В.Ф. Грызлов. «Белый» террор в России!

В последнее время почти не пишут и не говорят о «белом» терроре в период Гражданской войны. Дело дошло до того, что кое-какие фокусники от истории стали оценивать общее число жертв «белого» террора в 10 тыс. человек. Массовые преступления «белых» не только затушёвываются, но часто выдаются чуть ли не за добродетель.

И вдруг выходит в свет книга кандидата исторических наук, доцента И.С. Ратьковского «Хроника белого террора в России. Репрессии и самосуды (1917—1920 гг.)» (Москва: Алгоритм, 2017. — 464 с.; тираж 1 500 экз.). Сразу отметим, что автором проделана значительная работа по сбору документальных свидетельств о зверствах «белых». Приводимые факты подкрепляются ссылками на конкретные источники. Перед читателем предстаёт ужасающая картина ненависти «белого» движения к собственному народу.

Всё же, на наш взгляд, И.С. Ратьковский значительно преуменьшает «белый» террор. Это проявляется уже в его оценках численности жертв преступлений «белогвардейцев». Он пишет: «Общая численность жертв антибольшевистского террора в Гражданской войне, на наш взгляд, может быть оценена в цифру, превышающую 500 тыс. человек. При этом данная цифра может быть увеличена с учётом еврейских погромов, часто имевших также антибольшевистскую направленность, организовывали ли их представители белого движения или украинские атаманы…». (С. 19).

Но, во-первых, совершенно очевидно, что восстановить полную картину событий по документам и публикациям в печати тех лет не представляется возможным, прошло слишком много времени и далеко не все преступления «белых» и интервентов нашли отражение в документальных свидетельствах и печати. Во-вторых, автор в своих подсчётах, по сути, ограничивается только числом повешенных, расстрелянных, непосредственно убитых. Но ведь значительно больше людей было искалечено, получили ранения, умерли от ран и болезней, вызванных ранениями и бесчеловечными условиями содержания в тюрьмах и концлагерях. Разве они не являлись жертвами «белого» террора?

Профессор П.А. Голуб в своей работе «Белый террор в России (1918—1920 гг.)» (М.: Издательство «Патриот, 2006. С. 5), обобщив многочисленные архивные и другие источники, свидетельствует: «Попытка учинить российский „термидор” (т. е. Гражданская война и иностранная военная интервенция. — В.Ф.) … стоила нашему народу, по неполным данным, около 8 млн. убитых, замученных в концлагерях, умерших от ран, голода и эпидемий». Думается, что эта цифра, несомненно, ближе к истине. Кроме того, страна понесла огромные материальные потери. По оценкам экспертов, они составили астрономическую цифру — 50 млрд. золотых рублей. (См.: там же).
Попытки хотя бы в какой-то форме приравнять «белый» террор и «красный террор» также не выдерживают критики. Командовавший американскими оккупационными силами на Дальнем Востоке и в Сибири во время Гражданской войны в России генерал У.С.Гревс так высказался по этому поводу: «В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, и я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого убитого большевиками человека приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элементами». (Гревс У. Американская авантюра в Сибири 1918—1920. — М., 1932. С. 80).

Коме того, после Февральской революции в России, как известно, устанавливается двоевластие — Временное правительство и Советы. Их борьба закончилась тем, что Временное правительство, выражавшее интересы помещиков и капиталистов, было низложено. В результате Октябрьской революции Советы, избиравшиеся в трудовых коллективах, воинских частях и на собраниях (сходах) крестьян, стали единственной законной властью. Никакой другой легитимной власти в стране не существовало. «Белый» террор был самым настоящим кровавым террором разного рода самозванных правительств, опиравшихся на штыки интервентов, бандитских и полубандитских формирований, главнокомандующих, правителей и атаманов против единственной законной власти. Советы были крайне заинтересованы в обеспечении стабильности. «Красный террор» представлял собой самозащиту власти рабочих и крестьян от прежних эксплуататоров. Поэтому как-то отождествлять эти два совершенно различных явления нельзя.

Несмотря на те или иные недостатки книги И.С. Ратьковского, партийные пропагандисты и агитаторы найдут в ней много фактического материала для ведения разъяснительной работы среди широких слоёв трудящихся. Затем многие месяцы «белый» террор нарастал. Чтобы подтвердить эту оценку, приведём извлечение из Хроники за период с 28 октября 1917-го по 9 января 1918 года (включительно). Напомню, что «красный террор» был объявлен 2 сентября 1918 года Я.М. Свердловым в обращении ВЦИК и подтверждён постановлением Совнаркома от 5 сентября 1918 года как ответ на покушение на В.И. Ленина 30 августа, а также на убийство в тот же день председателя Петроградской ЧК М.С. Урицкого. До этого было немало случаев удивительного великодушия со стороны рабочих и крестьян. Будущих «вождей белого» движения сторонники революции отпускали под честное слово — не выступать с оружием в руках против Советской власти. Но часть из них не только не сдержала своё слово, но в дальнейшем запятнала себя даже сотрудничеством с гитлеровцами.

Печатается без каких-либо изменений в тексте.

Автор: В.Ф. Грызлов. Пресс-служба Кировского МО МГО КПРФ

ПОДЕЛИТЬСЯ: