По материалам публикаций на сайте портала «Свободная пресса».

На днях (10 декабря) Центробанк опубликовал очередной месячный обзор ключевых агрегатов платежного баланса Российской Федерации. Он охватывает период с января по ноябрь 2019 года. Картина платежного баланса за весь 2019 год появится на сайте Банка России уже в следующем году.

Но даже краткий обзор ключевых агрегатов платежного баланса за 11 месяцев с высокой степенью вероятности может сказать, какими будут итоги уходящего года в целом. Первый раздел платежного баланса — текущие операцииВ большинстве стран мира (и Россия в этом смысле не представляет исключения) «ядром» этого раздела являются расчеты по внешней торговле (товарами и услугами). У России на протяжении всех лет (с 1992 года) счет текущих операций всегда сводился с «плюсом» (профицит), причем этот «плюс» обеспечивался за счет устойчивого профицита операций по внешней торговле.

Платежный баланс за 11 месяцев 2019 года в этом плане не представляет собой исключения: профицит счета текущих операций в январе-ноябре 2019 года составил 71,6 млрд. долларов США. В обзоре для сравнения даются цифры за период январь-ноябрь 2018 года. В прошлом году профицит был равен 102,2 млрд долл. Сокращение на целых 30,6 млрд. долларов США, или на 30%. Причина такого резкого сокращения профицита, как отмечается на сайте Банка России, — «уменьшение положительного сальдо торгового баланса главным образом вследствие снижения экспорта топливно-энергетических товаров под влиянием неблагоприятной мировой ценовой конъюнктуры».

К сожалению, в кратком обзоре Центробанка не приводится цифра сальдо торгового баланса за рассматриваемый период с января по ноябрь включительно. Но в платежном балансе РФ за три квартала 2019 года мы находим, что профицит торгового баланса по итогам 9 месяцев составил 122,9 млрд долл. А цифра за три квартала 2018 года равнялась 137,2 млрд долл. Снижение профицита торгового баланса, таким образом, составило 14,3 млрд долл., или 10,4%.

Да, действительно, причиной такого снижения стало уменьшение выручки от экспорта нефти и других энергоносителей. Банк России не дает самых последних цифр по экспорту топливно-энергетических товаров. Но можно воспользоваться статистикой Федеральной таможенной службы (ФТС).

На ее сайте можно найти данные за десять месяцев этого года. Согласно ФТС, экспорт за период с января по октябрь включительно составил (млрд. долл.): сырой нефти — 101,57; нефтепродуктов — 55,33; природного газа — 34,19. По данным ФТС, сокращение стоимости экспорта за десять месяцев 2019 года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года составило (%): сырая нефть — 4,8; нефтепродукты — 15,2; природный газ — 14,4. Большая часть прогнозов развития экономики России на 2020 год исходит из посыла, что валютная выручка от экспорта углеводородов будет снижаться и далее.

Банк России в своих кратких обзорах никогда не объясняет, почему положительное сальдо текущих операций из года в год существенно меньше профицита торгового баланса. Отвечу: потому что существенную часть этого профицита «съедает» такая позиция раздела текущих операций, как сальдо инвестиционных доходов. Оно на протяжении всех лет существования Российской Федерации имеет устойчивый и очень солидный дефицит. Он отражает хроническое превышение вывоза инвестиционных доходов иностранными инвесторами над ввозом инвестиционных доходов российскими экспортерами капитала.

Получается, что значительная часть вывозимых из страны природных ресурсов предназначается для того, чтобы обеспечивать иностранных инвесторов валютой, которую они вывозят из России в виде дивидендов, процентов, иных прибылей.

Если обратиться к платежному балансу РФ по итогам трех кварталов 2019 года, то мы увидим в разделе текущих операций следующую картину движения инвестиционных доходов (млрд. долл.): доходы, полученные российскими инвесторами из-за границы — 34,8; доходы, выплаченные иностранным инвесторам — 68,9; сальдо инвестиционных доходов — минус 34,1.

Это отрицательное сальдо представляет собой в концентрированном виде ту колониальную дань, которую Россия платит Западу, вернее, финансовым и иным спекулянтам, действующим под прикрытием Запада. Нетрудно подсчитать, что эта дань «съела» по итогам трех кварталов текущего года 28% всего профицита торгового баланса. Можно еще добавить, что отрицательное сальдо позиции «Инвестиционные доходы» за три квартала прошлого года составило 30,5 млрд долл. Следовательно, за год чистый отток инвестиционных доходов увеличился на 3,6 млрд долл., или на 12%.

Вторым разделом платежного баланса является «Финансовый счет» (или «Счет финансовых операций»). Ранее он назывался «Операции с капиталом». Отражает ввоз и вывоз капитала в разных формах — прямые инвестиции, портфельные инвестиции, прочие инвестиции (преимущественно разные виды ссудного капитала).

В опубликованном обзоре Центробанка приводится такой показатель, как сальдо финансовых операций частного сектора (до недавнего времени эта позиция называлась «сальдо движения частного капитала»). В январе-ноябре 2019 года оно составило 33,7 млрд долл. долларов, естественно со знаком минус. Т.е. имел место чистый отток частного капитала. Вроде бы ситуация стала лучше по сравнению с периодом январь-ноябрь 2018 года. Тогда чистый отток капитала составил 54,0 млрд долл.

Кстати, если обратиться к предыдущему месячному обзору Центробанка по ключевым показателям платежного баланса, то увидим, что чистый отток капитала в январе — октябре составил 31,6 млрд. долларов. Нетрудно вычислить, что в ноябре чистый отток составил лишь 2,1 млрд долл., что существенно ниже среднемесячного значения за предыдущие десять месяцев. Как трактовать эту тенденцию?

Как отмечает Центробанк, главными причинами сокращения чистого оттока капитала стали «сокращение иностранных обязательств банков и рост внешних требований прочих секторов, которые частично были скомпенсированы привлечением в небанковский сектор средств нерезидентов». Что это означает?

В текущем 2019 году возникли признаки того, что правительство и денежные власти страны решили стимулировать «надувание пузыря» на российском фондовом рынке. Основной индикатор фондового рынка РФ — индекс РТС, отслеживающий долларовую капитализацию «голубых фишек»; рассчитывается Московской биржей. На торгах 12 декабря индекс РТС установил новый 6-летний максимум. С начала года к указанному дню РТС прибавил 38%. Как отмечают аналитики, по этому показателю Россия в уходящем году «оказалась впереди планеты всей». За исключением Греции, у которой биржевой рынок продемонстрировал еще более высокую динамику.

За этими «благополучными» цифрами сокращения чистого оттока капитала угадываются события будущего: 1) ускорение притока частного капитала в страну (не исключаю, что сальдо движения капитала на несколько месяцев может стать даже положительным); 2) продолжение роста биржевых индексов на российском фондовом рынке; 3) резкий и масштабный отток частного капитала из России, сальдо движения капитала в одночасье станет очень «минусовым»; 4) схлопывание биржевого «пузыря», которое почти наверняка спровоцирует острый финансовый и экономический кризис в стране. По ходу скажу, что произойдет ограбление миллионов наших граждан, которых сегодня заманивают на фондовую биржу (пользуясь тем, что процентные ставки по депозитам в банках стали сильно проседать).

Традиционно в обзоре упоминается раздел платежного баланса, называемый «Изменение резервных активов». В этом разделе также отражается движение капитала. Но в очень специфической форме, это экспорт капитала денежными властями путем приобретения наличных денег других государств, размещения иностранной валюты на счетах иностранных банков, покупки облигаций и других долговых бумаг, эмитируемых другими государствами и иностранными институтами, и т. д.

Международные резервы РФ, как отмечается в обзоре, выросли за 11 месяцев на 61,0 млрд. долларов США. Для сравнения: в январе-ноябре 2018 года прирост составил 37,4 млрд долл. Т.е. активность вывоза капитала под флагом наращивания международных резервов, резко выросла (в 1,63 раза). Как отмечается в обзоре, наращивание происходило «преимущественно в результате покупки валюты на внутреннем рынке в рамках бюджетного правила». Тем самым Банк России намекает, что прирост происходил преимущественно за счет Минфина, который, опираясь на «бюджетное правило», усиленно накапливал валюту в Фонде национального благосостояния (ФНБ).

А вот самые свежие данные Банка России по международным резервам. 6 декабря 2019 г. они составили 546,6 млрд. долларов США, увеличившись за неделю на 4,4 млрд. долларов США, или на 0,8%. И опять Банк России отмечает, что упомянутый приростпроизошел преимущественно «вследствие покупки иностранной валюты в рамках бюджетного правила».

На начало ноября в ФНБ, где копятся дополнительные нефтегазовые доходы бюджета (в 2019 году это все, что приходит в казну от барреля дороже 41,6 доллара), находилось 98 млрд. долларов. На самом деле, валюты в Фонде намного больше. Суммарная величина приближается к планке 140 млрд долл. Просто Минфин покупает валюту на рынке, но не сразу ее зачисляет на счет Фонда. Следующий «квантовый» скачок в официальной цифре размера ФНБ должен произойти в середине следующего года.

Нас в течение многих лет убеждали в том, что наращивание международных резервов — совмещение «приятного» с «полезным». Под «полезным» понималось, что резервы страхуют от всякого рода рисков, что их можно назвать «подушкой безопасности». А «приятное» заключалось в том, что они еще давали и доход: проценты по депозитам, облигациям и другим финансовым инструментам. Плюс к этому дополнительный доход от роста курсов валют, в которые вкладываются денежные власти. А уж они-то — профессионалы в деле определения правильной валютной структуры резервов!

И что мы видим в последнее время? Исчезает и то, что мы назвали «полезное» — риски заморозки резервов (даже если они не в долларах США, а в евро и других западных валютах) повышаются (угроза разных санкций). Исчезает и «приятное» — резервы становятся убыточными. Центробанк свою часть международных резервов уже подверг резким изменениям: «токсичный» доллар США замещен в значительной своей части такими валютами, как евро и юань. Тут же возникли убытки, которые уже измеряются миллиардами долларов. Теперь Минфин решил свою часть международных резервов, где до сих пор 45% приходится на доллар США, привести в соответствие со структурой той части, которая принадлежит Центробанку. Как ожидают эксперты, такой валютный «маневр» приведет к новым миллиардным убыткам.

С учетом сказанного меня отнюдь не радуют цифры ударных темпов наращивания международных резервов. Это означает наращивание и рисков (замораживание международных активов), и убытков (вызванных снижением курсов валют, используемых для формирования резервов). Следует немедленно отказаться от этого бессмысленного и опасного курса.

Та валюта, которую мы получаем от экспорта товаров (прежде всего, топливо-энергетических ресурсов) следует направлять не на выплаты иностранным инвесторам по статье «Инвестиционные доходы», и не на создание эфемерной «подушки безопасности» (наращивание международных резервов), а на развитие национальной экономики. Причем под национальной экономикой я имею в виду реальную экономику (сельское хозяйство, промышленность, строительство, транспорт), а не биржевые площадки, где надуваются пузыри виртуальной экономики.

России срочно необходима индустриализация. А индустриализация потребует массовых закупок машин, оборудования и всего того, что раньше называлось «средствами производства», а сегодня именуется «инвестиционными товарами». Как видно из приведенных цифр, у нас для этого имеется валюта, и ее более чем достаточно для первых лет индустриализации. Не хватает, увы, политической воли.

Комментарий редакции: Мы полностью солидарны с мыслью о целесообразности проведения индустриализации. Однако правящие круги словно шарахаются от этого предложения. Все усилия направлены на протаскивание решений сугубо монетаристского характера. Всё, что интересует наших либералов, — это финансово-банковский сектор. Как будто история кризисов 1929 и 2008 гг. им ни о чём не говорит. Безграничные спекуляции, дисбаланс между финансовым и реальным сектором экономики в пользу первого как раз привёл к деструктивным последствиям. Неслучайно в «развитых капиталистических странах» правительства начали уделять внимание усилению государственного контроля над банковской сферой, стимулированием развития промышленности. Что мы видим в нашей стране? Правящие круги словно зациклились на неолиберальном монетаристском догматизме. Впрочем, надо иметь в виду, что «реформаторы» являются проводниками интересов международного капитала в нашей стране. Иного подхода от них сложно ожидать.


Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.