Многие наверняка заметили, что путинская команда, стремясь закрепить своё положение во власти, прибегает отнюдь не только к манипулированию политическим процессом. На протяжении двух десятилетий действующая власть неоднократно имитировала смену курса. При остальных постсоветских государственных руководителях верхи фактически насаждали прозападные неолиберальные «реформаторские» установки, по сути заставляя с ними мириться как с «тяжёлыми, но безальтернативными», запугивая всю страну то «коммуно-фашистской угрозой», то «реставрацией Сталинского тоталитаризма», то «гражданской войной», которая якобы вспыхнет при изменении проводимой политики и при малейшем выражении недовольства компрадорством и космополитизмом. А при Владимире Путине к информационному воздействию на сознание россиян добавились иные методы. Как уже подчёркивалось, продолжая в целом неолиберальную политику «вашингтонского консенсуса», законсервировав сформировавшийся в результате приватизации олигархический капитализм, власть подчас прибегает к фрагментарным левым манёврам во внутренней политике, к отдельным самостоятельным шагам на международной арене. Одни испытывают чувство гнева от подобных тактически уловок, представляя действующих высокопоставленных государственных деятелей едва ли не «реставраторов сталинизма», а другие начинают питать иллюзии в их адрес, полагая, будто они отходят от ельцинско-гайдаровской линии, от проамериканских установок.

В целом, отдельные левопатриотические манёвры не могут затмить продолжение прежнего курса, начатого в момент развала СССР. Об этом уже немало написано и сказано. А мы остановимся на иной стороне дела. Правящие круги и их политическая опора в лице действующей «партии власти» стремятся представить идеи, якобы связанные с изменением курса, в качестве собственных. Видите ли, они всегда отстаивали их. Однако данная публика сознательно умалчивает факт копирования ими политических установок левопатриотической оппозиции, наглого воровства её идей. Чтобы в этом убедиться, мы уделим внимание каждым основным шагам, якобы нацеленными на смену системы.

Укрепление территориального единства Российской Федерации, восстановление вертикали государственной власти. Безусловно, после развала СССР трещины пошли по России. В 1990-ые годы многие региональные руководители действовали также, как республиканские лидеры в 1989 – 1991 гг., то объявляя финансово-экономическую войну центру, то провозглашая приоритет местного законодательства над общегосударственным, то произвольно вводя таможенные барьеры и выступая в качестве субъекта международных отношений. Вполне понятно, что отказ в огромной стране от политической централизации чреват дезорганизацией государственного управления, делает вероятным всплеск сепаратизма. После того, как в годы «перестройки» соответствующие эксперименты были воплощены в жизнь, трагедия стала реальностью. Только вот идею отхода от практики, позволяющей региональным лидерам «брать столько суверенитета, сколько можно проглотить», выстраивания контроля Центра над руководителями субъектов Российской Федерации верхи позаимствовали у левопатриотической оппозиции.

Именно КПРФ и её союзники на протяжении 1990-х годов поднимали соответствующую тему. Так, в 1991 году А.М. Макашов во время избирательной кампании по выборам президента РСФСР открыто ставил вопрос о «единой и неделимой» стране «в границах 1945 года). Ранее он предлагал исключать из КПСС, отстранять от занимаемых должностей республиканских руководителей, стоящих у истоков национал-сепаратистских движений. В свою очередь, в предвыборной программе Г.А. Зюганова 1996 года «Россия. Родина. Народ» ставились аналогичные вопросы. Подчёркивалось, что «без сильного государства не бывает сильной России», что важно решать ключевые противоречия в обществе «на основе признания высшим приоритетом целостности России и безопасности её граждан».  Позже правительство Е.М. Примакова и Ю.Д. Маслюкова уделяло внимание соответствующей стороне дела, ставя, например, вопрос о контроле за расходованием главами субъектов РФ направляемых из Центра средств на погашения долгов по зарплатам и пенсиям и т.д. Так что вы видите, кто на самом деле первоначально и длительное время (в условиях мощного информационного террора) продвигал соответствующую повестку.

Компартия России и другие левопатриотические силы справились бы с задачей остановки национал-сепаратизма и с сохранением территориальной целостности государства не хуже действующей власти. Более того, воплотив в жизнь программу, предусматривающую возрождение и ускоренное развитие экономики, повышения благосостояния народа, укрепления национального суверенитета, они заложили бы устойчивую основу единства и независимости нашей страны. Ведь положение государства в мире определяется отнюдь не его декларациями, а наличием экономической силы (способностью просвещать, кормить, одевать, обувать население и весь мир, выдерживать конкуренцию на международных рынках, внедрять новинки технико-технологического прогресса, инвестировать в человеческий капитал). В противном случае мнимая стабильность останется шаткой и временной.

«Построение» олигархии. Несомненно, присвоившая во время «рыночных реформ» национальные богатства прослойка своими действиями настроила практически всю страну против себя. Выжимание из захваченных в ходе приватизации отраслей соков с последующим намерением продать их зарубежному капиталу, уклонение от уплаты налогов, наличие коррупционных связей с властью, стремление узкой группы лиц диктовать правительству линию поведения, — всё это явно не отвечало и не отвечает интересам России и народа. Известно, что тот же ЮКОС в начале 2000-х годов активно лоббировал (в том числе посредством скупки значительной части депутатов и чиновников) и продвигал через правительство и Государственную Думу законопроекты, ставящие сырьевые монополии в более привилегированное положение ценой ущемления интересов народа и реального сектора экономики. Между прочим, в США в 1912 году за аналогичные деяния к бизнес-империи Дж. Рокфеллера Standart Oil были применены санкции.

Даже с точки зрения капитализма и простого развития страны подобные действия бесперспективны, а по большому счёту преступны. Можно долго писать об этом. Мы лишь отметим, что инициируемое даже «старшими партнёрами» ельцинского режима дело Bank of New York 1998 – 2001 гг. вскрыло множество интересного в деятельности правительственных «реформаторских» чиновников и представителей «семибанкирщины», сырьевого бизнеса. В итоге в сентябре 1999 года глава Палаты представителей Конгресса США Джим Лич, выступая во время слушаний по ходу упомянутого дела, констатировал, что «преступные синдикаты» в России контролируют 40% экономики, что в Российской Федерации «воровство превосходит инвестиции». И только загадочная и подозрительная смерть активно дававшего показания против ельцинской «семьи» банкира Эдмунда Сафры привела к фактическому развалу дела. Тем не менее, по окончанию расследования Bank of New York обязали выплатить штраф по обвинению в пособничестве отмыванию денег.

Только вот о целесообразности наведения элементарного порядка и установления всевластия законности хотя бы в рамках действующей системы (не говоря уже о большем) изначально заявляли именно представители левопатриотической оппозиции. Так, в программе КПРФ, принятой в январе 1995 года на III съезде партии, ставились задачи «подавления преступности», «ужесточения карательных мер в отношении лиц, занимающихся хищением собственности, коррупцией, спекуляцией, бандитизмом», «национализации или конфискации имущества, присвоенного вопреки закону, интересам страны и правам трудящихся». В дальнейшем Г.А. Зюганов и все остальные видные представители КПРФ и НПСР заявляли о необходимости пересмотра итогов приватизации, проверки законности совершённых сделок. В 1998 – 1999 гг. правительством Е.М. Примакова и Ю.Д. Маслюкова вместе с Генеральным прокурором Ю.И. Скуратовым была предпринята попытка привлечь к ответственности ряд представителей ельцинского окружения (как олигархов, так и правительственных чиновников), замешанных и в нарушениях законодательства при проведении приватизации, и в злоупотреблении служебным положением при игре на рынке ГКО, и в налоговых махинациях и т.д. Следовательно, идеи противодействия эгоизму правящего класса, недопущения разворовывания им государства и общества принадлежит именно левопатриотическим силам.

Нынешние правящие круги в начале 2000-х годов пытались украсть у оппозиции повестку. На практике же всё вылилось в повторение грязных разборок внутри «элиты», в банальное сведение счётов с использованием не всегда законных мер. Конечно, были вытеснены деятели, подобные Б.А. Березовскому и М.Б. Ходорковскому. Однако остальные представители «семьи» и связанные с ней игроки не просто сохранили собственный статус-кво, но и укрепили своё положение. Это касается и Р.А. Абрамовича, и В.О. Потанина, и О.В. Дерипаски, и А.Б. Чубайса, и С.В. Кириенко, и В.Ю. Суркова, и В.В. Устинова и т.д. Кто-то из них увеличил своё финансовое состояние, в том числе за счёт использования предоставленных правительством преференций. Кто-то занимает ключевые посты в государстве, ответственные и за экономику, и за организацию внутриполитических процессов. Более того, к прежним олигархам добавились новые. Количество долларовых миллиардеров растёт в геометрической прогрессии даже в условиях кризиса. Конечно же, «преуспели» в этом выходцы из бывшего кооператива «Озеро».

Левопатриотическая оппозиция гораздо лучше справилась бы с задачей наведения порядка в деятельности экономической и политической «элиты». Во-первых, не имея никаких связей с «семьёй» и, соответственно, каких-либо обязательств перед ней, левые силы уделили бы внимание борьбе за действительное утверждение всевластия закона, против разграбления национального достояния России (как это, между прочим, успешно пытался делать экс-губернатор Иркутской области коммунист С.Г. Левченко). Во-вторых, олигархический капитал был бы ликвидирован как класс, а также создана была бы обстановка, позволяющая хотя бы в значительной степени сломать хребет коррупционному и криминальному монстру. Была бы проведена национализация стратегических отраслей экономики (особенно минерально-сырьевой базы). В результате богатейшие ресурсы работали бы на всю нацию, а не на карман ограниченного круга лиц. А введение системы стратегического планирования развития экономики, ратификация 20-ой статью Конвенции ООН против коррупции, поэтапная замена буржуазной государственности обновлённой Советской, — всё это, конечно же, позволила бы пресечь произвольное использование ресурсов государственных компаний и государственного бюджета, повысить степень ответственности управленческого аппарата и финансово-хозяйственных руководителей перед обществом.

Борьба против антипатриотичной и космополитичной пропаганды в СМИ. В настоящее время много говорится о целесообразности воспитания в подрастающем поколении чувства гордости за свою страну, за её героическое прошлое. От стопроцентной и прямолинейной пропаганды русофобии и космополитизма горбачёвско-ельцинского периода, казалось бы, отошли. Даже применили санкции в адрес ряда СМИ, занимающих откровенную антигосударственную позицию (например, в вопросе борьбы с чеченским терроризмом). Только вот первоначально именно коалиция народно-патриотических сил во главе с КПРФ выступала за то, чтобы обязать СМИ придерживаться цивилизованных норм, чтобы положить конец свободе поливания грязью нашего Отечества. Так, в принятой в 1995 году программе Компартии Российской Федерации заявлялось о необходимости «прекратить насаждение западничества и американизма, исторического вандализма, культа наживы, насилия и разврата, эгоизма и индивидуализма».

Соответственно, правящие круги фактически стащили у левопатриотических сил определённую повестку. Только вот делают они это в своеобразной форме. Как уже подчёркивалось, прямых и грубых нападок на нашу страну и на нашу тысячелетнюю историю вроде не наблюдается. В то же время продолжается информационная война против значительной части Отечественной истории – против Советской эпохи, против периода героических совершений и созиданий. Содействие распространению сериалов вроде «Зулейхи» и «Бомбы», возвеличивание деятелей, подобных Александру Солженицыну, Александру Колчаку, Карлу Маннергейму и Борису Ельцину, конечно же, не способствует достижению позитивных результатов. Попытка защиты истории нашей страны при одновременном вычёркивании Советского периода, очернение заслуженных Советских партийных, государственных руководителей при одновременной героизации разрушителей СССР, — всё это не может нормально восприниматься вменяемыми людьми. Это во-первых. Во-вторых, на практике официальная буржуазная пропаганда под патриотизмом понимает отнюдь не деятельную любовь к Отчизне, отнюдь не стремление бороться за него до конца, отказываясь от всех благ, отнюдь не вовлечение народа страны в участие в масштабных прорывных проектах. Де-факто речь идёт о безоговорочном подчинении власти и капиталу. Получается, что все, кто смотрит в рот начальству (независимо от принимаемых им действий), тот, оказывается, «горячий патриот». А всех остальных упрекают в «недостатке патриотизма» и т.д. Вполне понятно, что это не имеет совершенно ничего общего с реальной заботой о благе Родины.

Левопатриотические силы действительно справились бы с вышеупомянутой задачей. Во-первых, был бы положен конец нападкам на всю нашу историю (в том числе на Советскую). Во-вторых, изменение модели развития, замена буржуазной системы социалистической способствовала бы переформатированию главенствующих в обществе ценностей, настроила бы народ на созидание и на героизм, положила бы конец мещанству, индивидуализму и космополитизму.

Независимость во внешней политике. На протяжении последних лет правящие круги постоянно трубят на весь мир об активном отстаивании геополитических интересов России, о защите национального суверенитета и т.д. А чтобы народ поверил в это, власти подчас предпринимают определённые самостоятельные шаги на международной арене, призванные посеять в народе иллюзию, будто словам о независимом внешнеполитическом курсе соответствуют дела. Речь идёт и о воссоединении Российской Федерации с Крымом, и о содействии Сирии в противодействии ИГИЛу, и об исправлении разрушительных последствий сердюковских разрушительных экспериментов с Вооружёнными силами РФ. Только вот в течение длительного времени Кремль и правительство следовали в фарватере «ведущих мировых держав». Стремясь быть принятыми в «мировую цивилизацию», «элита» готова была едва ли не на коленях вползти в «западное сообщество». Это было не только в горбачёвско-ельцинский период, но и в первой половине 2000-х годов, а также во время медведевской «оттепели». И только левопатриотическая оппозиция во главе с КПРФ тогда прямо ставила вопрос о проведении «независимой внешней политики, отвечающей национально-государственным интересам, укрепляющей международный авторитет российской державы».

Теперь же действующая власть перехватила у левой оппозиции патриотические лозунги, начала имитировать борьбу за отстаивание национальных интересов России. Однако делают они это в весьма своеобразном порядке. Во-первых, отсутствует последовательность во внешнеполитической линии. Отказ от признания независимости ДНР и ЛНР, несомненно, создаёт дополнительные риски, увеличивает уязвимость Донбасса (и русского мира в целом) перед натиском «глобалистов» и их пособников. Последствия этого будут весьма пагубными для нашего государства. Во-вторых, попытка проведения самостоятельной внешней политики при консервации полуколониальной периферийной структуры экономики, при сохранении последствий деиндустриализации, при установлении контроля иностранного капитала над стратегическими секторами экономики, при сокращении и вымирании населения равносильна сооружению дома без фундамента.

Левопатриотические силы смогли бы решить поставленную задачу. Во-первых, с политической сцены сошёл бы класс «офшорной аристократии» в лице вороватого олигархического капитала и коррумпированного высшего чиновничества, стремящийся во имя недопущения поглощения их «старшими партнёрами» выводимых ими из России активов не действовать вразрез с установками «глобалистов» и, соответственно, незаинтересованный в последовательной защите национально-государственных интересов нашей страны. Во-вторых, воссоздание производственного потенциала, преодоления социально-демографического кризиса позволили бы заложить фундамент национального суверенитета. В-третьих, на смену государства эксплуататоров пришло бы государство трудящихся. И, соответственно, народ был бы готов до конца отстаивать страну (без всяких колебаний и условностей), в которой все организовано в интересах человека труда, а не толстого кошелька.

Государственное регулирование экономики и социальная политика. Во второй половине 2000-х годов действующая власть пыталась привлечь внимание значительной части избирателей с помощью имитации поворота к социальной ориентации, имитации усиления присутствия государства в экономике. Речь идёт и о национальных проектах в социальной сфере, и о создании государственных корпораций в ряде отраслей, и о формировании институтов промышленной политики, и о формальном пресечении попыток международных корпораций установить полный контроль над топливно-энергетическим комплексом, над российскими месторождениями (как это было, например, во время пересмотра положений проекта «Сахалин – 2»). Но ведь именно нынешняя правящая группировка сперва насаждала прозападный ультралиберальные законы, окончательно сделавшие российскую экономику уязвимой, отдавшие природные ресурсы на разграбление, способствовавшие свёртывание социальных гарантий. Речь идёт о принятых в данный период Лесном, Земельном, Водном, Жилищном кодексах, о «реформировании» ЖКХ, электроэнергетики, о монетизации льгот, о законе «Об автономных учреждениях», о первоначальном упразднении Бюджета развития, валютного регулирования и т.д. А народно-патриотические силы во главе с КПРФ последовательно выступали за кардинальное изменение социально-экономической политики. Так, левые постоянно ставили вопросы о национализации системообразующих отраслей экономики, о выполнении государством конституционных социальных обязательств, о переориентации финансовой политики на потребности производства, о промышленной политике, о недопущении захвата недр иностранными корпорациями и т.д. Верхи и их информационно-политическая обслуга постоянно оценивали соответствующие идеи как «популистские», «экстремистские», а коммунистов обвиняли в намерении «реставрировать казарменный социализм», в «изоляционистских и сталинистских устремлениях» и т.д.

Только после всплеска протестного движения в России в 2005 году власть вынуждена была пойти на определённые уступки. Этим объясняется заимствование ею части программных положение левопатриотической оппозиции. Однако они осуществляли это на фоне параллельного продолжения неолиберальных «реформаторских» экспериментов. Это во-первых. Во-вторых, вышеупомянутые мероприятия были весьма непоследовательными. Речь идёт и о сохраняющемся низком уровне финансирования социальной сферы и национальной экономики, и об отсутствии системности в программах развития, и о нежелании формировать систему стратегического планирования экономического развития, и устанавливать реальный государственный контроль над деятельностью подведомственных правительству корпораций. Между прочим, в силу данного фактора последние начали де-факто превращаться в частные лавочки. Безусловно, во второй половине 2000-х годов в определённой степени были потеснены позиции зарубежных корпораций в ТЭКе. Но в то же время сохранялся статус «священной коровы» олигархического капитала. Данный субъект по сути представляет собой российский филиал международной буржуазии. И они работают не на нашу страну, а на своих «старших партнёров». Поэтому нет разницы для России, кто и как выжимает из неё соки.

Однако после первой волны мирового финансово-экономического кризиса 2008 – 2009 гг. всё вернулось «на круги своя». С тех пор о всех тактических манёврах и даже об имитации левого поворота в социально-экономической политике словно забыли. России правительство в очередной раз предложило «джентельменский набор» неолиберальных рецептов вроде приватизации оставшейся государственной собственности, вхождения в ВТО, коммерциализации и оптимизации образования и здравоохранения, свёртывания социальных гарантий, сокращения государственного регулирования и финансовой поддержки экономики и т.д.

Несомненно, приватизация совершается не так стремительно, как в 1990-ые годы. Однако кабинет министров в своих официальных постановлениях неоднократно фиксировал своё намерение выставить на продажу акции основных компаний и банков. Но их передают в частные руки не одномоментно, а в точечном порядке – медленно, но верно приватизируя как акции компаний, так и отдельные предприятия. История с продажей в 2012 году Ванинского морского торгового порта и 7,6% акций Сбербанка, с продажей в 2016 году 19,5% акций «Роснефти», с продажей в 2020 году крупнейшего и старейшего винзавода Крыма «Массандры» говорит сама за себя. А содержание постановления правительства РФ № 2951-р от 12 ноября 2020 года «О приватизации находящихся в федеральной собственности акций (долей) хозяйственных обществ» тоже свидетельствует о приверженности кабинета министров мертворождённой неолиберальной доктрине. А программа министерства финансов РФ «Управление государственными финансами и регулирование финансовых рынков» предусматривает сокращение к 2025 году в полтора раза количества компаний с государственным участием. Предусматривается уменьшение в течение каждого года на 10% участие государства в акционерных обществах. Конечно, это не стремительный процесс. Но страны Центральной и Восточной Европы после реванша контрреволюции тоже небыстро, но проводили курс на устранение государственного присутствия из экономики. Но это не предотвратило деиндустриализации региона, попадания его в зависимость от иностранного капитала. Нет сомнений в том, что соответствующие эксперименты принесут незавидные сюрпризы нам. Тем более, если «чемпионами» приватизации оказываются либо зарубежные бизнес-структуры (вроде Glencore и Катарского суверенного фонда), либо компрадорские олигархические корпорации (вроде «Мечела» и петербургского банка «Россия»), располагающие тесными связями с высокопоставленными государственными деятелями либо с «партией власти».

Тоже самое касается вопроса об ограничении присутствия зарубежных игроков в добывающей отрасли. Если во второй половине 2000-х годов имели место попытки поставить заслон тем внешним силам, которые собирались до скончания века хозяйничать в нефтегазовой сфере, то в настоящее время, напротив, верхи фактически идут на поводу у зарубежных конкурентов. Один только принятый в 2014 году закон «О территориях опережающего развития» фактически открывает обширный доступ японских, китайских и прочих экономических игроков не просто к распоряжению объектами определённых территорий России, но и к завладению. Чего говорить, если ключевые отрасли народного хозяйства контролируются зарубежным бизнесом (его доля составляет от 50 до 95%). Добавить к этому наполненность советов директоров квазигосударственных нефтяных и газовых компаний гражданами иностранных государств и станет ясна подлинная сущность проводившейся политики.

Левопатриотическая оппозиция во главе с КПРФ уделила бы внимание последовательному проведению сильной социальной политики, организации системного государственного регулирования и планирования. Данные меры в современных условиях представляются наиболее действенными. В конце концов, страны, идущие в настоящее время по стезе ускоренного и самостоятельного развития, стремящиеся достичь передовых позиций в мире, идут именно по указанной стезе. Но нынешняя власть во второй половине 2000-х годов всего-навсего стремилась оказать влияние на сознание народа, сформировать ложное представление, будто голос общества услышан. Однако теперь со стороны верхов нет даже намёка на это. Как пчёлы не будут выступать против мёда, так и силы, стоящие на страже интересов компрадорского олигархического капитала, никогда не будут отказываться от системы, закрепляющей его доминирующее положение.

Владимир Соколов

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.