Несколько дней назад в городе Саратове произошла трагедия – была хладнокровно убита девочка 9 лет. Её звали Лиза. Событие получило большой общественный резонанс – и это правильно, против таких вещей нельзя проходить равнодушно.

Но сейчас фактически разворачивающийся на фоне случившегося хайп имеет лишь косвенное отношение и к сопереживанию, и к требованию справедливого воздаяния. В стране началась широкая общественная дискуссия. Общество настаивает на переменах в судебной системе – в частности на снятии моратория на применение смертной казни. Люди жаждут безопасности – и готовы не постоять за ценой. Подобные настроения возникали в массах и раньше – и именно на их эксплуатации во многом сложился тот общественный договор, который правящий класс заключил с народом в начале 2000-х. Тема важная, так что по этому вопросу необходимо высказаться – обстоятельно и спокойно, рассуждая головой, а не идя на поводу у эмоций.

Начать есть смысл с того, что не только народные массы, но и чиновники отреагировали на убийство школьницы. Естественно, по-своему. Так, разработать индивидуальные маршруты для каждого школьника предложила председатель комитета по образованию города Саратова Лариса Ревуцкая. Процитируем её:

«В случае если он отклонился от курса, от родителей должно последовать объяснение, почему это случилось. Если школьник по той или иной причине вынужден будет изменить маршрут (например, он захочет зайти к бабушке или в магазин, или немного пройтись с друзьями), то родители обязаны письменно уведомить школу об этом», — считает чиновница.

Фактически под предлогом обеспечения безопасности буржуазная власть сразу и с готовностью предлагает вводить электронные ошейники. Пока – для детей. Но, дай ей волю, затянет их на вые у каждого. А то и намордники наденут – право, зачем ограничиваться? Естественно, под самыми благовидными предлогами. Так и вижу сценку из недалёкого будущего:

— Гражданин, почему сняли намордник в общественном месте?

— Да я только…

— Вы что, собираетесь кого-то покусать?

— Нет, просто…

— Есть на ходу вредно для организма.

— Я хотел сказать…

— А говорить вредно в принципе! Государство заботится о вашей безопасности и спокойствии. Вы что, не цените этой заботы!?

— Подбородок зачесался, господин полицейский. Сейчас одену обратно.

— То-то же!

Юмор – юмором, но может сделаться вовсе не до смеха. XXI век успешно реализовал массу вещей, которые в прошлом столетии воспринимались как гротеск, были лишь в предостерегающих человечество антиутопиях. Тотальная слежка – через перлюстрацию почты (электронной), через носимые устройства, через расставленные во множестве в городах камеры – всё это есть уже сейчас. Подтверждений первым двум фактам в избытке предоставили люди, вроде Джулиана Ассанжа и Эдварда Сноудена, а последний мы можем лицезреть своими глазами. И всё это было сделано под предлогом противодействия терроризму и экстремизму, борьбы за безопасность.

При этом в силу классовой природы государства всегда «органы охраны правопорядка» будут в первую очередь служить делу сохранения господства политической элиты – и лишь во вторую – защиты от преступности. Иначе не может быть, потому что дойдя до определённого уровня организации, влияния и доходов, преступность сама успешно инкорпорируется в бизнес и во власть. Кому как не нам, пережившим, 90-е, знать об этом?

Отсюда с необходимостью следует вывод о том, какую позицию нужно занять по отношению к восстановлению в реалиях РФ 2019 смертной казни, да и не только к ней.

Трудящимся, тем более коммунистам, партийцам, давно пора однозначно и без колебаний придерживаться установки: буржуазная власть есть наш враг. И вручать во вражеские руки более эффективные инструменты подавления и запугивания – легкомыслие, переходящее в преступную глупость. Смертная казнь, как и любая другая мера, установленная законодательно, это проявление определённой государственной политики – прогрессивной или реакционной. В этом смысле, допустим, при сравнении таких стран, её практикующих, как Китай и Саудовская Аравия, мы можем и должны давать диаметрально противоположные оценки. В КНР расстреливают коррупционеров – и это хорошо. В Саудовской Аравии могут обезглавить человека «за колдовство» – и это дикость.

И именно это в первую очередь, а не возможность и риск судебной ошибки – наш основной критерий. Хотя, если оценивать перспективу введения смертной казни в РФ через призму квалификации судей и правоприменительную практику, то здесь мы найдём массу аргументов против этого шага. Отечественные суды регулярно потрясают несоответствием выносимых ими вердиктов не то что представлениям о справедливости, но писанным законам и даже здравому смыслу. К слову, число оправдательных приговоров в России составляет 0,3% — это официальные данные за 2018 год. Мы доверяем этим людям настолько, что готовы предоставить в их распоряжение власть решать, кому жить, а кому умереть?

Нет! Мы не доверяем судьям! Мы не доверяем власти! Мы не доверяем буржуазии!

И это должно быть весомее эмоций.

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.