По материалам публикаций на сайте газеты «Правда».

Выборы в Турции завершили многолетнюю конституционную реформу. Страна окончательно превратилась в суперпрезидентскую республику, а вновь избранный главой государства Реджеп Тайип Эрдоган получил неограниченные полномочия.

«Стерилизация» политического поля

25 июня в Турции внешне ничем не отличалось от обычных летних дней. На большей части территории страны — переменная облачность и тёплая погода. Начинается рабочая неделя, люди спешат на заводы, на стройки, в офисы… Однако, как бы банально это ни звучало, утром после выборов граждане проснулись в новой стране.

Именно после выборов окончательно вступают в силу поправки, принятые на референдуме больше года назад. А поскольку действующая власть одержала убедительную победу, никаких препятствий к этому нет. Парламентская республика, чьи основы были заложены ещё в 1920-е годы Кемалем Ататюрком, перестаёт существовать, уступая место не просто президентскому, а суперпрезидентскому режиму. В его центре будет стоять глава государства, более не стесняемый «помехами» вроде сильного парламента, независимой судебной власти или влиятельного генерального штаба — всех «сдержек и противовесов», предусмотренных прежним законодательством.

Назначение и снятие министров, вице-президентов, судей, армейского командования, введение режима чрезвычайного положения, инициирование референдумов — это лишь часть прав, которыми наделяется Эрдоган. Последний не просто объединил полномочия президента и премьер-министра — он приобрёл могущество, которым в Турции никогда не обладала вся исполнительная власть. Мало того, поправки позволяют президенту переизбираться сколь угодно раз.

Эрдоган и его окружение сделали всё возможное для своей победы. Информационное пространство, «зачищенное» после попытки переворота 2016 года, находилось под их полным контролем. Аналогичной «стерилизации» подверглось избирательное законодательство. Недавно внесённые изменения беспрецедентны. Если раньше отсутствие штампов Высшей избирательной комиссии на бюллетенях автоматически означало их недействительность, то теперь такой нормы не существует. Сотрудникам правоохранительных органов разрешается присутствовать внутри избирательных участков «из соображений безопасности». Эти же соображения позволяют расформировывать избирательные участки. Если губернатор провинции сочтёт уровень безопасности недостаточно высоким, урны для голосования будут попросту вывезены в другой, «менее опасный», район. Наконец, в ходе всей избирательной кампании действовал режим ЧП, дающий властям самые широкие полномочия по ограничению митингов, собраний и задержанию несогласных.

Заранее подготовив почву, власть перешла к решительным действиям. В апреле Эрдоган одобрил предложение Девлета Бахчели. Руководитель ультраправой Партии националистического движения (ПНД), вступившей в коалицию с правящей Партией справедливости и развития (ПСР), призвал к проведению досрочных выборов. Этот политический спектакль был продиктован несколькими причинами: стремлением как можно скорее дать ход конституционным поправкам; желанием успеть использовать националистический угар, спровоцированный военными операциями в Сирии и Ираке; за счёт «фактора неожиданности» нейтрализовать электоральный потенциал оппозиции; сыграть на опережение перед лицом разрастающегося экономического кризиса. С начала года турецкая лира обесценилась на 20%, стремительно растут цены. Совокупный внешний долг составляет 453 млрд долларов, впервые за много лет превысив половину ВВП.

Расчёты не подвели. «Народный альянс», в который вошли ПСР и ПНД, получил 344 места из 600. Его главный соперник — «Национальный альянс» в составе Народно-республиканской партии (НРП), «Хорошей партии» и «Партии счастья» будет иметь 189 голосов. Ещё 67 мандатов — у прокурдской Партии демократии народов. Что касается президентских выборов, то Эрдоган с 52,6% победил уже в первом туре. Вторым к финишу пришёл выдвинутый НРП Мухаррем Индже. В отличие от «Народного альянса», поддержавшего единого кандидата в лице действующего президента, оппозиция не смогла преодолеть разногласия. Три партии «Национального альянса» выдвинули трёх кандидатов, резко уменьшив свои шансы на успех.

Авантюризм и агрессивность

Как воспользуются Эрдоган и его окружение новыми возможностями? Одним из первых шагов президента стало решение не продлевать режим ЧП после религиозного праздника 19 июля. О реальном «ослаблении гаек», впрочем, говорить не приходится. У власти появилась масса других рычагов влияния, так что потребность в этой мере попросту отпадает. Репрессивная суть режима не меняется. Едва прошли выборы, аресты заподозренных в нелояльности возобновились с новой силой. 27 июня Генеральная прокуратура выдала ордеры на задержание 192 бывших и действующих военнослужащих. 29 июня вышло распоряжение арестовать около полусотни ранее уволенных полицейских, а 2 июля в столице и в провинциях прошли операции по задержанию 68 офицеров Командования сухопутных войск. Обвинения написаны как под копирку: всем задержанным инкриминируют тайные связи с движением богослова Фетхуллаха Гюлена, якобы стоящего за организацией переворота 2016 года.

Не стоит ждать и серьёзных изменений во внешнеполитическом курсе. Он останется таким же авантюристическим и агрессивным, отражающим экспансионистские стремления «анатолийских тигров» — новой турецкой буржуазии, сформировавшейся на базе мелких и средних предпринимателей внутренних областей страны. Во время предвыборной кампании Эрдоган сделал множество заявлений относительно планов на международной арене. «Мы продолжим работу по освобождению азербайджанских земель от армянских оккупантов, — грозил он. — Мы выступаем за новое легитимное правительство Сирии, с которым установим добрососедские отношения». Военные операции в Сирии и Ираке, по словам президента, будут продолжены. В подтверждение этого Эрдоган распорядился начать интенсивные бомбардировки позиций Рабочей партии Курдистана на севере Ирака.

Надежды некоторых российских аналитиков на сближение Москвы с Анкарой преувеличены. В отношениях с РФ Турция руководствуется чисто шкурническими интересами, делая шаги навстречу, лишь когда это выгодно её правящему классу. В тех же предвыборных выступлениях Эрдоган обещал защищать территориальную целостность Украины по вопросу Крыма. Ещё жёстче выразился министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, призвавший Запад усилить давление на Россию.

Показательна и та торжественность, с которой 12 июня в городе Эскишехир был открыт Трансанатолийский газопровод (ТАНАП), по которому азербайджанский газ будет поступать в Турцию и Южную Европу. На запуск проекта, являющегося конкурентом российскому «Турецкому потоку», был приглашён Пётр Порошенко. «Мы будем счастливы диверсифицировать наши источники энергии и получать газ из ТАНАП», — заявил он. В целом Анкара весьма активно способствует дрейфу постсоветского пространства от России.

Что касается «разрыва» с Западом, то здесь желаемое выдаётся за действительное не менее часто. Эрдоган и ПСР вынужденно прибегают к жёсткой риторике из-за антизападного настроя основного электората — верующих жителей сёл и небольших городов. Нельзя забывать и о «фирменном» методе турецкого режима: использовать политический шантаж для получения выгодных условий. В действительности внешнеполитический курс радикальных изменений не претерпел. Турция не собирается выходить из НАТО, а в стратегии «Видение 2023» говорится о стремлении страны войти в ЕС. К слову, открытие газопровода ТАНАП горячо поддержано Брюсселем. Как заявил вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович, это стратегически важное событие для энергетической безопасности Европы, поскольку создаёт альтернативу имеющимся (читай: российским) источникам сырья.

То же самое можно сказать о турецко-американских связях. «Турция остаётся важным союзником США и не примкнёт ни к одной силе, которая угрожала бы другим странам НАТО», — заявляет Чавушоглу. 11—12 июля ожидается встреча Эрдогана и Трампа на полях саммита НАТО. Источники в турецком руководстве не исключают, что после неё отношения двух стран пойдут в гору.

«Турция не уступит мраку!»

Несмотря на то, что после 24 июня Эрдоган получил неограниченную власть, стабилизации режима ждать нельзя. Даже официальные результаты последних избирательных кампаний показывают: почти половина населения не согласна с политикой властей. Учитывая, что непопулярные меры (приватизация, массовые увольнения и аресты), к которым руководство стало обращаться после подавления неудачного переворота, наверняка будут продолжены, несогласие может принять формы открытого протеста. По мнению турецких коммунистов, страна вступила в период острой нестабильности. И связано это не с фигурой Эрдогана, в которой, одинаково ошибаясь, одни видят спасителя, а другие — абсолютное персонифицированное зло. Дело — в капиталистической системе, демонстрирующей всё больше признаков кризиса.

В отношении последних событий Компартия Турции (КПТ) заняла чёткую позицию. Президентские выборы там призвали бойкотировать, назвав их частью конституционной реформы с заранее запрограммированным результатом. В парламентских выборах партия участвовать собиралась, но не была допущена Высшей избирательной комиссией. В результате 17 членов КПТ выступили как независимые кандидаты на общей платформе «Этот социальный порядок должен быть изменён». В условиях открытого давления больших успехов партия не добилась, но с её программой ознакомились тысячи участников организованных коммунистами митингов. Как считают в КПТ, пропаганда идей — главная цель компартий на выборах в буржуазном обществе.

Реальностью сегодняшней Турции, подчёркивают коммунисты, является то, что потенциал борьбы внутри установленной системы полностью себя исчерпал. Основные оппозиционные силы продемонстрировали беспомощность и нежелание бороться за изменение курса. Это действительно так. Главный соперник Эрдогана — Мухаррем Индже — поспешил поздравить его с победой, хотя и оговорился, что выборы были нечестными.

В КПТ возлагают надежды на народное движение, не связанное с «традиционными» партиями. Тем важнее размежевание с псевдолевыми силами, которые принимают существующий социальный порядок. «Наш путь — быть голосом масс и бороться с капитализмом, — заявляют в партии. — Наше требование — Социалистическая Республика Турция, где у власти будет рабочий класс».

Платформу «Этот социальный порядок должен быть изменён» коммунисты намерены превратить в стратегию широкого протестного движения. Перечислим наиболее важные её пункты. Все приватизированные за последние годы объекты должны быть национализированы, а ответственные за приватизацию — предстать перед судом по обвинению в госизмене. «Нужно наказать тех, кто передал страну на серебряном блюде денежным мешкам», — говорится в документе. Далее, коммунисты требуют заблокировать вывоз капитала и экспроприировать частные банки — эти «орудия паразитического класса». Долги трудящихся банкам должны быть списаны, поскольку кредиты душат людей. В особо тяжёлой ситуации находятся крестьяне, эксплуатируемые аграрными монополиями и связанными с ними банками.

«Порабощение» и «адские условия труда» — так характеризуют в КПТ положение рабочего класса в Турции. 8-часовой рабочий день и 5-дневная рабочая неделя должны соблюдаться жёстко и неукоснительно. Для повышения зарплаты до справедливого уровня в каждой отрасли необходимо создать комиссии из числа представителей самих трудящихся.

В строгие рамки должна быть введена религиозная пропаганда. Образовательные учреждения, не предоставляющие услуги светского образования, подлежат закрытию, а религиозные доктрины — исключению из программы. Кроме того, коммунисты призывают запретить партии, созданные на религиозной основе.

НАТО коммунисты называют чудовищной организацией, которая служит интересам империалистических держав. Анкара должна немедленно выйти из альянса, а также отозвать собственные военные силы, находящиеся за границей. Все эти требования КПТ намерена пропагандировать среди народных масс. «Турция не уступит мраку!» — говорится в её заявлении.

Компартия испытывает растущее давление со стороны властей. За последние месяцы были лишены свободы четверо членов ЦК КПТ, всё чаще с нападками на неё выступает Эрдоган, сравнивающий коммунистов с террористами. Однако всё это свидетельствует о растущем влиянии партии, которой не привыкать к борьбе в самых сложных условиях.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.