По материалам публикаций на сайте газеты «Правда».

Автор статьи — Виктор Василенко

10 сентября исполнилось десять лет с того дня, когда Дмитрий Медведев в роли президента РФ обнародовал послание стране и народу «Россия, вперёд!».

ГЛАВА государства достаточно трезво оценил в нём положение, в которое завели Россию почти два десятилетия капиталистических «реформ» и восемь лет президентства Путина (разумеется, о причинно-следственных связях он ни намёком не упоминает). Примитивная сырьевая экономика, далеко не удовлетворительное качество жизни народа, негативные демографические тенденции, хроническая коррупция, застарелая привычка полагаться в решении проблем на заграницу. Он ставит резонный вопрос: «Есть ли у России, перегруженной такими ношами, собственное завтра?» И президент определил задачи, которые, исходя из его высказываний, можно сформулировать так: преодолеть отсталую сырьевую ориентацию экономики, в экспорте определяющую роль должны играть новейшие технологии и продукты инновационной деятельности; поднять уровень жизни народа; остановить негативные демографические тенденции — и, как итог, вывести Россию на качественно новый уровень развития…

Уместно вспомнить, что в самом начале 1930-х годов Сталин призвал страну за десятилетие преодолеть вековое отставание от ведущих капиталистических государств. И уже к концу десятилетия Советский Союз вышел по промышленному развитию на передовые позиции в Европе. Президент Медведев тоже вспомнил о выдающемся достижении сталинского периода правления в модернизации экономики, но недвусмысленно дал понять, что методы тех лет для него категорически неприемлемы.

Что ж, самое время оценить, насколько эффективными оказались те методы, которые для него приемлемы, каковы результаты десятилетнего движения России вперёд под руководством г-на Медведева — сначала главы государства, потом главы правительства?

Дмитрий Анатольевич, как известно, всегда очень оптимистичен. Даже говоря пенсионерке, что у власти «денег нет», чтобы поднять пенсии на уровень, обеспечивающий хоть сколько-нибудь достойную жизнь, он жизнерадостно присовокупил: «Хорошего настроения!» Оптимистично он не раз оценивал и ход исполнения своего президентского послания к стране.

ЕЩЁ В БЫТНОСТЬ главой государства, Медведев на Петербургском экономическом форуме победно заявил: «После коллапса Советского Союза и его плановой экономики наша страна совершила огромный прогресс в развитии».

В 2013 году он, уже как глава правительства, резко обрушился на тех, кто говорит о сырьевой зависимости России: «На самом деле это утверждение никак не отражает реальную картину нашей экономики, которая основана на промышленном производстве».

В 2016 году Медведев заявил в телевизионном интервью: «Мы смогли развить сельское хозяйство до такого уровня, что сами себя кормим. И не только кормим, но мы ещё и поставляем зерно и целый ряд других продуктов на экспорт… наверное, не все это помнят и знают, но Советский Союз зерно закупал в огромных количествах. Нам наши политические оппоненты говорят: вот какое было сельское хозяйство в советский период! Да какое было сельское хозяйство?! Еды не было!»

…Тут стоит сделать небольшое отступление. В послании «Россия, вперёд!» поставлена и такая задача: «Многое ещё предстоит сделать для защиты нашего исторического наследия от искажения и политических спекуляций». Как он сам следует своему же призыву, красноречиво свидетельствуют два из трёх приведённых выше высказываний. В оценке советского прошлого он допускает столь вопиющие, политкорректно говоря, «неточности», что возникает сомнение: всё ли в порядке с логикой и фактами?

Конечно, как истый либерал он может не верить данным прошлых лет, которые свидетельствуют, что, пока советская экономика была плановой, наша страна по темпам роста опережала самые развитые страны Запада. Но ведь премьер-министр Великобритании М. Тэтчер для Медведева совсем своя. Однако и она, выступая в Хьюстоне в ноябре 1991 года, уже после победы контрреволюции в нашей стране, дала совершенно иную оценку советской плановой экономике: «Советский Союз — это страна, представлявшая серьёзную угрозу для западного мира. Я говорю НЕ О ВОЕННОЙ УГРОЗЕ… Я имею в виду УГРОЗУ ЭКОНОМИЧЕСКУЮ (выделено мной. — В.В.). Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта у него был примерно в два раза выше, чем в наших странах».

Что касается того, какое было сельское хозяйство и была ли еда, то напомню тем, кто не помнит, включая главу правительства, что по душевому потреблению семи из десяти основных видов сельскохозяйственной продукции Советский Союз в конце 1980-х годов входил в первую мировую шестёрку. Мы несколько отставали только в потреблении плодов и ягод, растительного масла и мяса. Что касается первого, то полагаю: дело в том, что в этом показателе не учитывалось потребление продукции своих садовых участков (наша семья, имея обычные шесть соток, только за счёт своих яблок выполняла годовую медицинскую норму потребления фруктов, а съедали ещё и килограммов 60 вишен и черешен, килограммов по 30 винограда и слив — и это потребление нигде не учитывалось). Что касается мяса, то да, от ряда стран мы значительно отставали, но Советская власть немало делала, чтобы улучшить этот показатель. Зерно импортировали именно для развития животноводства; для людей пшеницы хватало с избытком — стыдно вспоминать, но каждую неделю люди выбрасывали огромное количество недоеденного хлеба…

Впрочем, будем объективны, господин Медведев искажает ради политических спекуляций не только прошлое. В рапортах об успехах нынешней власти «неточностей» не меньше.

В 2009 году, когда он в послании «Россия, вперёд!» поставил вопрос «ребром»: «Должны ли мы и дальше тащить в наше будущее примитивную сырьевую экономику?» — доля групп «минеральные продукты» и «металлы, драгоценные камни и изделия из них» составляла в сумме 80,2%. В 2018 году этот показатель действительно сократился — на… 3,2%, но фактически уровень сырьевой зависимости экономики остался почти прежним, потому что существенно вырос объём экспорта зерна, которое тоже сырьё. А доля группы «машины и оборудование, транспортные средства» и впрямь выросла — на… 0,5%. Подчеркну: за девять лет. Нужно обладать неконтролируемой фантазией, чтобы узреть в этом «огромный прогресс».

А ВОТ в общем объёме импорта, несмотря на все призывы к импортозамещению, доля группы «машины и оборудование, транспортные средства» с 2009 по 2018 год не только не сократилась, но увеличилась: с 43,4% до 47,3% (в миллиардах долларов — в полтора раза). Конечно, и в советское время при Сталине для проведения индустриализации было импортировано огромное количество машин и оборудования для строившихся заводов. Только вот через девять лет после начала той индустриализации удельный вес импортной продукции составил 0,7%.

А с «новой индустриализацией», решаемой методами господина Медведева, получилось «как всегда». Он провозгласил её в бытность главой государства в 2011 году на успешном тогда хабаровском заводе «Амуркабель». Банкротство «Амуркабеля» в 2014 году стало символом банкротства всей индустриализации по-медведевски. И после объявленного Медведевым «огромного прогресса», в 2018 году, скажем, производство кузнечно-прессовых машин уступало советскому показателю почти в 8 раз; производство металлорежущих станков — примерно в 20 раз; производство станков с числовым программным управлением — более чем в 25 раз…

Что касается сельского хозяйства. Делать критерием положения дел в нём продажу зерна за рубеж более чем странно. Экспорт пшеницы и в царское время, и в нынешнее происходит под девизом: «Недоедим, но продадим». В 1986—1990 годы среднегодовое производство зерна в РСФСР было 104,3 миллиона тонн (были и более благополучные периоды). При этом страна ещё закупала зерно. В 2018 году в России было получено 113,3 миллиона тонн зерна, при этом за рубеж продали 44 миллиона тонн пшеницы, причём, по единодушному мнению специалистов, наиболее высокого качества. Так когда же у граждан России было больше еды? И когда она была лучше?

По целому ряду важнейших показателей развития сельского хозяйства Россия не только не продвинулась вперёд по сравнению с советскими временами, но далеко отстаёт от них: по количеству тракторов на 1000 га пашни, зерноуборочных, картофелеуборочных комбайнов и свеклоуборочных машин на 1000 га посевов, а также по общим энергетическим мощностям на гектар, поголовью всех видов скота, производству молока и так далее… Ну а относительно утверждения, что ныне «мы себя кормим», то и здесь «неточность». В 2018 году в общем импорте в Россию доля группы «продукты питания и сельскохозяйственное сырьё» составила 12,9% — это третье место после групп «машины, оборудование и транспортные средства» и «продукция химической промышленности». Кстати, по этой группе доходы от экспорта составили 24,9 миллиарда долларов, а расходы по импорту — 29,6 миллиарда.

Призывая «Россия, вперёд!», президент Медведев деликатно заметил, что «на уровне глобальных экономических процессов влияние России, прямо скажем, не так велико, как нам бы хотелось». И как же далеко в этом отношении продвинулась наша страна за прошедшее с тех пор время?

ИНТЕГРАЛЬНЫМ показателем развития экономики власти России считают валовой внутренний продукт. Росстат свидетельствует («Россия в цифрах. 2019»), что в прошлом году российский ВВП по отношению к 2010 году, когда «план Медведева» начал претворяться в жизнь, составил 108,7%. В том же издании приведены данные, из которых следует, что среди девяти стран СНГ это восьмой результат. Такое «продвижение» плохо согласуется со словами Медведева об «огромном прогрессе», зато полностью соответствует призыву в его послании «спешить не будем».

Думается, нет необходимости вспоминать о каждом обещании послания «Россия, вперёд!». Тем более что многие из них на фоне реальных действий российской власти воспринимаются сегодня как образчики чёрного юмора. Например, «изобретатель, новатор, учёный, учитель… станут самыми уважаемыми людьми в обществе. Получат от него всё необходимое для плодотворной деятельности»; «политическая система будет обновляться и совершенствоваться в ходе свободного соревнования открытых политических объединений»; «мы будем повышать эффективность социальной сферы по всем направлениям, уделяя повышенное внимание задачам материального и медицинского обеспечения ветеранов и пенсионеров».

Чуть ли не единственная задача, обозначенная в воззвании господина Медведева, которая решается по-настоящему эффективно, — это изживание «распространённых в обществе патерналистских настроений, уверенности в том, что все проблемы должно решать государство». Думается, в последнее десятилетие «тандемократии» патерналистские настроения изжиты в очень и очень значительной степени, поскольку все чувствуют на себе, что народ из объекта заботы государства всё больше (хотя не раз казалось, что больше уже некуда) превращается в объект поборов: как метко отметил обозреватель «Правды» по вопросам экономики Александр Дьяченко, «люди стали новой нефтью для Кремля». Разумеется, в таких условиях все программы повышения качества жизни (если иметь в виду жизнь не олигархов и чиновников, а народа) нацелены лишь на услаждение слуха электората. Об этом свидетельствуют и официальные данные: если в 2009 году ниже уровня прожиточного минимума в России влачили существование 18,5 миллиона человек, то в 2018-м — 18,9 миллиона.

И ПОТОМУ целиком закономерно, что начисто провалена и поставленная Медведевым задача остановить вымирание населения России. В 2009 году смертность превысила рождаемость на 248 тысяч человек, в 2018-м — на 224 тысячи.

Напомню, что с 1935 по 1940 год рост населения в РСФСР превышал миллион человек в год. К 1953 году коэффициент смертности у нас понизился до 9,2 промилле — уровня, который при нынешней власти опять же немыслим. Но… сталинские методы неприемлемы для Медведева.

То, как воплотились в жизнь призывы послания «Россия, вперёд!», заставляет задать вопрос: «Есть ли у России с такими правителями завтра?»

Комментарий редакции: Десять лет назад вся Россия услышала из уст Дмитрия Медведева констатация кризисного положения нашей страны. Тогда у некоторых были надежды, что провозглашённая президентом (действующим премьер-министром) задача модернизации экономики будет осуществлена. Однако если мы внимательно прочитаем текст статьи «Россия, вперёд!», опубликованной в 2009 году, то увидим, что правящие круги тогда не помышляли о выходе за рамки неолиберальной доктрины. Прежде всего, развитая производственная база является залогом устойчивого развития, повышения благосостояния народа, стабильных поступлений денег в казну, а также условием внедрения достижений научно-технического прогресса. Но Медведев в 2009 году писал, в основном, об инновациях. Но как внедрить их при отсутствии реального сектора экономики? Наличие сотен центров «Сколково» не изменит ситуацию при невнимании к развитию промышленности и сельского хозяйства. В результате Россия до сих пор находится в тупике. А бравые заявления о том, будто наша страна перешла на продовольственное самообеспечения, что якобы мы слезли с сырьевой иглы, носят, мягко говоря, преувеличенный характер. Речь идёт об экспорте зерна. А чем обусловлено данное явление? Низким спросом на сельскохозяйственное сырье внутри страны — слабыми позициями отечественного АПК. Поэтому и гонят зерно на экспорт. Далее, тем, кто говорит, что сырьевая игла уже осталась в прошлом, напомним, как в 2014 — 2014 гг., — в момент очередного ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры, российская экономика вошла с стадию стагнации, а потом и спада. Вот и делайте выводы. В целом, пока владельцы сырьевых отраслей остаются «неприкасаемыми», пока Россия находится под игом ВТО, пока финансово-экономическим блоком правительства руководят монетаристы, никакого прогресса не предвидится.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.