Чиновникам от медицины она абсолютно не интересна.

Они вообще мало интересуются тем, что касается не галочек и отчётов, а реальной жизни людей. Вот конкретный пример. В отчёте сказано, что в вязниковской больнице есть родильное отделение. Действительно, есть. Причём очень неплохое. И оборудование здесь самое современное, и кровати новые, и бельё свежайшее. Всё как в отчёте. Но вот беда: местные жительницы здесь не рожают. А почему они этого не делают, чиновники знать не хотят. Отвечает за них фельдшер Владимир Евдокимов.

— Один акушер ушёл на пенсию, врач-неонатолог перевелась в Нижний Новгород. Молодым медикам предлагают 10—12 тысяч рублей в месяц, поэтому желающих работать нет, остались 70-летний гинеколог и молодая акушерка, — раскладывает он ситуацию.

Евдокимов полностью в курсе дела, потому что регулярно возит рожениц то в Ковров, то во Владимир. До первого от Вязников 70 километров, до второго — 115. Далековато. Да и отношение к будущим мамам из Вязников там не самое лучшее. Говорят: «Понаехали, как будто своего роддома у вас нет». Что тут объяснишь?

История жительницы Вязников Натальи Карасёвой завершилась благополучно. Но могло бы быть и по-другому. Перед родовыми схватками у неё резко подскочило давление, онемел рот, конечности. Надо было делать кесарево сечение. Когда позвонили в «скорую», там ответили: «Машин нет, только что выехали на два инсульта». Хорошо, что всё произошло в поликлинике. Заведующая всё-таки вытребовала машину. Та приехала через сорок минут, повезла во Владимир. Слава богу, успели, малыш родился без патологий.

Платили бы в Вязниках акушерам нормальную зарплату — таких волнений и риска не было бы, считает Наталья.

Конечно, и медики в Вязниках, и большинство жителей этого провинциального русского города обрадованы тем, что есть у них современные машины «скорой помощи» с качественным оснащением и лекарствами, что оборудован по последнему слову медицинской техники родильный дом, что заработал наконец-то как полагается единый телефонный номер службы оперативной помощи 112. Вот только работает всё это не так, как задумывалось в президентских программах. Потому что техника — это ещё не всё. Без людей она — ничто. К сожалению, для чиновников от медицины эта очевидная истина до сих пор, по-видимому, является тайной.

Специальный репортаж «Врачебная тайна» смотрите на сайте телеканала «Красная Линия» по адресу:http://www.rline.tv.

«Оптимисты фермеры»

НА ГРАНИЦЕ Тульской и Московской областей открылся новый кооперативный фермерский рынок. Принципиальное условие для тех, кто хочет здесь продавать свою продукцию, — торговать самостоятельно, без посредников и только тем, что выращено и произведено своими руками. По форме этот рынок напоминает колхозные рынки времён СССР. А по сути — это незаслуженно забытая модель потребительского кооператива — знаменитого советского коопторга. Отличие этого рынка в том, что пока здесь продают очень дорогие продовольственные товары, которые недоступны как минимум половине населения страны. А если совсем честно: их не могут купить почти все, кто в современной России живёт на заработную плату. Что это за «новая экономическая модель» и почему именно за ней будущее? Кто покупает продукты на рынке? Как работает современная потребительская кооперация, и как пенсионер из Тулы борется с мировой глобализацией с помощью солёных помидоров и чесночного соуса?

Смотрите специальный репортаж «Оптимисты фермеры» на канале «Красная Линия» во вторник, 17 октября, в 23.05.

ПОДЕЛИТЬСЯ: