Нередко в адрес левых сил поступают вопросы о мнимом наличии у них непоследовательной позиции. Так, сейчас мы выступаем против использования властью силовых структур и суда для давления на оппозицию и на всех недовольных, против цементирования политического пространства. Совершенно очевидно, что «закручивание гаек» осуществляется ради консервации нежизнеспособной системы, в целях устранения сил, выступающих против распродажи России иностранному капиталу, против эгоизма «верхних десяти тысяч» в целом. Попытка оказать давление на общество вместо решения его ключевых проблем чревато втягиванием страны в пучину хаоса и смуты, о чём свидетельствует история. Но как только КПРФ начинает заявлять об этом, так некоторые моментально начинают тиражировать штампы про «Советский тоталитаризм», про «Сталинские репрессии», про «однопартийную систему» и моментально спрашивают: «Как всё это соотносится с вашей борьбой против диктатуры сейчас?»; «Почему вы, выступая против политических репрессий, не осудили действия Ленина и Сталина?», «Почему большевики, заверяя всех до 1917 года в намерении ввести широкие демократические свободы, после победы революции действовали диаметрально противоположным образом?».

На самом деле одно другому не противоречит. Дело отнюдь не в «лицемерии» и не в «двойных стандартах». Во-первых, обстановка каждой эпохи диктует необходимость использования вполне конкретных подходов. Меняются условия – меняются методы. В условиях хаоса и развала государства в 1917 году, спровоцированного политикой царского и Временного правительств, невозможно было стабилизировать обстановку без жёстких действий власти. Недаром даже идейные предшественники нынешних «либералов» и «демократов» в лице кадетов открыто ратовали тогда за установление военной диктатуры в России. Об этом, в частности, заявил П.Н. Милюков, выступая на прошедшем 12 – 15 августа 1917 года Государственном совещании в Москве. Вопрос заключался в том, во имя кого устанавливать диктатуру – во имя народа или во имя узкой горстки олигархов. Одновременно следует упомянуть, что ещё в конце 1920-х годов над СССР действительно нависла внешняя империалистическая угроза. В сложившейся ситуации требовалась максимальная мобилизация всех ресурсов, жёсткая система управления – только таким путём государство в решающий момент может рассчитывать на выживание. Между прочим, на этой намекал известный представитель русской миграции, бывший личный секретарь главы Временного правительства Александра Керенского Питирим Сорокин. В своём труде «Социальная и культурная динамика» он, анализируя предпринятые в экстремальных условиях действий властей Древней Греции, Древнего Рима, Древнего Востока, в Средние века, в новое и новейшее время, констатировал, что «тоталитарный крен» необходим для победы. По словам Питирима Сорокина, государство, которое «навязывает соотечественникам» жёсткую дисциплину, имеет больше шансов выстоять.

К каким мерам прибегли в рассматриваемый нами период прибегали капиталистические страны – те же Соединённые штаты Америки? В 1918 году правительство этой страны издало Акт о подрывной деятельности, запретивший критику власти, Конституции и Вооружённых сил как в устной, так и в письменной формах. А в 1940 году президент США Ф.Д. Рузвельт издал секретную директиву, предоставляющую спецслужбам право прослушивать телефонные разговоры лиц, подозреваемых в антигосударственных и в подрывных намерениях. Одновременно директор ФБР распорядился подготовить справки на лиц, обнаруженных в симпатиях к коммунизму, к Германии и к Италии. Тогда же был принят Акт Смита, объявивший преступниками тех, кто разрабатывал план свержения американского правительства. Речь шла не только о соответствующих организациях, не только о состоящих в них лицах, но и тех, кто располагал связями с подобными группировками.

А вы говорите – «Сталинская деспотия».

Во-вторых, ни в коем случае не следует забывать о классовом характере государства и любой власти (независимо от того, какие декларации произносят её представители). В.И. Ленин в своей работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский» обоснованно доказал несостоятельность утверждений о «внеклассовой демократии». Он справедливо подчеркнул, что даже во внешне демократических республиках благами этой системы могут пользоваться исключительно капиталисты.  А те, кто не имеет средств производств, не располагает финансовыми возможностями оказывать влияние на политические процессы, кто подвергается эксплуатации и грабежу, они не просто отстранены от данного процесса, но и подвергаются притеснениям. Действительно далеко за примерами ходить не надо. В «цитадели демократии» (в США) правят бал только те, кто выражает интересы крупного капитала (республиканцы и демократы). От их сменяемости простому труженику ни холодно, ни жарко. А те политические силы, которые выступают за новую систему, против «глобалистской» экспансии, моментально вытесняются на обочину либо подвергаются репрессиям. Достаточно вспомнить участь Коммунистической партии США в годы маккартизма, движений «Чёрные пантеры» и «Захвати Уолл-Стрит». Одновременно экс-советник министра финансов США Пол Крейг Робертс в 2014 году в статье «Россия под ударом» констатировал, что основные СМИ в этой стране подконтрольны правительству либо крупным корпорациям. Они не осмеливаются идти против линии «глобалистов». Но, несмотря на это, США принято считать «демократическим» государством. Для эксплуататоров оно таковым является, а для трудящихся – нет.

В свою очередь, Владимир Ленин напоминал, что «только диктатура пролетариата в состоянии освободить человечество от гнёта капитала, от лжи, фальши, лицемерия буржуазной демократии,…в состоянии… сделать блага демократии, доступными фактически для рабочих и беднейших крестьян». Он же предупреждал, что после победы социалистической революции реакция будет сопротивляться, что «это сопротивление будет отчаянным, бешенным». Более того, чем больше государство рабочих и крестьян будет демонстрировать успехов, тем больше международный капитал будет инспирировать против него провокаций. Поэтому применение народной властью жёстких мер в отношении контрреволюции (как открытой, так и латентной), её подавление представляет собой непременное условие освобождения людей труда, продвижения вперёд. В качестве подтверждения мы приведём весьма наглядный и показательный пример. После победы в Чили блока «Народное единство» и прихода к власти Сальвадора Альенде левоцентристское правительство начало проводить политику, способствовавшую ускорению роста национальной экономики, укреплению внутреннего рынка, повышения доходов основной массы народа, искоренению безработицы, решению жилищной и иных социальных проблем. При этом реакционные политические силы при поддержке Вашингтона моментально начали информационный обстрел правительства Сальвадора Альендне. Более того, они, пользуясь намерением левых использовать представителей всех политических течений, с помощью своих представителей в государственных органах, в хозяйственных структурах инициировали кампанию экономического саботажа и вредительства. Одновременно контрреволюционеры прибегали к провокациям, принимая от имени Сальвадора Альенде ультрарадикальные законы, явно способствовавшие нарастанию правых настроений. Чем дело в конечном итоге кончилось, известно. Применил бы Альенде жёсткие меры в отношении противников смены модели развития, то удалось бы уберечь страну и народ от ужасов пиночетовщины. Так пострадали бы сотни либо тысячи, но в результате заигрывания с врагами народа пострадали в дальнейшем миллионы – как от пиночетовского террора, так и от созданных «глобалистской» политикой драконовских социально-экономических условий.

В-третьих, вопреки утвердившимся представлениям, Советская власть в первые месяцы своей деятельности стремилась найти общий язык с политическими противниками. Ни для кого не секрет, что главарей первых антисоветских мятежей освобождали. Они давали «честное слово» не выступать в дальнейшем против народной власти. А отказ от репрессий по отношению к членам Временного правительства? А амнистия в честь первой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции? А освобождение из тюрьмы Владимира Пуришкевича после вмешательства Феликса Дзержинского? Однако враги Советской власти воспользовались этим и начали наносить новые удары по завоеваниям революции. Ну а после того, как они соединились с иностранными интервентами, стремящимися осуществить территориальный раздел России, после того, как белогвардейцы вместе с Антантой применяли тактику выжженной земли в отношении населения захваченных территорий, стало совершенно очевидным, что без применения адекватных контрмер дальше невозможно. Мы одобряем осуждение пособников немецко-фашистских захватчиков, представителей коллаборационистских администраций и карательных отрядов, орудовавших на оккупированных территориях СССР в годы Великой Отечественной войны, суровые действия против власовцев, бандеровцев и им подобным – именно за пособничество внешнему врагу, за массовый террор против мирного населения. А белогвардейцы разве не этим же занимались в 1918 – 1920 гг? Или кто-то считает пособничество иностранным захватчикам в этот период нормальным явлением? А то, что они в принятом в декабре 1917 года планировали поделить Россию на зоны влияния, — это ни о чём не говорит?

То же самое касается всех остальных политических партий и течений. Известно, что левых эсеров и анархистов изначально стремились использовать в Совете народных комиссаров и в других органах Советского государственного управления. Однако они в дальнейшем в силу ряда причин встали на стезю вооружённой борьбы против власти. Убийство М.С. Урицкого, В.М. Загорского, покушение на В.И. Ленина, инспирирование мятежей в целом ряде городов, — одно только это уже ставило вопрос о применении санкций к подобным группировкам. В условиях нынешней «демократии» за одни только призывы к участию в разрешённых митингах и демонстрациях, либо за простое сидение на асфальте во время уличных массовых мероприятий некоторые становятся фигурантами уголовных дел (как, например, Н.Н. Платошкин и С.С. Удальцов). А в 2000-ые годы запретили деятельность Национал-большевистской партии, представители которых самовольно проникали в правительственные резиденции либо бросали продукты в государственных и политических деятелей. А в данном случае (речь идёт об эсерах и об анархистах) речь шла о прямой подготовке террористических актов против представителей партии и Советского правительства, об организации открытых вооружённых мятежей. Вполне понятно, что при любой системе данная организация была бы объявлена вне рамок правового поля.

Аналогичные характеристики применимы к представителям «оппозиционных» течений внутри Коммунистической партии. Речь идёт о троцкистах и бухаринцах. Можно много говорить о мотивах их поступков, о связях с международными буржуазными кругами и т.д. Однако мы обратим внимание на иную сторону дела – на необходимость обязательного соблюдения принципа демократического централизма. Вы можете высказывать собственные соображения, выдвигать свои предложения. Но как только определённое решение принято большинством, его непременно следует выполнять. В противном случае нарастание неопределённости обернётся разложением партийной и Советской государственной машины, со всеми вытекающими последствиями. Так, решения о строительстве социализма в отдельно взятой стране, о проведении индустриализации, коллективизации, культурной революции и т.д. принимались большинством участников Пленумов ЦК ВКП (б), партийных съездов. Однако те, о которых идёт речь, ощутив потерю влияния, не просто продолжали гнуть своё, но и встали на откровенно преступный путь. Формирование ещё с 1923 года подпольных заговорщических ячеек, открытый призыв к взятию на вооружение «тактики Клемансо», выступившего против правительства Франции в момент немецкого наступления, — всё это однозначно вело их весьма далеко.

Тем не менее, И.В. Сталин после 1928 года всё же предоставил возможность бухаринцам и соратникам Л.Д. Троцкого, внешне отрекшихся от последнего (но продолжавших тайно контактировать с ним), вернуться в ряды Коммунистической партии и Советского государства. Однако они не прекращали свою разрушительную деятельность (как на общесоюзном, так и на республиканском и на местном уровнях), соединившись с враждебными СССР государствами (см. мемуары уцелевших заговорщиков вроде Андрея Светланина и Георгия Токаева, обратите внимание на предпринятую в годы Великой Отечественной войны и перед нею оставшихся троцкистских кадров в нашей стране и за рубежом). В перспективе начали поступать сведения о готовящемся подпольной троцкистско-бухаринской группировкой военно-политического переворота при поддержке немецких правящих кругов. Однако Иосиф Сталин рассчитывал мирным способом воздействовать на них. Мы это докажем на примере его первоначальных мирных попыток нейтрализовать Михаила Тухачевского. Так, сперва его отправляют  в Великобританию на коронацию короля в составе Советской делегации. Но заговорщики не думают сдаваться и переносят дату своего выступления. Несмотря на это, их руководителя ещё пытаются остановить путём должностного перемещения, а не ареста – речь идёт о снятии М.Н. Тухачевского с должности заместителя Наркома обороны СССР и о его назначении командующим Приволжским военным округом. Но и это не остановило данную группировку. Воспользовавшись семейными обстоятельствами И.В. Сталина, который должен был ехать к своей матери в Тбилиси, М.Н. Тухачевский с помощью своих связей в столице запланировал осуществление своего плана под видом танковых учений в Москве. И когда уже дело дошло до крайней точки, оставалось только арестовать подобных деятелей.

Не следует удивляться произошедшему. Бывший директор ЦРУ США Аллен Даллес в своих мемуарах «Доктрина: Россию надо поставить на место» писал, что в течение десятилетий разведывательные службы западных стран (заметьте – не только США, но и остальных «развитых» государств) следили за внутриполитическими процессами в нашей стране. Огромный интерес для них представляли те партийные и государственные деятели, которые оказались замешанными в несоблюдении демократического централизма, в кумовстве, в превышении полномочий, в попытка расхищения общенациональных ресурсов и т.д. Им поступали предложения о «сотрудничестве», да и они, по признанию Аллена Даллеса, обращались к иностранным разведкам, стремясь замести следы своей деятельности. В конце концов, не будем забывать, что СССР и Советскую власть разрушили именно те, кто буквально вчера находился на ключевых партийных и государственных должностях, кто активно работал в Советской науке, журналистике, в хозяйственных структурах и т.д. Поэтому трагический опыт 1991 – 1993 гг. должен многое расставить по своим местам.

Как бы то ни было, И.В. Сталин дважды (в 1937 и в 1952 гг.) ставил вопрос о реформировании Советской политической системы. Речь шла о проведении всеобщих, равных и альтернативных выборов, о подключении Советов к управлению страной (параллельно с партией). К сожалению, два раза они были сорваны. Сначала их завалили местные партийные руководители (вроде Н.С. Хрущёва и Р.И. Эйхе), а потом после кончины Иосифа Виссарионовича они фактически подверглись забвению. А то, что мы наблюдали в годы «перестройки», это по сути представляло собой выплёскивание вместе с водой и ребёнка. Да, надо было модернизировать политическую систему. Конечно, следовало обсуждать все проблемы в рамках социалистического выбора. Вместо этого разрешили деятельность не только антисоциалистических, но и антигосударственных партий. Хотя в идеализируемых некоторыми «демократических» США пресекают тех, кто призывает к территориальным уступкам, действует под руководством иностранных государств. Не говоря уже о разрушении управленческой вертикали власти, о поощрении сепаратизма и нарушения закона, преступности, разворовывания национального достояния и государства в целом. Можете ли вы назвать хотя бы одну независимую страну, в которой сегодня такое возможно? Конечно нет.

При этом те, кто громче всех требовал «свободы» и «демократии», сами же в итоге начали отказываться от ранее провозглашённых ими принципов. Так, в 1989 – 1991 гг. лидеры «Демократической России» использовали лозунг «Вся власть Советам». А как только Верховный Совет и Съезд народных депутатов, будучи пробуржуазно настроенными, но всё же выразили сомнения в политике проводников интересов Запада (речь о ельцинско-гайдаровско-козыревской команде), так их не просто разогнали, не просто расстреляли из танков парламент, но и трубили, будто «Советы и демократия несовместимы», что «всевластие парламента ужасно» и т.д. Тогда получается, что страны, в которых функционируют парламентские республики, не являются демократичными? А самовластие президентов либо узкого круга лиц (реинкарнация этой системы де-факто произошла в 1993 году) представляет собой эталон «свободы» и «народовластия»? Ну с таким подходом один шаг до объявления «демократичными» режимы Гитлера, Пиночета, Салазара, Батисты и прочих. Или «свобода» заключается в том, что узкая кучка магнатов может бессовестно разворовывать государство, диктовать правительству свою линию поведения, не считаясь с интересами общества, обрекая народ на вымирание, страну – на развал и на отсталость? «Демократия» состоит в том, чтобы империалистические государства диктовали правительству установки во внутренней и во внешней политике, насаждая явно непригодную и ущербную систему ради своих неоколониальных устремлений? Народ никогда не поддержит подобное!

Дмитрий Лавров, кандидат исторических наук

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.