По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия».

На протяжении длительного времени Федеральная резервная система США проводила либеральную денежно-кредитную политику под названием «количественные смягчения».

В самый разгар финансового кризиса 2007–2009 годов американский Центробанк запустил программу количественных смягчений (КС), которая заключалась в том, что ФРС США стала активно скупать на фондовом рынке долговые бумаги – казначейские облигации, облигации полугосударственных агентств и ипотечные ценные бумаги. В результате как на дрожжах стал расти баланс Федерального резерва, а в обращение стали поступать все новые порции продукции «печатного станка» – долларов США.

Первый раунд КС начался в ноябре 2008 года. ФРС объявила о планах закупки облигаций спонсируемых государством компаний (Government Sponsored Enterprise – GSE) Freddie Mac, Fannie Mae и Ginnie Mae на сумму 100 млрд долл. Плюс к этому на сумму около 500 млрд долл. ипотечных ценных бумаг. Первый раунд КС был продолжен в марте 2009 года, когда ФРС расширила программу на 850 млрд долл. для покупки ипотечных облигаций и облигаций GSE. Кроме того, ФРС дополнительно выделила 300 млрд долл. на закупку долгосрочных казначейских облигаций. На первом этапе в общей сложности Федеральный резерв закупил на рынке бумаг на сумму без малого в 1,5 трлн долл.

Затем начался второй раунд (вторая программа) КС – с ноября 2010 года по июнь 2011 года. За ней последовал третий раунд (третья программа) КС – с сентября 2012 по октябрь 2014 год. Детали последующих двух программ для краткости я опускаю. Осенью 2014 года на программах КС была поставлена точка. Итого весь период политики количественных смягчений составил почти шесть лет. За это время валюта баланса Федерального резерва увеличилась с уровня, равного примерно 850 млрд долл., до 4,5 трлн долл.

Образно говоря, Федеральный резерв выступил в роли «пылесоса», который за несколько лет «засосал» с финансового рынка США различных ценных бумаг на общую сумму свыше 3,6 трлн долл. В расчете на год получается в среднем около 600 млрд долл., в расчете на месяц – около 50 млрд долл.

На такую же величину (3,6 трлн долл.) увеличился объем продукции «печатного станка» ФРС – долларов. Причем в американской экономике задерживалась лишь часть этой долларовой массы. По экспертным оценкам, преобладающая часть «зеленой массы» уходила за пределы США, растекаясь по различным международным рынкам и подпитывая экономики других стран.

Программы КС Федерального резерва были нацелены прежде всего на преодоление финансового кризиса и последующее восстановление американской экономики. Параллельно с программами КС Федеральный резерв использовал такое средство спасения и оживления американской экономики, как ключевая ставка. Накануне кризиса (в 2006 г.) ее уровень был поднят до 5,25% (таким образом Федеральный резерв пытался предотвратить перегрев экономики). А 16 декабря 2008 год она уже была опущена до «уровня плинтуса» – 0,00 – 0,25%. И на этой планке ключевая ставка находилась ровно семь лет.

Количественные смягчения и низкие ключевые ставки можно сравнить с лекарством для лечения тяжелобольной экономики. Однако никакое лекарство нельзя использовать бесконечно долго, так как нарастают побочные действия, способные спровоцировать другие, еще более тяжелые заболевания. Экономика, длительное время живущая на наркотике дешевых или почти бесплатных денег, имеющихся в избытке, теряет способность к развитию. К тому же, как выше было сказано, значительная часть денег достается не американской экономике, а экономикам других стран. Дешевые (почти бесплатные) деньги покидают Америку и устремляются на те рынки, где можно получить прибыль. Это в первую очередь рынки развивающихся стран. Кстати, дешевые доллары устремлялись и на российский рынок, где можно было без особого напряга получить хороший навар. Ведь Центробанк России держал ключевую ставку на планке выше 10%.

Понимая, что минусов от политики КС может стать больше, чем плюсов, Федеральный резерв осенью 2014 года прекратил дальнейшую скупку бумаг на рынке, а валюта баланса ФРС США замерла на планке 4,5 трлн долл. И на этом уровне показатель держался три года. Пока, наконец, в прошлом году тогдашний председатель Федерального резерва Джанет Йеллен не заявила, что с осени 2017 года американский Центробанк начнет постепенно освобождаться от избыточной массы ценных бумаг, накопившихся на его балансе за годы количественных смягчений. Макроэкономические показатели США свидетельствовали о том, что угроза дефляции миновала, а темпы экономического роста и уровень безработицы достигли приемлемых значений. Правда, в последние месяцы прошлого года продажи бумаг Федеральный резервом были чисто символическими – по несколько миллиардов долларов в месяц. При таких темпах «расчистка» активов ФРС США растянулась бы на весь XXI век. Думаю, что Джанет Йеллен желала красиво уйти со своего поста (она покинула кресло председателя ФРС США в январе 2018 г.) и не хотела допустить возможных обвалов в экономике. Почетную миссию расчищать авгиевы конюшни Федерального резерва она передала своему преемнику Джерому Пауэллу, который в начале нынешнего года заступил на пост руководителя американского Центробанка.

Новый председатель ФРС США прекрасно понимает, что американскую экономику надо обязательно «разминировать»: накопившаяся в ней денежная масса избыточна. Пока, к счастью, она абсорбируется финансовыми рынками, но если по каким-либо причинам на них начнется паника, деньги с финансовых рынков хлынут на товарные рынки и дефляция или слабая инфляция может быстро перерасти в гиперинфляцию.

Из двух инструментов ужесточения денежно-кредитной политики – продажи ценных бумаг и повышения ключевой ставки, Федеральный резерв до сих пор предпочитал пользоваться вторым. Было уже несколько повышений ставки: первое произошло 16 декабря 2015 года, всего при Джанет Йеллен было осуществлено пять повышений. Эстафету перехватил Джером Пауэлл. В июне 2018 года ставка была поднята на очередные 0,25 процентных пункта, в настоящее время она равна уже 1,75−2,0%. Это, между прочим, выглядит очень неплохо на фоне Европейского центрального банка, который с 2015 года держит ключевую ставку на нулевой отметке. У Банка Англии она равна +0,50%. А у Центробанков Японии, Швейцарии и Швеции ключевые ставки вообще находятся в минусе (соответственно, 0,10; 0,75; 0,50). Поскольку доллар США является валютой, занимающей монопольные позиции в мировой финансовой системе, то ФРС США не может позволить себе роскоши держать слишком долго ключевую ставку на уровне более низком, чем Центробанки других стран. Ибо это спровоцирует понижение курса доллара США по отношению к другим валютам, что может, в свою очередь, породить бегство от доллара. И так весь прошлый год доллар США обесценивался по отношению к ведущим западным валютам, а также к китайскому юаню. В настоящее время этот процесс прервался, доллар США весной текущего года начал расти. А Федеральный резерв для подкрепления доверия к «зеленой» валюте обещает, что в этом году повышения ключевых ставок продолжатся.

А вот с таким инструментом ужесточения денежно-кредитной политики, как распродажи ценных бумаг, у Федерального резерва возникает гораздо больше головной боли. Для начала отмечу, что на балансе ФРС немало «мусора», прежде всего, ипотечных бумаг. Их реализация на рынке может высветить камуфлируемые убытки, Федеральный резерв может получить по итогам года отрицательный финансовый результат. Пока еще толком никто не понимает, что такое убыточный Центральный банк.

За вековую историю существования ФРС США она впервые прибегла к масштабным количественным смягчениям, а как из них выходить, не знает. Это можно сравнить с ситуацией, когда человек сел за штурвал самолета, разогнал его и взлетел. У него это получилось, и, казалось бы, даже неплохо. А вот как совершить посадку, он не понимает. Он уже начал снижение, но дальнейшее сближение с землей его пугает. Некоторые центробанки также практиковали или продолжают практиковать количественные смягчения. Например, Европейский центральный банк и Банк Японии. Но эти центробанки пока пребывают в состоянии эйфории. Они, образно выражаясь, продолжают набирать высоту. О посадке они пока не задумываются. Примечательно, что весной этого года некоторые центробанки уже находились на большей высоте, чем ФРС США. Они имеют величину активов, которые они нарастили в ходе КС. К началу июня 2018 года активы ЕЦБ уже были равны 5,4 трлн долл., Банка Японии – 4,9 трлн долл., а Федерального резерва США – 4,3 трлн долл.

Обратим внимание, что Банк Японии стал практиковать наращивание своих активов путем покупки бумаг на рынке еще с начала нулевых годов. Правда, тогда даже не было даже понятия «количественные смягчения». Когда в мире начался финансовый кризис, Центробанк Японии продолжал свои количественные смягчения, которые, безусловно, амортизировали негативные эффекты кризиса. Создается такое впечатление, что Банк Японии и не собирается идти на снижение, он даже не заикается о возможности сворачивания программы КС. В отличие от ЕЦБ, руководство которого заявило, что программа КС будет свернута к осени текущего года. О планах расчистки своего баланса от бумаг (это в основном бумаги суверенных долгов стран – членов еврозоны) ЕЦБ пока никаких конкретных заявлений не делал.

Получается, что первопроходцем среди Центробанков в деле расчистки активов (сейчас появился специальный термин «нормализация активов») выступает Федеральный резерв. Операция опасная, похожая на расчистку заминированных полей от фугасов. В первом полугодии, по данным ФРС, американский Центробанк как «пылесос» засасывал по 30 млрд долл. «зеленой массы» ежемесячно. Во втором полугодии среднемесячный показатель может вырасти до 50 млрд долл. В целом за год может получиться около 0,5 трлн долл. Деньги будут засасываться не только из американской экономики, но также из экономик других стран. Капиталы с так называемых «развивающихся рынков» будут как магнитом притягиваться растущей доходностью американских ценных бумаг. Например, доходность десятилетних казначейских бумаг США пробила уже планку 3%. Это очень хорошо на фоне многих бумаг, эмитированных за пределами США.

Для России (как и многих других стран периферии мирового капитализма) нынешний курс ФРС США на ужесточение денежно-кредитной политики может очень серьезно аукнуться. Отток капитала из российской экономики наверняка ускорится. Со всеми отсюда вытекающими неприятностями (например, падение валютного курса рубля). Но еще большую неприятность может породить начатое «разминирование» баланса ФРС, которое в любой момент может спровоцировать кризис в американской экономике. Такой кризис неизбежно стал бы триггером, который спровоцирует вторую волну мирового финансового кризиса. Эта волна неизбежно накроет нашу экономику… Можем ли мы снизить, а может быть, даже исключить возможные негативные последствия для российской экономики нынешнего курса Федерального резерва на ужесточение денежно-кредитной политики? Конечно, можем. И первое, что надо сделать, – ввести ограничения на трансграничное движение капитала. Такие ограничения станут железобетонной стеной, которая защитит российскую экономику и от бегства капитала, и от второй волны мирового финансового кризиса.

Валентин КАТАСОНОВ

 Комментарий редакции: Собственно говоря, описанные в статье явления были вполне предсказуемы. Ведь капиталистическая экономика всегда характеризуется такой чертой как кризис. Другое дело, какую политику проводит российское руководство. Прилагает ли оно усилия, направленные на то, чтобы мировые финансовые потрясения не затронули Россию или , напротив, подставляет страну под удар? К сожалению, мы являемся свидетелями второго варианта. Ставка на «открытость» экономики фактически обескровливает российское народное хозяйство, подставляет финансовую систему под меч и т.д. Чего стоят упорный отказ от введения валютного контроля. А размещения государственных денежных ресурсов в американских ценных бумагах? А ориентация на установки ВТО? Фактически правительство наступает на те же грабли, на которое оно наступило в 1998 и в 2008 годах. Тогда подобные игры дорого обошлись для России. Похоже, они не извлекли никаких уроков. Да и зачем? Ведь власти выражают интересы криминально-компрадорской буржуазии. Её нынешнее положение вещей устраивает. Поэтому ожидать от них изменения политики не приходится. 

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.