Ровно 260 лет назад 26 мая (по старому стилю) или 6 июня (по новому стилю) 1761 года учёные астрономы из разных стран мир наблюдали редкое астрономическое явление — прохождение Венеры (ближайшей соседки Земли) по диску Солнца. Данное явление происходит очень нерегулярно, хотя и с определёнными интервалами. Впервые его наблюдали астрономы-одиночки в XVII-м веке (1639) в Англии. В следующем — XVIII-м столетии его свидетелями учёные становились дважды (1761, 1769). XIX-й век порадовал астрономов в этом отношении также два раза (1874, 1882). А вот весь XX-й век прошёл без “смотрин Венеры”.

Правда, наши соотечественники узнали о нём из девятисерийного фильма “Михайло Ломоносов”, снятого в 1986 году в СССР к 275-й годовщине со дня рождения М.В. Ломоносова. В одной из серий показано, как наш великий учёный наблюдал это явление через телескоп (а вместе с ним и члены его семьи) и какой вывод при этом он сделал. Голос за кадром в фильме тогда озвучил следующий раз, когда Венера вновь окажется перед Солнцем и это можно будет наблюдать с земли, — 2004 год.

Отмечу, что в кругу моего общения есть Сергей Николаевич, которому на тот момент было всего 10 лет. Но мальчик Серёжа, 1976 г.р. так впечатлился в 1986 году будущей датой, что записал запомнившийся год на обоях в квартире, где они жили тогда (до искомого астрономического явления оставалось ещё 18 лет). Потом Сергей рос, семья переезжала с место на место, бесчисленное количество раз переклеивались обои, но с неистребимым упорством мужавший Сергей Николаевич переписывал раз за разом эту заветную цифру — 2004-й год. И в результате, когда наступил июнь 2004 года, астроном-любитель, которому шёл 28-й год, скорее всего, забыл про это. Наверное, земные дела отвлекли. Поясню, что через год Сергей Николаевич женился на моей старшей дочери Майе и стал моим зятем, когда он и поведал мне эту историю из своего отрочества. Ещё через год родился первый ребёнок (сейчас у них уже четыре дочери), затем в новый дом был куплен качественный телескоп, и ко второму в XXI-м веке “астротранзиту” молодая семья была подготовлена полностью. Так иногда, пусть и с задержкой, реализуются детские мечты.

Возвращаясь к датам, резюмирую, что в XXI-м веке уже состоялись два прохождения: в 2004 и 2012 гг. Следующее прохождение Венеры по диску Солнца ожидает землян теперь только в XXII-м столетии: в 2017 году. Нескоро… Вот такая Венера “своенравная”.

Но вернёмся на 260 лет назад. Уже начиная с осени 1760 года европейские учёные стали готовиться к редкому астрономическому явлению (с предыдущего прошло 122 года). Завязалась оживлённая переписка между академиями разных стран об организации экспедиций в разные точки земного шара, откуда можно было бы наблюдать это явление без помех. Наблюдения преследовали прагматическую цель: установить методом параллакса точное расстояние между Землёй и Солнцем. 

Отметим, что всего наблюдения в итоге проводили порядка 176 учёных и астрономов-любителей на 117 площадках Земли от Лондона до Пекина, включая Индийский океан. При этом оба фактора — вступление и схождение Венеры — можно было полностью наблюдать только в северной части Европы – Швеции, Норвегии, на севере России, включая Санкт-Петербург (временной промежуток с 06:06:59 по 12:34:03 по местному времени). На территории тогдашней Российской империи астрономический транзит наблюдался, по меньшей мере, на 5 различных площадках следующими учёными:

1/ в Санкт-Петербурге, в обсерватории Академии наук — ныне здание Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого / Кунсткамеры на Университетской набережной, 3  — наблюдения  проводили предложенные М.В. Ломоносовым в качестве академических “обсерваторов”  адъюнкт Академии наук (в будущем академик и автор первого отечественного учебника по астрономии на русском языке) Андрей Дмитриевич Красильников (1705 – 1773) и “учёный подмастерье” (в будущем профессор астрономии, а также автор известного учебника грамматики, т.н. “Письмовником Курганова” и составитель первого учебника по геометрии на русском языке) Николай Гаврилович Курганов (1726 – 1796);

2/ в Иркутске — в рамках одной из двух организованных М.В. Ломоносовым астрономических экспедиций в восточные российские губернии – наблюдения выполнил профессор астрономии (в 1735 году в числе 12 наиболее отличившихся учеников Спасских школ / Славяно-греко-латинской академии в Москве был послан вместе М.В. Ломоносовым на учёбу в Санкт-Петербург) Никита Иванович Попов (1720 – 1782);

3/ в Селенгинске (ныне Республика Бурятия) — в рамках другой астрономической экспедиции, которая была направлена в Якутск, но не добралась до планового места назначения, — наблюдения проводил адъюнкт по астрономии (в будущем академик и вице-президент Академии) Степан Яковлевич Румовский (1734 – 1812), также наблюдал данное явление уже после смерти М.В. Ломоносова — в 1769 году на Кольском полуострове;

4/ в районе Тобольска (ныне Тюменская область) — вследствие бушевавшей с 1756 года в Европе Семилетней войны и с высочайшего позволения императрицы Елизаветы Петровны — наблюдения выполнил по поручению Парижской академии наук прибывший после 5-месячной поездки из Франции аббат Жан Шапп д’Отрош / Jean-Baptiste Chappe d’Auteroche (1722-1769), также наблюдал это явление в 1769 году на севере нынешней Мексики;

Отметим, что сибирские экспедиции из-за неблагоприятной погоды постигла неудача.

Также добавим, что наблюдения в городе на Неве были немного осложнены вследствие спровоцированного родившимся в 1717 году в Санкт-Петербурге историком Иваном Ивановичем Таубертом недоразумения между академиком Францем Ульрихом Теодором Эпинусом, (1724 -1802), с одной стороны, и А. Д. Красильниковым и Н. Г. Кургановым, с другой. За несколько дней до расчётного события член Академической канцелярии М.В. Ломоносов запросил коллегу Эпинуса (между прочим, одного из своих противников в Академии), не испытывает ли он недостатка в инструментах, необходимых ему для наблюдения, а прямо накануне, составив возражения вставлявшему палки в колёса Тауберту, дал указания Красильникову и Курганову (соответствующее распоряжение Сената, предлагавшее Академии наук допустить их к наблюдениям на академическую обсерваторию, было получено заранее), чтобы они проводя наблюдение за Венерой, допустили туда и Эпинуса, если он этого пожелает, а одного его на обсерваторию не пускали бы.

Пятая по счёту площадка для наблюдений в России самим тогда уже 50-летним Михайлой Васильевичем Ломоносовым была организована им дома — в своей городской усадьбе в Санкт-Петербурге на берегу р. Мойки (ныне здание по ул. Большая Морская, 61 в составе т.н. “Почтмейстерского квартала”). Суть наблюдения была сформулирована самим учёным следующим образом: “Господин коллежский советник и профессор Ломоносов любопытствовал у себя больше для физических примечаний, употребив зрительную трубу о двух стёклах длиною в 4 с половиной фута (около 1,37 м). К ней присовокуплено было не густо копчённое стекло, ибо он намерился только примечать начало и конец явления и на то употребить всю силу глаза, а в прочее время прохождения дать ему отдохновения“. То есть само явление интересовало его больше с точки зрения физики, а не астрономии. Верне, можно сказать, что учёный впервые в истории науки сформулировал программу, дотоле никем не ставившуюся — наблюдать прохождение Венеры по диску Солнца с точки зрения не существовавшей тогда науки — астрофизики.

Возможно, что именно данная нацеленность (то, что М.В. Ломоносов был настроен на “примечание” и осмысление в первую очередь физических характеристик явления) помогло ему сделать вывод, который не пришёл в голову ни одному их его коллег-астрономов из Европы, увидевших то же самое, что и он.

Правда, оптика, использованная учёным, была далека от совершенства. Наблюдателю мешала хроматическая аберрация (радужная окраска), появлявшаяся на стёклах во время наведения телескопа на объект. Несмотря на несовершенство инструмента, М.В. Ломоносову удалось сделать открытие мирового значения, явившееся новым словом в науке: он обнаружил, что “…планета Венера окружена знатною атмосферою, таковою (лишь бы не большею), какова обливается около нашего шара земного” и что “…сие не что иное показывает, как преломление лучей солнечных в Венериной атмосфере…”

Как же удалось установить учёному столь важный факт? Обратимся к его рассказу:

“1. Перед самым вступлением Венеры в Солнце примечено мною, что чаемый край оного вступления столь неяственен и несколько будто бы стушёван. Однако я, не видя никакой чёрности через несколько времени и думая, что мой усталый глаз тому помрачению причиною, отстал от трубы; после нескольких секунд взглянувши в трубу, увидел, где прежде край Солнца был неяственен, действительно увидел чёрную щербину или отрезок невеликий, но чувствительный от вступающей Луны. Дал знак. После с прилежанием смотрел вступления другого края Венерина, который, по-видимому. Ещё не дошёл и оставался маленький отрезок за Солнцем. Однако вдруг показалась между вступающим Венериным задним и между солнечным краем разделяющая их тонкая, как волос, светлая часть Солнца, так что между первым и последним не было времени больше одной секунды.

3. При выступе Венеры из Солнца, когда передний край ея стал приближаться к солнечному краю и был около десятой доли Венерина диаметра, тогда появился на краю Солнца пупырь, коего округлость тем меньше (или, просто сказать, тем острее) становилась, чем далее Венера отступала. Наконец, вдруг оный пупырь пропал, и Венера показалась вдруг без краю, хотя весьма малого однакож чувствительного.

4. Выхождение заднего края было так же с некоторым отрывом и с неясностию солнечного края”.

Явление светового ободка (в ломоносовской терминологии – “пупыря”), возможно, отмечали в 1761 году и другие наблюдатели. Но лишь М.В. Ломоносов, связывая этот ободок с наличием атмосферы на Венере, утверждал это точно, когда подкреплял свой вывод убедительной аргументацией и сопровождал графическими схемами и рисунками. Идея М.В. Ломоносова была настолько неожиданной, что европейские астрономы и физики оказались в состоянии воспринять её лишь спустя 30 лет — в 1790-е годы, да и то в изложении английского астронома немецкого происхождения Уильяма Гершеля, открывшего также планету Уран и расширившего пределы Солнечной системы примерно вдвое, а также немца Иоганна Иеронима Шрётера, ставшего потом иностранным членом Петербургской академии наук. Хотя вывод о наличии атмосферы у Венеры был опубликован в отдельной брошюре “Явление Венеры на Солнце, наблюденное в Санктпетербургской академии наук майя 26 дня 1761 года”, вышедшей в том году сразу на русском и немецком языках.

Получается, что за 200 лет до первого полёта нашего соотечественника Юрия Алексеевича Гагарина в космос, ставшего возможным благодаря, в первую очередь, трудам и деятельности основоположников теоретической и практической космонавтики Константина Эдуардовича Циолковского и Сергея Павловича Королёва, от имени российского учёного М.В. Ломоносова был заявлен наш национальный приоритет в изучении и освоении ближнего космоса. Именно в 1761 году были заложены основы такой современной науки, как физическое планетоведение, занимающееся изучением природы спутников и планет Солнечной системы. А экспериментальное подтверждение о “знатной атмосфере Венеры” принадлежит также отечественной науке, пославшей в 1960-е – 1970-е годы к нашей земной соседке межпланетные корабли, прибор которых “прощупали” её атмосферу.

Можно добавить, что доказательство наличия атмосферы на Венере через рефракцию, то есть преломление лучей при прохождении их из среды оптически менее плотной в среду оптически более плотную, является совершенно безупречным даже с позиций современной науки.

Следует особо также отметить, что в 1761 году наш открыватель атмосферы на Венере полагал, что обязательно воспоследуют отечественные отклики, но не в научных кругах, а в обществе. М.В. Ломоносов понимал, что его открытие могло вызвать у публики нежелательные, с церковной точки зрения, мысли о возможности существования на Венере живых созданий (коли атмосфера там есть подобная земной).

Вот почему, упреждая нападки Синода, учёный счёт необходимым присовокупить к научной части брошюры философско-публицистическое “Прибавление”, в котором касается вопроса о соотношении веры и знания, который являлся одним из больнейших вопросов, выдвинутых всем ходом научной революции, начиная с эпохи Возрождения, над которым на Западе бились Декарт и Паскаль, Френсис Бэкон и Галилей, Лейбниц и Спиноза и многие другие выдающиеся умы. В России также делались попытки найти ответ на него, что видно из трудов таких отечественных мыслителей и литературных деятелей, как сподвижник Петра I архиепископ Феофан (Прокопович), Антиох Дмитриевич Кантемир, Василий Кириллович Тредиаковский.

Но Ломоносовский ответ на этот вопрос вбирает всю западноевропейскую и русскую предысторию его и просто обезоруживает (иначе не скажешь) своею убедительностью, простотой, здравым смыслом, свободой, каким-то мудрым изяществом даже. Учёный ведёт свой спор с церковниками на доступном им языке. По мнению видного исследователя истории русской литературы Леонида Николаевича Майкова (младшего брата известного поэта XIX-го века Аполлона Николаевича Майкова), “Ломоносов, возражая им (противникам от церкви), как бы вспоминал уроки Славяно-греко-латинской академии (одним из её кураторов в годы учёбы в ней школяра Ломоносова был как раз Феофан Прокопович, что хорошо показано в первых сериях упоминавшегося фильм “Михайло Ломоносов”) и отвечал в духе схоластической диалектики”. Подтверждением могут служить следующие слова: “Правда и вера суть две сестры родные, дщери одного Всевышнего родителя, никогда между собою в распрю прийти не могут, разве кто из некоторого тщеславия и показания своего мудрствования на них вражду всклепет”.

Вопрос о месте “всевышнего родителя” в мировоззрении М.В. Ломоносова весьма сложен. Идею Бога учёный не отвергал, но понимал её по-своему. Для него характерен гносеологический пафос отношения к Богу, творцу естественных законов: “Воображаем себе тем явственнее Создателя, чем точнее сходствуют наблюдения с нашими предсказаниями; и чем больше постигаем новых откровений, тем громче Его прославляем”. И добавляет сразу, что “Священное Писание не должно везде разуметь грамматическим, но нередко и риторским разумом”. Учёный ставил перед собой и современниками только такие задачи, которые человеческий разум в принципе мог решить и которые в силу этого были чреваты плодотворными последствиями. Присущий учёному М.В. Ломоносову, по мнению президента Академии наук СССР в 1945-1951 гг. Сергея Ивановича Вавилова (к слову, много сделавшего для популяризации его имени), “несокрушимый здравый смысл” в ту пору, когда сознание подавляющего большинства мыслителей (как естествоиспытателей, так и моралистов) было во власти схоластического умозрения, выгодно отличался реалистической ясностью взгляда на вещи. Религия и наука являются в корне различными видами духовной деятельности человека (в равной мере имеющими право на существование), у них разные цели, разные способы постижения мира, следовательно, “вольное философствование” не может зависеть от церкви: “Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал своё величие, в другой — свою волю. Первая — видимый сей мир, им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность его зданий, признал Божественное всемогущество, по мере себе дарованного понятия. Вторая книга — Священное Писание. В ней показано Создателево благоволение к нашему спасению… Не здраво рассудителен математик, ежели он хочет Божескую волю вымерять циркулем. Таков же и богословия учитель, если он думает, что по Псалтири научиться можно астрономии или химии”. Вспомним здесь также, что, идя в зиму 1729/1730 гг. с рыбным обозом на учёбу в Москву, будущий академик нёс с собой три книги, которые он позже назовёт “вратами учёности”: “Арифметику” Леонтия Магницкого, “Грамматику” Мелетия Смотрицкого, “Псалтирь” Симеона Полоцкого.

Приведём ещё одну цитату из “Прибавления”: “Толкователи и проповедники Священного Писания показывают путь к добродетели, представляют награждение праведным, наказание законопреступным и благополучие жития, с волею Божиею согласного. Астрономы открывают храм Божеской силы и великолепия, изыскивают способы и ко временному нашему блаженству, соединенному с благоговением и благодарением ко Всевышнему. Обои обще удостоверяют нас не токмо о бытии Божием, но и о несказанных к нам Его благодеяниях. Грех всевать между ими плевелы и раздоры!”

Хотя М.В. Ломоносов не ставил себе отдельной задачей писание философских трактатов и воспринимался современниками прежде всего как поэт, автор од (о его научных трудах мало кто из них могу судить компетентно), но его роль в формировании русской философско-публицистической прозы велика. Он мог быть философом и в своих сугубо специальных трудах, как это видно из труда “Явление Венеры на Солнце”, написанного по итогам соответствующего наблюдения. Книги эти читали все образованные люди, их обсуждали, они вызвали желание спорить. Читатель черпал в них не только сведения по соответствующим научным вопросам, но и вбирал в себя их серьёзный философский подтекст. Такова была многостороння просветительская составляющая М.В. Ломоносова.

Возвращаясь непосредственно к “смотринам Венеры” от 26.06.1761, отметим коротко, что уже в наше время — спустя 251 год после открытия атмосферы на Венере — в ночь 05/06.06.2012 в Санкт-Петербурге был реализован волонтёрский блиц-проект “АстроТранзит-2012” (см. прошлогодние тексты по ссылкам на данном портале: https://msk.kprf.ru/2020/04/15/136848/ и https://msk.kprf.ru/2020/12/14/151093/, а также отчёт в виде дневниковой записи и июня 2012 по ссылке: https://mvl300.livejournal.com/15679.html). В добавление к той информации, приведём полученные с МКС ответы на сформулированные на Земле вопросы касательно наблюдения прохождения Венеры по диску Солнца из космоса. Ответы подготовил российский космонавт Геннадий Иванович Падалка, который в тот момент находился на орбите в четвёртый  раз (всего считающийся рекордсменом по совокупной продолжительности пребывания в космосе — 878 суток -Г.И. Падалка был участником пяти космических экспедиций: 1998/1999, 2004, 2009, 2012, 2015 и десять раз выходил в открытый космос общей продолжительностью 38 часов).

QUOTE

“ГИП: Как и обещал, отправляю информацию по запросу Михайлова В. А.

ВАМ: В частности, было бы интересно получить из первых уст и, возможно, по результатам ваших наблюдений из первых глаз, ответы на следующие вопросы:

Правильно ли считать, что при наблюдении с борта МКС полностью отсутствуют погодные помехи, которые могут иметь место при наблюдении в конкретном месте на Земле?

ГИП: Подтверждаю, никакие погодные помехи не мешают наблюдению.

ВАМ: В течение скольких витков МКС вокруг Земли (сколько повторов) можно теоретически наблюдать искомое явление?

ГИП: Наблюдение проводилось в период 22:45 – 04:50. Примерно четыре витка.

ВАМ: Какой может быть средняя продолжительность наблюдения в ходе одного витка?

ГИП: В течение всего витка непрерывно. Примерно 1,5 часа. У нас сейчас солнечная орбита. Солнце практически не заходит. Мы сделали десятки тысяч фото.

ВАМ: Чем может отличаться инструментарий для наблюдения с борта МКС и с Земли?

ГИП: На МКС мы использовали фотокамеры “NIKON D2xs” и две линзы. Первую — с фокусным расстоянием 800 мм (плюс фильтр с длиной волны 762 нм, красное фото) и втору линзу — 1200мм (с нейтральным солнечным фильтром, белое фото).

ВАМ: Проводились ли штатные наблюдения из космоса предшествующего астрономического транзита 08.06.2004? Если да, то каковы полученные результаты?

ГИП: Нет, не проводились. Я в это время находился на орбите в составе МКС-9.

ВАМ: Чем может отличаться картинка с Земли и из космоса в момент вхождения и схода Венеры с Солнца — так называемый “пупырь”, по терминологии М.В. Ломоносова, или “тонкое, как волос, сияние”, являющееся результатом рефракции солнечных лучей в атмосфере Венеры.

ГИП: Так называемый “пупырь” мы не наблюдали. Во всяком случае с нашими фотокамерами. Вы можете судить это по фотоснимкам. Скорее всего, это влияние земной атмосферы.

Г.И.”

END QUOTE

Подчеркну, что в июне 2012 года впервые в истории человечества наблюдение и визуальная фиксация эксклюзивного астрономического события, каким является прохождение Венеры по диску Солнца, были выполнены с околоземной орбиты: это сделали члены экипажа Международной космической станции, в т.ч. российские космонавты Олег Дмитриевич Кононенко, Геннадий Иванович Падалка, Сергей Николаевич Ревин. Хотелось бы ещё раз выразить благодарность Геннадию Ивановичу за направленные с орбиты ответы и присланные фотографии, одна из которых сегодня служит в качестве заставки для данного текста.

В. Михайлов

июнь 2021

P.S

По итогам нашего проекта была развёрнута кампания по сбору подписей в поддержку возвращения в школьную программу в качестве школьного предмета астрономии. При министре образования и науки в 2012-2016 гг. Д.В. Ливанове это сделать не получилось. Но при его преемнике на этой должности в 2016-2018 гг., в последующем — министре просвещения в 2018-2020 гг. — Ольге Юрьевне Васильевой астрономия вновь приобрела свои законные права в качестве отдельного урока в школьном расписании.

От себя добавлю, что летом 2012 года мной была сделана попытка через помощника депутата Госдумы V-го созыва предложить подписать письмо в поддержку астрономии первой в мире женщине-космонавту, экс-председателю Комитета советских женщин (в 1968-1987 гг.) и экс-председателю Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными связями (в 1987-1992 гг.) В.В. Терешковой. Увы, был получен обескураживающий ответ: “Валентина Владимировна ничего не подписывает”. Но как известно, спустя несколько лет уже в качестве депутата Госдумы VII-го созыва — в марте 2020 года — предложение о внесении одной известной поправки депутат Терешкова подписала (см. п. 3.1 статьи 81 обновлённой на голосовании 01.07.2020 Конституции РФ). Вот такая нестыковка случилась… Но правда, не на орбите.

P.S.S

Из последних космических новостей стало известно, что в 2028 году Национальное управление США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA) планирует направить для изучения ближайшей к Земле планеты-соседки Венеры две миссии, которые станут первыми миссиями по изучению этой планеты после длительного перерыва. Как сообщается на сайте NASA, ”цель миссий — понять, как Венера стала миром, похожим на ад, когда у неё имеется столько характеристик, сходных с характеристиками нашей планеты”. В рамках миссии “Davinci+” будет изучен состав атмосферы Венеры (будут взяты образцы для анализа), чтобы понять процесс её формирования и развития и узнать, был ли там когда-то океан. Целью второй миссии “Veritas” является картирование поверхности Венеры (составление геологической карты) для изучения геологической истории планеты. При этом надо иметь в виду, что ранее — в сентябре 2020 года — учёные из США и Великобритании сообщили об обнаружении на Венере фосфина — газа, который может иметь биологическое происхождение, после чего в России объявили о сокращении масштабов сотрудничества с США по общей миссии к Венере.

До последнего времени “Роскосмос” отказывался от совместного с США исследования планеты, планируя начать национальную программу исследования Венеры в 2027 году, когда будет выделено на реализацию первой миссии на Венеру 318 млн рублей. На ноябрь 2029-го запланирована первая миссия — “Венера-Д” — для изучения поверхности планеты.

Между тем NASA заявило о готовности к обсуждению с Россией дальнейших планов по исследованию Венеры, поскольку обе страны заинтересованы в освоении и изучении соседних планет и до недавнего времени существовал прекрасный диалог о сферах взаимных интересов на Венере. Там рассказали, что уже обсудили с российской стороной детали запланированной ею миссии на Венеру. “У нас был прекрасный обмен мнениями по определению совместных целей для «Венеры-Д», и мы приветствуем будущие возможности для того, чтобы наши эксперты продолжали обсуждение планов в отношении Венеры”. До этого с США на протяжении нескольких лет шла работа “над определением сфер взаимного интереса” в планетарных исследованиях с Россией, “особенно в отношении Венеры”. К этой планете, как считают в американском ведомстве, у России и США есть “общий интерес”. По мнению “Роскосмоса”, проект станции “Венера-Д” может опять стать российско-американским.

Дело Ломоносова продолжается! И, скорее всего, снова в международном формате.

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.