По материалам публикаций на сайте газеты «Советская Россия».

Наводнению в Иркутской области присвоен статус чрезвычайного события федерального значения… А траур, много дней спустя, объявлен региональным актом

 12 июля в регионе зажигали поминальные свечи. Это был день траура. Мощнейшее наводнение унесло жизни 25 человек. По ним скорбели иркутяне. В области были отменены все развлекательные мероприятия. 

Депутат Госдумы фракции КПРФ иркутянин Михаил Щапов выразил соболезнования семьям и близким погибших земляков. Он подчеркнул, что от стихии пострадали жители Нижнеудинского, Куйтунского, Тулунского, Чунского и Тайшетского районов. По его словам, разрушительная стихия нанесла огромный ущерб региону. Он оценивается, по предварительным подсчетам, почти в 20 млрд рублей. Затопленными оказались более 100 населенных пунктов, разрушено более 10 тыс. домов, в которых проживало около 35 тыс. человек, из них 8 тыс. – дети. Произошедшему присвоен статус чрезвычайной ситуации (ЧС) федерального уровня.
Отметив, что в некоторых СМИ описания трагического события изобилуют недостоверной и противоречивой информацией, М. Щапов считает необходимым напомнить ход событий.

Никто не останется без крыши над головой

– 25 июня в нескольких реках Иркутской области, протекающих в горах, начал подниматься уровень воды. Первый удар паводка приняла на себя Тофалария, населяемый тофами район, представляющий собой труднодоступную горную местность. Затем паводок стал спускаться в Нижнеудинск, в Тайшетский район. В тот же день в зонах подтопления был введен режим чрезвычайной ситуации, начались мероприятия по эвакуации людей, спасению домов. 28 июня в реке Ия резко поднялась вода, в ночь с 28 на 29 июня ее уровень превысил высоту дамбы города Тулун, Ия стала заливать дома. 29 июня вода в реке поднялась до 14 метров, что на 4 метра выше дамбы. Это был самый высокий уровень подъема воды за последние 180 лет.  

– Люди говорят, что их не предупредили о надвигающейся большой воде… 

– То, насколько своевременно были оповещены люди, насколько полно были проведены защитные, спасательные мероприятия, покажет расследование. Оно сейчас ведется соответствующими органами. Ни в коем случае нельзя не учитывать, что оказавшиеся в зоне подтопления районы, города практически не располагали возможностями для оперативного реагирования. В последние годы все было чрезмерно «оптимизировано». 

После первичной оценки масштабов бедствия власти области приняли решение о помощи населению. Каждому пострадавшему выплачено по 10 тыс. рублей единовременной помощи на неотложные меры. Людям требовались наличные деньги на первый случай, а их кошельки остались в затопленных домах. Помимо десятитысячной выплаты, пострадавшие имеют право на денежную выплату от 50 до 100 тыс. рублей за утраченное имущество. На ее получение уже написано 8 тыс. заявлений, около 3 тыс. человек получили эту компенсацию.

– Есть слухи, что эти деньги выдаются взамен утраченных домов. Это так?

– Нет, не так. Эти выплаты жители, потерявшие жилье, получают не взамен домов, а вместе с домами. Дома, жилье они получат обязательно, а деньги могут потратить на одежду, бытовые вещи.

– Народ активно откликнулся на беду пострадавших от наводнения, собирают им вещи, деньги.

– Иркутская катастрофа всех потрясла. Люди сплотились, организовались на оказание помощи. Откликнулись все жители Иркутской области. Появились пункты приема вещей, открыты расчетные счета для сбора денег. Через эти пункты собрано и отправлено в места, где бушевали реки, сотни тонн помощи. Люди несут продукты, одежду, питьевую воду, средства гигиены, лекарства. Сотни волонтеров – взрослые, подростки, пенсионеры – работают в этих пунктах, пакуют коробки, пакеты. Отряды волонтеров работают в местах подтопления, разбирая завалы, разгружая и сортируя гуманитарную помощь.

Помощь приходила со всех регионов России, из-за рубежа, многие трудовые коллективы направляли и продолжают направлять людей для оказания помощи в местах, где произошла катастрофа.

– В сетях пишут, что в больницах полно больных, раненых.

– К сожалению, даже в эти напряженные дни не обходится без лжи. Некто распространил видеоролик, в котором говорилось, что погибших были сотни, а раненых, заболевших – тысячи. Но мы точно знаем, что погибло 25 человек, а в больницах – около 500 человек, и это не только раненые, но и обычные больные. Большой заслугой медиков, которые приехали к нам, является то, что они спасают население от эпидемий. Эта работа хорошо поставлена. Военные пекут хлеб и бесплатно раздают людям.

– Кому ж нужно вранье?  

– Тому, кто хочет посеять панику и вызвать у людей недовольство. Подобное происходило в мае, когда бушевали пожары. Тогда тоже некоторые журналисты, блогеры распространяли информацию о том, что властями Иркутской области и МЧС не принимаются меры по предотвращению пожаров, что есть погибшие, что якобы скрывается информация о горящих поселках. Это реалии нашего времени, когда одни люди помогают, собирают деньги, разбирают завалы, а иные используют ситуацию для каких-то других целей. Мы ожидаем от правоохранительных органов, что они разберутся со всеми фактами провокационных фейков.

– Какие настроения у людей?

– Разные. Многие ж остались без ничего, предстоит жизнь начинать с нуля. Их это пугает, угнетает, некоторые начинают искать виновных в несчастье. Мы будем им помогать, и делаем это сейчас всем миром.          

– Высказываются разные мнения о причинах мощности паводка. Якобы он мог бы быть не столь сильным и разрушительным, если бы не было хищнического безалаберного истребления лесов, если бы русла рек очищались да строились дамбы грамотно.

– Я пока поостерегся бы от каких-то выводов. Думаю, надо дождаться вердикта профессионалов, они сейчас анализируют причины нашего наводнения. 

А то, что у нас непорядок в лесу, мы об этом постоянно говорим. И то, что Лесной кодекс у нас не соответствует тем задачам, которые на него возлагаются, – это факт.

– Какие, по-вашему, надо внести в него поправки, чтобы документ был действенным?

– В идеале его надо вообще сменить и вернуться к тому, что хорошо работало в Советском Союзе. Если советский вариант кому-то в правительстве не нравится, то можно обратиться к опыту других стран, где тоже много лесов и рачительно ими распоряжаются. Например, в Беларуси. Не все в порядке и с руслами рек. В целом нужны системные меры по защите природы, по контролю за изменениями, происходящими в ней. Но эти меры правительством, к сожалению, сдерживаются. Дождемся, что скажут профессионалы о паводке, экспертизы ведутся.

– Сейчас проблема грамотно выбрать участки, территории для строительства утраченных домов, чтобы они находились вдалеке от зон, которые могут подвергаться затоплению при разливах рек… Как в области эта работа ведется?  

– Все руководство региона, и председатель правительства, и губернатор, и министры, и председатель правительственной комиссии Мутко работают на пострадавших территориях. Они выявляют, какие дома можно восстановить, и сколько придется построить заново. Разумеется, они подбирают площадки для строительства. Компетенций у правительства достаточно. Все-таки наш губернатор Сергей Георгиевич Левченко – строитель по образованию. На него возлагаем большие надежды, думаю, он сделает все профессионально.

Губернатор постоянно встречается с народом, убеждает, что в беде никто не будет брошен. Всех заверил, что без крыши над головой никто не останется, что все нуждающиеся получат временные жилые помещения. В самое ближайшее время будет принято решение о выдаче сертификатов на покупку жилья тем, кто захочет уехать в другой район, город. Желающим остаться в своем поселке будут строиться дома. Людям предоставляется право выбора.

– Оказалось, что в пострадавших районах ряд граждан не были прописаны в тех домах, где они жили. А без прописки не могут получить компенсации, пособия, которые им полагаются. Можно ли им помочь?

– Да, такие проблемы есть. Есть и другие случаи, когда имущество не было зарегистрировано, и документов на него никаких нет. А для выплат нужны основания. Правительство РФ выделило области на выплаты людям 2,3 млрд рублей, но давать деньги под честное слово никто не будет. Надо разбираться, как быть. Во всяком случае, руководство области знает, что такая проблема есть, и региональное правительство продумывает возможности.

Сейчас властями Иркутской области детально оценивается ущерб и подготавливаются проекты по восстановлению и строительству домов. Хочется вернуть людям радость жизни.

Интервью вела

Галина ПЛАТОВА

По последним
 данным

Еще один человек объявлен в розыск в зоне наводнения Иркутской области, общее число пропавших без вести составило 11, сообщили агентству «Интерфакс» в пресс-службе Главного управления МЧС по региону.
Всего с начала наводнения живыми нашли 38 человек.
По последним данным, жертвами наводнения стали 25 человек.
С 25 июня наводнение затронуло 107 населенных пунктов Иркутской области. Паводок повредил более 10 тысяч жилых домов, в которых проживали более 34 тысяч человек. Свыше 3,5 тысячи домов оказались полностью разрушены. Больше всего пострадали города Тулун и Нижнеудинск.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.