В нынешнем году -19.11.2021 — будет отмечаться 310-я годовщина со дня рождения уроженца Поморского Севера, первого академика из числа наших соотечественников, со-основателя Московского университета Михайлы Васильевича Ломоносова (родился 19.11.1711 на Курострове/ ныне село Ломоносово Холмогорского района Архангельской области).

Приведу здесь отрывок из сочинения архангелогородского писателя Бориса Викторовича Шергина “Слово о Ломоносове”, где автор воспроизводит воображаемый диалог между отцом Василием Дорофеевичем Ломоносовым и сыном-зуйком (юнгой) Михайлой во время очередного выхода на промысел в Белое море:

“- Татка, у солнца свет самородный?
— На солнце риза царская и корона. То и светит.
— А звезды? Маменька сказывала: лампады ангельские…
— Ну да! Звезда бы на Холмогоры пала, весь бы покрыла!
— А молния?
— Это бог тянет лук крепко и стреляет метко. Где увидишь дерево или камень, грозой обожжённые, там в песках стрелку ищи.
— А край земли близко ли? А почто немцы говорят несходно с нами?
— Ужо в грамоту тебя отдам учиться. Там толкуй, что откуль”.
   

Любознательный ум юного Михайлы впитывал всякое учение со всех сторон: и от других знающих людей, и из книг. Вспомним его “врата учёности” — три книги, с которыми он вышел сначала в одиночку в невероятный более чем тысячевёрстный путь с родной деревни Мишанинской на Курострове в декабре 1730 года, затем спустя какое-то время нагнал направлявшийся в Москву от стен Николо-Корельского монастыря (ныне в черте г. Северодвинска) рыбный обоз и уже вместе с ним — где пешком, где на санях — прибыл в качестве ставшего, как оказалось, самым известным абитуриентом нашего Отчества в первопрестольную, где его вообще-то не ждали. Но всё, как говорится, срослось на пользу и самому Михайле, и его современникам и нам, его потомкам: и в смысле науки, и в отношении образования.

Здесь хотелось бы отметить, что не только вольный дух, царивший на Поморском Севере (здесь не было крепостного права), и сама деятельность человека в условиях очень самобытной природы по берегам и на самом Белом море поощряли эту любознательность и стремление найти свои, пусть немного и наивные, ответы на самые очевидные вопросы. Но Михайле Ломоносову и всем нам повезло ещё и в том смысле, что родился он рядом с административным центром (ныне райцентром) Холмогоры, который до переноса поморской столицы в нынешний Архангельск, считался местом, где как раз поощрялись учение и науки.

Свой очевидный вклад в данное направление развития Холмогорской земли внёс первый (с 1682 по 1702 гг.) епископ Холмогорский и Важский Афанасий (в миру Алексей Артемьевич Любимов-Творогов). Сегодня как раз отмечается 319-я годовщина, как первый архиепископ на Поморском Севере в тогда только что учреждённой епархии отошёл к Богу: скончался в ночь с 16 на 17.09 (по новому стилю) 1702 г. Спустя 9 лет в семье Василия Дорофеевича и Елены Ивановны (девичья фамилия — Сивкова) Ломоносовых родился сын Михайло.

Можно, наверное, пытаться найти какую-то временную связь между этими событиями. Но в том, что существует глубинная смысловая связь между той атмосферой, которая была создана за несколько десятилетий служения на Поморском Севере архиепископом Афанасием, считавшимся энциклопедически образованным человеком, и любознательностью юного Михайлы, талантливый ум которого просто впитывал знания из этой атмосферы, сомневаться не приходится. Возможно, что если бы не было в Холмогорах архиепископа Афанасия, то не было бы в нашем Отечестве и Михайлы Васильевича Ломоносова со всеми возможными последствиями. Но были и первый — предтеча, и второй — последователь, который во многом благодаря результатам деятельности первого и стал тем, кто прославил наше Отчество и задал на столетия вперёд тренд на доступное образование для всех, кто хочет учиться, несмотря на всегда присутствующие в нашей жизни финансовые обстоятельства.

Теперь немного о поморском архиепископе и интеллектуале, 380-я годовщина со дня рождения которого отмечается в нынешнем году.

Родился Алексей Артемьев сын Любимов в Тюмени в семье казака. После смерти мужа Артемия мать Пелагея постриглась в монахини, а сына определила на послушание в монастырь (ныне г. Далматово современной Курганской области примерно в 250 км от Тюмени). В 25-летнем возрасте Алексей был пострижен с именем Афанасий. Служил в Тобольске. Затем как подававший надежды иеродиакон учился в Москве — в Патриаршей школе московского Чудова монастыря. Потом снова служение в Далматове.

В 1679 году, когда Афанасию исполнилось 38 лет, он был направлен по монастырским делам в Москву, где на него обратил внимание патриарх Иоаким, по повелению которого Афанасий был зачислен в число крестовых иеромонахов при патриаршем доме, в задачу которых входило редактирование переводов Священного Писания и борьба со старообрядчеством.

Уже после назначения во вновь созданную епархию на Поморском Севере архиепископ принимал участие в т.н. “прениях о вере” в качестве главного оппонента в диалогах с известным старообрядческим деятелем Никитой Добрыниным. Сами эти диалоги, правда, не всегда мирные, проходили в Грановитой палате в присутствии патриарха Иоакима и царевны Софьи Алексеевны. Известно, в частности, что одна из полемических дискуссий завершилась тем, что оппонент архиепископа Афанасия — Никита Добрынин по прозвищу “Пустосвят” в буквальном смысле слова “пошёл на приступ” патриаршего переговорщика, в результате чего вырвал у него половину бороды. Вот так порой завершались переговорные “тёрки” в отстаивании постулатов новой веры, введённых в период Никоновской церковной реформы. Впоследствии епископ Холмогорский и Важский сбрил вторую половину и потому служил безбородым. За такое многотерпение архиепископу Афанасию царевной Софьей была пожалована панагия, переделанная из украшения турецкой чалмы. Также считается, что Афанасий был автором книги “Увет духовный”, которая была напечатана тиражом 1200 экземпляров и затем рассылалась по епархиям с рекомендациями священникам использовать её в проповедях. Уже во времена Петра данная книга стала, по сути, главным практическим наставлением против раскола.

С октября 1681 года архиепископ Афанасий прибыл в Холмогоры и находился на Холмогорской кафедре до конца жизни. Здесь он не раз принимал уже следующего российского самодержца — Петра I. Считается, что именно архиепископ Холмогорский и Важский был в те годы ближайшим сподвижником царя (выражаясь сегодняшним языком, федеральным полпредом). Под стать государю-реформатору владыка интересовался многими светскими науками, в частности астрономией. Архиепископ лично занимался научными изысканиями, популяризацией научного знания, основал на Русском Севере первую российскую обсерваторию (телескоп вначале находился в одной из келий, а затем на колокольне Спасо-Преображенского собора) и с полным правом может претендовать на роль первого российского астронома.

Епископ Афанасий был также своего рода переговорщиком и одновременно контрразведчиком, когда в качестве принимающей стороны давал “добро” на заход в Северную Двину иностранных судов. Можно сказать, что в его деятельности сочетались, с одной стороны, ревностная православная вера (в 1686 году через четыре года после сожжения находившегося в ссылке протопопа Аввакума — лидера старообрядцев он благословил строительство в тогдашнем Пустозерске/в 20 км от Нарьян-Мара нового деревянного соборного Преображенского храма) и, с другой стороны, многогранное служение отечеству.

Церковь и лично архиепископ Афанасий имели ключевое значение в деле обороны Русского Севера от шведского нашествия, когда в организации отражения агрессии огромную роль сыграли накопленные владыкой знания в фортификации, географии, астрономии. Епископ сопровождал Петра I во всех трёх поездках царя на Север. Есть предположение, что он мог также рассматриваться в качестве вероятного кандидата на Патриарший престол после смерти Патриарха Адриана в 1700 году, который однако, как оказалось, стал последним Патриархом в Первый Патриарший период — перед упразднением Патриаршества при Петре I.

А ещё с именем Архиепископа Афанасия связана активная градостроительная деятельность в Холмогорах и в целом на Севере. Он основал в городе каменный Архиерейский дом и Казённый приказ. По его инициативе были построены Холмогорский Спасо-Преображенский собор (годы строительства: 1685-1691) и Успенский женский монастырь. Возводились другие новые каменные храмы и восстанавливались старые. В епархии увеличилось количество приходов. Кроме того, под руководством владыки в Холмогорах были построены сад и ветряная мельница, а в Архангельске и Шенкурске — деревянные архиерейские дворы.

По мнению уже упоминавшегося писателя Бориса Викторовича Шергина, страсть Афанасия строить, переустраивать, обновлять, а главное, украшать дала стимул бытовым народным художникам и ремесленникам. В течение двадцати одного года буквально день и ночь “без поману” и на Колмогорах, и в Архангельске, и по Двине, и по Пинеге работают “каменные мастера, плотники добрые, искусные умельцы по железу”, “мастера кузнечного дела”, “добрые мастера столярного художества”, “изрядные живописцы малеры”. (Эти “малеры” расписывают карбаса и струги, сани и кареты, потолки и двери, крыльца, галереи и переходы.) В великом фаворе у Афанасия были художники-резчики по дереву и, конечно, резчики по кости. Вот такой мощнейший толчок был дан при архиепископе развитию “практической северной эстетики”, которую с малых лет, несомненно, наблюдал юный Михайло Ломоносов, погружение в которую, потом, вероятно, могло помочь ему, например, с реформой русского стихосложения. Кто знает…

Пётр I симпатизировал и полностью доверял умудрённому жизнью (разница в возрасте между ними составляла 31 год) архиепископу и интеллектуалу. После отражения попытки вторжения со стороны шведов в самом начале Северной войны царь пожаловал владыке трофеи — три пушки и шведский флаг. После освящения архиепископом церкви во имя Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла в Архангельске царь пожаловал преосвященному Афанасию саккос.

Российский государственный деятель, будущий граф Андрей Артамонович Матвеев, являвшийся одним из ближайших приближённых Петра I, называл его “мужем слова и разума зело довольным”. По мнению современников, архиепископ Афанасий “пастырь бе изящный, божественного писания довольный сказатель, громогласный, речевист по премногу, остро рассудителен, чина церковного опасно хранитель, в вере на расколы разрушитель, трудолюбив, многа здания созда”.

Добавим ещё, что архиепископ Афанасий был образованным человеком. В частности, в описи его библиотеки содержатся 270 названий книг и 490 отдельных томов, в том числе книги на латинском, греческом и немецком языках, медицинские, исторические, географические, военные сочинения. В его доме имелись “книга атлас”, “книга карта морская”, “всякие картины и чертежи”, “два глобуса на станках”, “компас”, “двенадцать чертежей да две карты морские”. Один голландский путешественник называл его человеком “здравого ума и любителем изящной литературы”. Владыка образовал при Спасо-Преображенском соборе епархиальный архив, поручил составить новую редакцию “Двинского летописца”.

Касательно литературной деятельности архиепископа вновь упомянем, что он был автором полемических антистарообрядческих сочинений, среди которых “Увет духовный”, “Книга о пресуществлении” и “Щит веры”, а также медицинского трактата (лечебника) “Реестр дохтурских наук” (включавшего в себя рецепты различных лекарств), богословских трудов “Шестодневец” (содержащий, в частности, астрономические данные и критику астрологии) и “Толкование на Псалтирь”, а также грамот. В 1701 им было составлено “Описание трёх путей России в Швецию” (полное название — “Описание трех путей из державы царского величества, и с поморских стран, в Щвецкую землю и до столицы из”), который должен был помочь Петру I во время Северной войны. В этом труде были обобщены знания поморских мореходов, купцов и иностранных путешественников. Имеется версия, что он мог быть востребованным при подготовке перехода русских войск с двумя фрегатами от Белого моря через Онежское и Ладожское озёра в сторону Невы (т.н. “осударева дорога”).

Через какое-то время после кончины в ночь с 5 на 6 сентября — по старому стилю — 1702 года (61 год отвёл ему Господь) гроб с телом был перенесён в Спасо-Преображенский монастырь, где владыку похоронили.

Добавим, что в снимавшемся в начале 1980-х годов телевизионном сериале “Россия молодая” кинематографическое воплощение архиепископа Афанасия представил известный советский киноактёр Иван Герасимович Лапиков /1922-1993. Именно благодаря ему на экране был создан образ умного и государственно мыслящего церковного деятеля. Таким его запомнили советские телезрители на премьере фильма. Будем помнить о славном сподвижнике Петра I на Севере во времена “России молодой” и мы, живущие в XXI-м веке.

В. Михайлов

сентябрь 2021

Подписывайтесь на нашего Telegram-бота, если хотите помогать в агитации за КПРФ и получать актуальную информацию. Для этого достаточно иметь Telegram на любом устройстве, пройти по ссылке @mskkprfBot и нажать кнопку Start. Подробная инструкция.