По материалам публикаций на сайте газеты «Правда».

Автор статьи — Сергей Кожемякин

Среди регионов, где сталкиваются интересы капиталистических игроков, всё большее значение приобретает Восточное Средиземноморье. Здесь разворачивается конфликт между Турцией и Грецией, который, впрочем, является лишь сердцевиной большого геополитического клубка.

Захват и покорение

Внимательный анализ современных международных отношений неизбежно наталкивает на мысль об их схожести с обстановкой начала XX века. Накануне Первой мировой войны порядок, ещё недавно казавшийся незыблемым, стремительно расшатывался. Накапливались разногласия между державами, один за другим вспыхивали конфликты.

Боснийский кризис, Балканские войны, споры Франции и Германии за обладание Марокко, проникновение Берлина на Ближний Восток — все эти предвестники большой войны были вызваны противоречиями империалистических государств. «Старые» капиталистические империи (Великобритания и Франция) сталкивались с новыми претендентами (Германия, Япония, США), которые стремились отгрызть кусок уже поделённого пирога. Остальные страны становились ареной противостояния. Их перетягивали, как канаты, вынуждая присоединиться к тому или иному лагерю.

Истинные цели империалистов прикрывались патриотическими призывами и заявлениями о «защите национальных интересов». Всё это в итоге вылилось в глобальный конфликт. «Захват земель и покорение чужих наций, разорение конкурирующей нации, грабёж её богатств, отвлечение внимания трудящихся масс от внутренних политических кризисов… разъединение и националистическое одурачение рабочих и истребление их авангарда в целях ослабления революционного движения пролетариата — таково единственное действительное содержание, значение и смысл современной войны», — писал В.И. Ленин в 1914 году.

Аналогии между событиями столетней давности и нынешним раскладом не случайны. Как и тогда, растущие державы хотят занять полноправное место в империалистическом «клубе». Но тесниться и тем более уступать свои ниши никто не хочет, что усиливает напряжённость и переводит дипломатические дискуссии в открытые конфликты.

Серьёзный кризис разворачивается в акватории Средиземного моря. Первые его признаки проявились несколько лет назад, в том числе в Ливии. Свергнувшие Муамара Каддафи силы принялись за делёж страны и её ресурсов. Стоят они и за столкновениями двух конкурирующих правительств. Напомним: одно из них, возглавляемое Фаизом Сараджем, базируется в Триполи, другое — в Тобруке на востоке страны. Последнее поддерживается Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара, так что до недавнего времени перевес сил казался очевидным. Опирающийся на разрозненные исламистские ополчения Сарадж терял один район за другим, пока Хафтар не объявил о начале решающего наступления на Триполи.

Предрешённый, казалось, разгром сменился затяжными позиционными боями, а положение ЛНА сейчас хуже, чем в апреле, когда фельдмаршал двинул войска. Причина во вмешательстве внешних держав, которые ведут свою борьбу и свой торг за спинами убивающих друг друга ливийцев. Если Хафтару и правительству в Тобруке помогают Франция, Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия, то Сараджу «подставили плечо» власти Италии, Турции, Катара и, в меньшей степени, Великобритании и США.

Активнее прочих в спасении правительства в Триполи участвует Турция. Она поставила оружия на сотни миллионов долларов, а турецкие инструкторы тренируют вооружённые формирования. Это противоречит введённому ООН эмбарго, но, как заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, Анкара лишь восстановила баланс, нарушенный снабжающими Хафтара странами.

Шельф раздора

Но если мотивы тех же Италии и Великобритании были ясны с самого начала — их корпорации «Эни» и «Бритиш Петролеум» получили от Триполи лицензии на разработку месторождений, — то расчёт Анкары в полной мере обнаружился недавно. 28 ноября, во время визита Сараджа в Турцию, стороны подписали Меморандум о взаимопонимании. К 7 декабря документ был ратифицирован турецким парламентом и утверждён президентом.

Первая часть соглашения касается военно-технического сотрудничества. Анкара, теперь уже на официальной основе, займётся подготовкой лояльных Триполи подразделений. Эрдоган не исключил даже отправки войск по запросу кабинета Сараджа.

Наибольший интерес, впрочем, представляет вторая часть, посвящённая разграничению морских зон. «Соглашение определило морскую юрисдикцию Турции в соответствии с международными нормами, — заявили в Анкаре. — Две страны чётко продемонстрировали своё намерение не допустить урегулирования проблем Восточного Средиземноморья другими странами».

Под «международными нормами» турецкие власти, прежде всего, имеют в виду Конвенцию ООН по морскому праву. В неё включено понятие исключительной экономической зоны (ИЭЗ), позволяющей прибрежному государству осуществлять свою юрисдикцию над водами, морским дном и недрами, отстоящими на 370 километров от побережья. Проблема в том, что между Турцией и Ливией расположены греческие острова. Крит, Родос и другие довольно крупные участки суши попадают в зону, поделённую двумя странами.

Анкара предусмотрела хитроумный довод: дескать, острова не являются частью континентального шельфа, а потому на них не распространяются положения Конвенции об ИЭЗ. В турецком МИД привели в пример греческий островок Кастелоризо. Имея площадь 12 квадратных километров, он, в случае применения указанной нормы, даёт Афинам территорию в 4 тыс. раз большую. Это, по мнению Анкары, бьёт по интересам Турции — «страны с самой длинной континентальной береговой линией в Восточном Средиземноморье». Подобные аргументы довольно шатки с юридической точки зрения. Но у Анкары проработан вариант и на случай несогласия со стороны ООН. Постоянно ссылаясь на Конвенцию, Турция является одной из немногих стран, её не подписавших.

Внутри страны развернулась безудержная информационная кампания. «Турция сделала исторический шаг, — пишет газета «Стар». — Договор, гарантирующий наши права в регионе, остановил империалистическую игру Европы в наших территориальных водах». Другие издания сравнили соглашение со щитом, который не позволит объединить воды Греции, Египта и Южного Кипра в ущерб интересам Турции.

Реакция греческих властей была жёсткой. Они обвинили соседей в нарушении суверенитета и выслали турецкого посла. В пику Анкаре Афины сообщили об активизации работы по заключению аналогичного соглашения с Египтом. В начале декабря прошла встреча глав внешнеполитических ведомств двух стран. Турецко-ливийский меморандум был объявлен дестабилизирующим, а право Сараджа подписывать подобные договоры подвергнуто сомнению. Кроме того, руководство Греции заявило о намерении укрепить связи с правительством в Тобруке и попросило НАТО и ЕС дать оценку демаршу Анкары.

Претензии на гегемонию

Но, какими бы острыми ни были турецко-греческие противоречия, Афины в данном спектакле играют не главную роль. Задача Анкары — быть допущенной к богатейшим месторождениям региона. Оценки их объёма постоянно меняются в сторону увеличения, но уже сейчас известно о как минимум 6,5 трлн кубометров газа и 4 млрд баррелей нефти. Основные залежи приходятся на экономические зоны Израиля, Египта, Ливана и Кипра.

Получив от судьбы столь щедрый дар, эти страны принялись за освоение месторождений. Активнее всего действуют Израиль и Кипр. Последний только в ноябре подписал концессионные соглашения с британско-голландской корпорацией «Шелл», американской «Нобл Энерджи» и израильской «Делек». Ранее к разработке были допущены французская «Тоталь», итальянская «Эни» и другие компании.

Кроме того, в марте представители Кипра, Израиля и Греции заключили соглашение о совместной прокладке газопровода «ИстМед», по которому топливо пойдёт в Европу. Проект поддержали США, чей госсекретарь Майк Помпео присутствовал при подписании договора, и Евросоюз, уже оплативший технико-экономическое обоснование. О готовности присоединиться к проекту также объявил Египет. Но у этих планов нашёлся влиятельный противник — Турция.

Говоря о Кипре, следует помнить, что остров разделён на две части. Южная — Республика Кипр (РК) — является членом ЕС и имеет самые тесные связи с Грецией. Северную же 45 лет назад оккупировали турецкие войска, при поддержке которых была провозглашена Турецкая Республика Северного Кипра (ТРСК). Не имея международного признания (за исключением Анкары), последняя, однако, претендует на богатства морских недр. Права на их разведку и добычу ТРСК передала Турции.

Несколько месяцев назад Анкара направила к побережью Кипра буровые суда в сопровождении военных кораблей. Как было объявлено, турки-киприоты имеют равное право на месторождения, а все переговоры о концессиях должны вестись с их предварительного согласия. «Без участия Турции не будет реализован ни один проект. Мы станем защищать права турок-киприотов», — заявил Эрдоган. Для придания веса своим угрозам Анкара и пошла на заключение меморандума с Триполи. Пресловутые морские зоны полностью «запирают» Восточное Средиземноморье, ставя под вопрос прокладку газопровода «ИстМед».

Анкару не остановили ни санкции, введённые против неё Советом ЕС, ни откровенная поддержка Кипра и Греции Вашингтоном. В ноябре Помпео в очередной раз поддержал право РК на разработку природных ресурсов. А месяцем ранее глава американской дипломатии посетил Грецию. Главным результатом стало подписание нового оборонного соглашения. Если раньше присутствие американских войск требовало ежегодного продления с обязательным согласием парламента, то теперь оно становится бессрочным. Количество самих баз увеличивается. Прежде США официально располагали только одной — Суда на острове Крит. Остальные объекты использовались с согласия Афин, формально оставаясь греческими. Теперь же за Вашингтоном закрепили дополнительно три базы: военно-воздушные в Ларисе и Стефановикио, а также военно-морскую — в Александруполисе.

Действиями Турции, впрочем, движет не только стремление получить доступ к минеральным ресурсам. Правящий класс страны добивается признания за собой статуса полноправного геополитического игрока, имеющего собственные сферы влияния и рынки сбыта. С этим связаны и экспансионистский курс Анкары в Сирии, и демонстративное фрондёрство по отношению к США и Евросоюзу.

То, что Турция выторговывает у них уважение к своим интересам, видно по последним событиям. Перед последним саммитом НАТО Эрдоган заявил, что поддержит план обороны Балтийского региона и Польши от «российской угрозы», только если партнёры по альянсу признают курдские организации террористическими. В итоге Анкара план одобрила. Не исключено, что на это повлияла занятая НАТО нейтральная позиция по турецко-греческому конфликту. «Альянс не является частью процесса решения этих проблем», — заявил генсек Йенс Столтенберг, отвергнув запрос Афин.

То же самое касается ситуации вокруг С-400. Трудно сосчитать, сколько раз Эрдоган и его министры твердили, что в вопросе поставлена точка и российские комплексы заступят на боевое дежурство. Однако после ноябрьского визита в США риторика изменилась. По словам президента, Анкара берёт время на урегулирование проблемы до апреля. «Речь не идёт о том, чтобы не использовать С-400, но есть шаги, которые надо сделать в рамках правил НАТО», — заявил Эрдоган.

По данным ряда источников, Турция не будет разворачивать уже доставленный первый полковой комплект, а от покупки второго откажется под благовидными предлогами. На это указывает заявление главы секретариата оборонной промышленности Исмаила Демира. По его словам, Анкара приобретёт второй комплект, только если Москва передаст технологии и наладит совместное с Турцией производство зенитно-ракетной системы. Кроме того, Эрдоган согласился купить у США противоракетные комплексы «Пэтриот», «если будет направлено предложение», и выразил желание возобновить переговоры по поставкам истребителей F-35.

Мечтая о максимальных прибылях, капитал готов стравливать народы и развязывать войны. Это одинаково относится ко всем буржуазным государствам — и тем, что уже обжились на гегемонистском олимпе, и тем, что только карабкаются на него. Выход один — сплочение трудящихся, которые — вернёмся к Ленину — смогут «вырваться из своей зависимости от шовинистской буржуазии и… сделать решительные шаги по пути к действительной свободе народов и по пути к социализму».

Комментарий редакции: Вполне понятно, что буржуазное государство рано или поздно вступает в борьбу за передел мира. Стремление получить новые рынки сбыта и источники сырья обусловлено намерением капитала преодолеть кризис, расширить возможность получения прибылей с помощью захвата новых территорий и, что немаловажно, за счёт грабежа других народов погасить подачками недовольство трудящихся внутри своих государств. Что же касается конкретно Турции, то господствующая в этой стране олигархия видит способ преодоления местных проблем путём захвата новых ресурсов. Денег, получаемых ими с одной туристической отрасли, явно недостаточно для преодоления трудностей. Именно поэтому её взоры постоянно устремлены то в район Ближнего Востока, то в сторону России (недаром турецкие власти содействовали чеченским террористам в 1990-ые годы). Поэтому только далёкий от политики человек может рассматривать Эрдогана в качестве надёжного союзника. Некритичное намерение Кремля влиться с ним в союз любой ценой в перспективе может дорого обойтись России. Впрочем, в статье справедливо указано, что нынешняя борьба «великих держав» представляет собой банальную грызню капиталистов за энергоресурсы. Кто бы из них не победил, народу в любом случае уготовлено унизительное положение. Именно поэтому важно активизировать борьбу против олигархии, за социализм, за диктатуру пролетариата — причем не только в России. Только тогда удастся избежать крупномасштабных международных конфликтов, провоцируемых «глобализмом».

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.