Путин поддержал повышение пенсионного возраста

Известна фраза, что «большое видится на расстоянии». К месту, а чаще не к месту её употребляют, как правило, когда хотят уйти от действительного обсуждения тех или иных событий или личностей из сравнительно недавней истории, либо в попытках придать ложной значимости и раздуть фигуру какого-нибудь современного пигмея, которого де, по достоинству сумеют оценить только потомки. Но, как кажется автору этих строк, в нашей стране буквально несколько недель назад свершилось колоссальной важности событие, о котором, о значении и о последствиях, сказано удивительно мало. Тема, которая ещё так недавно владела умами, вполне возможно, осознанно уведена в тень так, будто бы всё уже сделано, сказано, а значит никакое дальнейшее обсуждение и осмысление не имеет значения. Речь идёт, конечно же, о пенсионной реформе.

3 октября, ровно три недели назад, наша последняя инстанция – президент Владимир Путин – подписала закон, согласно которому с 2019 года начнет повышаться пенсионный возраст российских граждан, женщины будут выходить на пенсию в 60 лет, а мужчины – в 65. Занятно, что ещё за сутки до этого, на совещании с правительством 2 октября глава государства заявил дословно следующее: «Очевидно, что от мероприятий по изменению пенсионной системы не будет никакого дохода. Наоборот, правительство должно будет профинансировать президентские поправки». Данная логика как минимум парадоксальна, если не абсурдна. В своём же собственном обращении от 29 августа Путин в качестве ключевой причины принятия решения о проведении пенсионной реформы указывал следующую: приоритетной задачей для государственного руководства в вопросе о пенсиях является их индексация и общее повышение для уже имеющихся на настоящий момент пенсионеров (чей совершенно нищенский доход – общеизвестный факт, и мало у кого вызывает сомнение то, что с этим нужно что-то делать). При этом, ввиду демографических изменений в стране, доля трудоспособного населения падает, так что средств в Пенсионном фонде становится всё меньше, что вызывает необходимость его непрерывного датирования из федеральных средств, которая в дальнейшем будет требоваться в уже совершенно непосильных объёмах — «Но ведь мы знаем, что постепенно наступит время, когда для индексации пенсий у государства не будет хватать средств. А затем и сама регулярная выплата пенсий может стать проблемой, как это уже и было в 90‑е». Поэтому нужно повысить пенсионный возраст, чтобы полученный за счёт этого доход направить на повышение благосостояния пенсионеров — «Предложенные изменения в пенсионной системе позволят не просто сохранить уровень доходов пенсионеров, но главное – обеспечить их устойчивый, опережающий рост».

Уже здесь довольно много нестыковок, которые можно бы было отдельно проработать, но не будем терять из вида главного: по словам всех ответственных чиновников, руководителей всех рангов, вплоть до президента, пенсионная реформа должна была дать средства для того, чтобы произвести индексацию пенсий темпами выше, чем темпы инфляции. В Министерстве труда ещё с июля стали говорить о том, что начиная с 1 января 2019 года этот процесс начнётся – и это было важным «пряником» для того, чтобы улучшить восприятие реформы в глазах старшего поколения. Пресловутая 1000 рублей, т.е. индексация на 7,05% при официальной статистике, определяющей инфляцию в 2018 на уровне 3-4%, должна была стать результатом перераспределения средств в Пенсионном фонде, возможным по итогам повышения пенсионного возраста.

Теперь же выходит, что по итогам всех операций всё равно государство, чтобы выполнить взятые на себя президентом обязательства, должно будет дополнительно изыскивать средства где-то ещё. Причём для профильных министров правительства на 2 октября это уже не новость. «Поправки, которые были внесены в ходе обсуждения законопроекта о пенсионных изменениях в Государственной Думе, требуют дополнительно выделения ресурсов… Минфин планирует увеличивать трансферты Пенсионному фонду РФ из федерального бюджета, объем этих дополнительных трансфертов в первое время составит порядка 100 млрд рублей в год. В целом потребуется дополнительно направить более 500 млрд рублей в течение следующих шести лет», — отчитался перед президентом первый вице-премьер Антон Силуанов, заверив, что соответствующие расходы уже предусмотрены в бюджете на следующий год.

Но, коль скоро это так, то, не беря в расчёт даже долгоиграющих последствий для экономики РФ в целом (особенно те, которые неизбежно произойдут из-за изменений на рынке труда и повышения предложения рабочей силы), просто с самой примитивной, бухгалтерской точки зрения реформа оказывается нонсенсом. При попытке сэкономить на итог был получен дефицит в 500 миллиардов. Объяснений здесь может быть только два.

Первое: как и говорят многие эксперты, уже на начало 2018 года в ПФР была такая громадная дырка, которую невозможно было заделать теми ресурсами, которыми реально обладала власть, и которая грозила полным коллапсом пенсионной системы уже в самом скором будущем, так что любые экстренные меры, позволяющие уйти от этого сценария, сделались для руководства страны насущной необходимостью. Второе: первоначальные плановые показатели для реформы, при которых всё сходилось, пришлось пересмотреть в такой спешке, что для них просто не успели провести своевременно никаких детальных расчётов. Не исключено, что, в известной мере, верно, как первое, так и второе.

Перемены в реформу вносились лишь единожды – персонально президентом, понижающие планку возраста выхода на пенсию для женщин с 63 до 60 лет. Об этом Путин объявил на всё том же обращении 29 августа – весьма сумбурном, особенно с точки зрения подготовки: объявленном внезапно, прошедшим в непраймовое время посреди буднего дня в среду, что совершенно нетипично для телеобращений к народу Национального лидера, равно как и общий извинительно-просительный тон. Почему это произошло? Первая причина – близившийся Единый день голосования 9 сентября, где Единая Россия, несмотря ни на что, всё равно в итоге имела очень серьёзные проблемы, о чём мы ещё скажем ниже, но могла получить и ещё большие. Вторая, рискну предположить, в следующем: решение о корректировке возраста выхода на пенсию для женщин было озвучено ровно за трое суток до второго митинга на проспекте Сахарова, против повышения пенсионного возраста, организованного КПРФ. Масштабы первой акции, прошедшей 28 июля, оказались для власти полной неожиданностью – ничего подобного страна не видела в смысле массового протеста со времён 2011 года. Причём во главе стояли не пусть и несистемные, но либералы, принципиально, доктринально неспособные поставить под сомнение истинные основы сложившейся в России системы власти, потому как она базируется на сложившемся за 1990-е и начало 2000-х распределении собственности, а коммунисты. Вторая волна обещала быть (и стала) ещё масштабнее, что могло привести к крайне нежелательным последствиям, особенно в регионах. Если к протесту белой ленты некогда провинция относилась скорее негативно, то вышедшие под красными знамёнами люди с лозунгами социальной справедливости и реального народовластия могли вызвать совершенно иной отклик. В России де факто наметился критический раскол в обществе с силу классового антагонизма: в своих собственных интересах меньшинство, так и так не зависящее в своих планах на будущее и, в том числе, на старость от страховой пенсии, не столько убеждало, сколько прямо принуждало явное большинство тех, кому она была совершенно необходима, затянуть пояса. Именно так трактовали происходящее коммунисты – и этот тренд, это понимание, эта линия могла стать в стране основной. Инициаторам реформы и политическому руководству в целом необходимо было как можно скорее отыскать клапан для спуска пара, иначе можно было получить одновременное обострение обстановки и в центре, и на местах, при общем недоверии ко всем институтам и инстанциям (ведь даже президент, на чьей популярности постоянно выезжает господствующая клика, открыто обещал во время второго срока не повышать пенсионный возраст, а теперь отказался от своих слов). И такой механизм был найден.  При этом существенно пострадал и был растрачен такой ключевой для устойчивости системы ресурс, как авторитет президента. Разговоры о том, что «Путин уже не тот», что он стал по-другому восприниматься, велись и раньше, в основном в форме досужих спекуляций не более того. Сегодня это реальность. Она имеет и статистическое выражение в форме падения рейтинга, и иное, более тонкое. Акценты образа сместились. То, что раньше смотрелось брутально-мужественным, теперь вызывает недоумение и отторжение. Что знаменитое «замочим в сортирах», что «мы попадём в рай, а они просто сдохнут» – это явления одного порядка, фразы, которые уместно бы было приписать какому-нибудь герою голливудского боевика, собирающемуся идти и надирать задницы плохим парням. Но только в начале 00-х Путину верили, теперь же вся страна знает – он не держит слово, даже совершенно однозначно и публично данное.

Можно ли в свете вышесказанного, как это делают теперь некоторые, говорить о том, что действия КПРФ и тех, кто пошёл за партией, не возымели никакого эффекта? Нет! Это явная, больше того, намеренная ложь. Массовый уличный протест – и именно он, является в текущих условиях наиболее действенным средством из тех, что доступны народу для защиты своих прав и интересов. О вооруженной борьбе говорить в реалиях 2018 просто бессмысленно, такое потенциально мощнейшее средство, как стачка, де факто не может быть использовано ввиду критической слабости реального профсоюзного движения, засилья штрейкбрехерской шмаковщины (к слову, в очередной раз ярко показавшей себя и в период баталий по пенсионной реформе, где сперва делались громкие и даже очень заявления, а затем они обернулись полным пшиком и тотальной профанацией). Все юридические каналы воздействия либо игнорируются властью – так красивая и масштабная акция Сути времени с миллионом подписей, доставленных в администарцию президента, не получила никакого продолжения, либо блокируется ею.

Здесь есть смысл сказать о том, на что надеялись (хотя и не очень верили) миллионы граждан России – о референдуме. Неоднократно, в том числе со ссылкой на зарубежный опыт, показывалось, что вопрос был достаточно значимым, чтобы быть вынесенным на всенародное голосование, имел для этого вполне подходящую форму. Что до желания людей, то даже по опросу Левада центра 77% россиян, если бы голосование состоялось, высказались бы за то, чтобы сохранить дореформенные показатели и для мужчин, и для женщин. Тем не менее, 17 октября 2018 Центральная избирательная комиссия полностью прекратила подготовку к референдуму по пенсионной реформе по всем одобренным вопросам из-за истечения предусмотренных законом сроков. Об этом сообщает Интерфакс со ссылкой на проект постановления центризбиркома. Идея была целенаправленно удушена властью при помощи сочетания методов провокации (превентивное создание фейковых региональных подгрупп по проведению референдума до КПРФ и других политических партий, которые далее саботировали всякую работу) и юридической волокиты. Да, теперь КПРФ готовит к внесению в Госдуму проект поправок к закону о референдуме. Подаются иски в суд. ЦИК признаёт несовершенство имеющейся законодательной базы. Но это уже не имеет особенно значения, тем более, что и у судебных процессов, и у законотворческой инициативы Компартии перспективы достаточно сомнительные. Де факто на сегодня референдум как форма волеизъявления граждан в России мёртв, он не существует.

Какие выводы из этого можно сделать?

Первый приведён выше – нет ничего, никаких других инструментов, доступных не представителям тех или иных кланов элиты, а народным массам, для влияния на принимаемые решения, чем уличный протест – и чем он будет многолюднее, тем лучше. Второй: коль скоро основной силой, которая если не приняла внутри себя решение о претворении в жизнь реформы, то была главным орудием в её политической подготовке, является партия власти – Единая Россия, то любые выборы, в которых она участвует, есть теперь наш референдум! Любое голосование, где выдвигается кандидат от власти – возможность выказать наш вотум недоверия! В стране вызрело понимание того, что единороссы это даже не просто «жулики и воры», а подлинные враги народа, чьи интересы прямо противоположным таковым большинства. Весь вопрос: можно ли их бить? Да, можно! Мы наглядно видели это 9 сентября, наблюдали это и позднее. Чуть более двух недель осталось до того момента, как, наконец, после всей невообразимой массы препонов 11 ноября 2018 состоится второй тур выборов главы республики в Хакасии. Не за горами и повторные выборы губернатора в Приморском крае, которые пройдут 16 декабря 2018. Чего только не делала власть для того, чтобы не допустить победы коммунистов! Просто перечислим то, что они предприняли, так сказать, без комментариев:

Хакасия: после того, как стала явной неизбежность второго тура и обозначились хорошие шансы на победу в нём Валентина Коновалова, последовательно снимаются с выборов действующий глава региона Виктор Зимин, затем кандидат от Справедливой России Андрей Филягин, а после и последний оппонент – претендент от Партии Роста Александр Мяхар. Параллельно Мяхар успел подать иск в суд о снятии Коновалова с выборов, подала фактически на самих себя заявление в прокуратуру и ЦИК Республики Хакасия. Только после того, как скандал вышел на федеральный уровень, вмешалось центральное руководство КПРФ, дал свой комментарий ЦИК РФ, Верховный суд Республики прекратил производство по делу кандидата от Компартии.

Приморье: непосредственно на выборах 9 сентября имели место грандиозные, не имеющие аналогов в истории РФ последних лет подтасовки и махинации, по итогам которых победу якобы одержал ВРИО губернатора края Андрей Тарасенко. После серии акций протеста во Владивостоке, а также по мере накопления документально подтверждённых данных о фальсификациях, дело получает широкий резонанс. 20 сентября 2018 года Избирательная комиссия Приморского края, вместо того, чтобы отменить результаты выборов на тех участках, где был зафиксирован ввод ложных данных в систему ГАС Выборы (что обеспечило бы победу кандидата от КПРФ Андрея Ищенко) отменила, по рекомендации Центральной избирательной комиссии, результаты выборов вообще. 26 сентября 2018 года Тарасенко ушёл в отставку и снял свою кандидатуру с будущих выборов, его место занял экстренно переброшенный с поста губернатора Сахалинской области Олег Кожемяко.  28 сентября Кожемяко сообщил, что примет участие в предстоящих выборах главы региона как самовыдвиженец. Специально для обеспечения его участия в выборах в качестве самовыдвиженца, 27 сентября Избирком края внёс в Законодательное собрание региона проект законодательного акта, разрешающего самовыдвиженцам принимать участие в губернаторских выборах, что ранее было разрешено только представителям политических партий.

Одним словом, давление было колоссальное. Мы выдержали его! В настоящее время у обоих кандидатов-коммунистов высокие шансы выиграть и возглавить свои регионы. Расслабляться ещё нельзя, дело надо довести до конца, но кое-какие выводы сделать можно уже теперь. Важнейший – смена власти в регионах путём выборов возможна, если проявлять должные упорство и смелость, быть готовыми не только голосовать, но и защищать свою выраженную в бюллетене волю действием. Второй – именно КПРФ является той действительной оппозицией, которую не переваривает существующая система. Для сравнения кандидаты от других формально оппозиционных партий, например ЛДПР, которые одержали верх над единороссами, не столкнулись и с мало толикой того, что мы только что перечислили на примере Хакасии и Приморья. Во Владимирской области кандидат от партии Жириновского откровенно подыгрывал своему основному сопернику, но всё равно победил, как из-за народного негодования против ЕР (а кандидат от КПРФ Максим Шевченко из-за фильтра допущен до выборов не был), так и из-за весьма мягкого сопротивления со стороны органов власти разных уровней.

Возможностей продемонстрировать своё неприятие единороссам, в том числе и «загримированным» под самовыдвиженцев, будут достаточно – и в довольно близком будущем. Только за одну неделю в конце сентября – начале октября 2018 были отправлены в отставку президентом, или ушли по другим причинам семь губернаторов и глав регионов. 11 октября всего за одни сутки трое руководителей регионов объявили о сложении полномочий: это губернаторы Забайкальского края, Курской области а также глава республики Башкирия. Соответственно, во всех вышеперечисленных случаях ВРИО руководителей субъектов федерации должны будут легализовать свой статус через выборы в следующем году. Не позволим им этого сделать! Власть рассчитывает на нашу короткую память, на то, что волна негодования как поднялась, так и уляжется. На неорганизованность, на отсутствие выдержки. Они полагают, что народ смирился, что протест окончился ничем.

В действительности, господа, ничего ещё не кончено!

Мы должны и мы способны сделать протест перманентным! Заставить господствующий класс повсеместно – в любых областях России, во всех своих инициативах и решениях сталкиваться с не просто ропотом, но непрерывным отпором! Эти три слова «упорно», «непрерывно», «повсеместно», должны сделаться нашим девизом. Всякий стратег знает – невозможно быть одинаково сильным везде и одновременно. Где-нибудь им придётся отступать, уступать, идти на компромисс. Даже и небольшие толчки могут раскачать, а затем и опрокинуть лодку, если накопится необходимая амплитуда.

Мы продолжаем борьбу!

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.